Как девочка Неля победила войну
2 сентября 2021 226

Нинель Корибская
«871 день»
Издательство «Достоинство», 2010

Ещё буквально несколько дней назад я бы и не подумал читать «781 день». Слова «блокадный Ленинград» воспринимались мной как что-то далёкое и не затрагивающее меня. Это, наверное, «блокатор» того, что причиняет боль и переживания. Но случилось так, что я начал читать эту книгу – из-за непонятного названия. Никогда не задумывался о точном отсчёте каждого блокадного дня, мы привыкли говорить «900 дней мужества» по учебнику. То, о чём было написано, потрясло меня до глубины души. Я понимал, что всё это так и было, но не мог осознать, как такое может быть. Неле исполнилось всего 11 лет, когда началась Отечественная война. Она прожила в осажденном Ленинграде со своей мамой 871 день блокады ‒ с первого дня до последнего. Воспоминания о том трагическом времени и легли в основу этой книги.

«День был солнечный и очень тёплый», – так ленинградская девочка Неля вспоминает первый день войны. Синоптики ошиблись. Они предсказывали переменные осадки и облачность. А день почти на всей территории страны выдался ясный, с голубым небом и жёлтым ослепительным солнцем. Но пока солнце докатилось до сонного Ленинграда, случилось это горькое горе – война.

Ощущение, которое возникло у меня при чтении книги Нинели Корибской – тревога. Горькая статистика: на оставшихся жить 560 тысяч ленинградцев – 1 миллион 200 тысяч мёртвых. Но фашисты не прошли. Я понял: самое важное – это то, что они не прошли. Они попросту не могли пройти никогда, как бы стремителен ни был их бросок к Ленинграду. Наверное, Бог сберёг жизнь маленькой Нели, сохранил её память о блокадном детстве. Свою дневниковую книгу Нинель Васильевну Корибскую уговорили написать её родные, особенно дочь Елена Грязнова – учитель немецкого языка. В особый для их семьи день, день снятия блокады, она спросила у учеников, что они знают о тяжелейших испытаниях, выпавших на долю жителей героического города. Но о подвиге людей, выстоявших, не потерявших человеческое достоинство, дети не знали практически ничего. Ради памяти миллионов блокадников Нинель Васильевна и написала свой дневник, и она знает, что такое ещё раз пережить эти страшные дни. Теперь знаем и мы.

Вот только маленький отрывок: «Потерять в то время карточки было смертельно. С мамулей в ту страшную блокадную пору произошёл следующий случай. Как-то она шла домой и, повернув с Загородного проспекта на Серпуховскую улицу, увидела одиноко бредущую женщину. Мамуле показалось, что у неё что-то выпало, а когда она поравнялась с выпавшим предметом, оказалось, что это продовольственные карточки на весь месяц, который ещё только начался. Мамуля стала кричать и звать женщину, но та двигалась как во сне и даже не обернулась. С большим трудом ей удалось догнать несчастную и тронуть её за руку. Когда та обернулась и с трудом поняла, в чём дело, слёзы потекли у неё из глаз. Оказалось, что дома её ждали трое голодных детей, а потеря карточки означала верную смерть. Я уверена, что если кто-то из потомков этой бедной женщины выжил, то они слышали эту историю от своей мамы и бабушки, и им будет приятно узнать, что и мы с мамой выжили».

В истории не должно быть забытых страниц. Об этом напоминает книга «871 день» – книга о том, как девочка Неля победила войну. Вместе с её Ангелом-Хранителем мы следуем по проспектам и подвалам, чердакам и развалинам в поисках еды, воды, дров, безопасности. Воспоминания простые, но очень точные. Фотографии, документы, дневниковые записи подтверждают каждое слово: вот блокадные похороны, вот очередь за водой, а вот карточки, от которых зависела жизнь. На глазах пустеет многоквартирный дом – соседи умирают, и их везут хоронить по гололёду. Мамуля еле жива от пневмонии, которую нечем лечить. Маленькая Неля тянет на четвёртый этаж мёртвого дома подружку Женю с безумными от голода глазами. Однажды потолок комнаты пробивает небольшая бомба, которая чудом не разрывается. Неля хватает бомбу за ручку и выбрасывает в окно…

Исписанные неровным почерком странички сохранили и пронесли сквозь жизнь ленинградской девочки детские впечатления о подвиге нашего народа. Было ли детство у детей блокадного Ленинграда, и каким оно было? Книга близка нам и волнует нас, потому что у нас детство есть. А как было тогда, в осаждённом врагом городе? Ведь эти люди ещё живы. Я узнал, что во время блокады дети разучились смеяться. Это страшно – и разве можно сказать, что у них было детство? Нет, конечно, – так я думал раньше. После чтения книги многое изменилось. Именно девочка Неля заставила меня посмотреть на блокаду иначе. Любое детство было.

Книгу хочется перечитывать. Почему же так? Ведь невыносимо же, горько, тяжело. Может потому, что она настоящая, заставляющая и встряхивающая, показывающая, что есть в моей жизни, и насколько я счастлив, что у меня это есть. Раньше мог я без всякого выкинуть оставшуюся ложку каши. Сейчас не поднимается рука. Но книга, думаю, была написана не только для того, чтобы напомнить об огромной трагедии в истории, но и для того, чтобы рассказать, на что способен человек. У меня дома есть детская книжка военного времени: серая бумага и немного рисунков. Я бы издал такие книги и сейчас – для понимания. Подержать в руках книгу – серую и колючую, поесть хлеба – серого и колючего, надеть шинель – серую и колючую – попробовать и понять войну.

Эпиграфом к книге Нинель Корибская берёт слова «Не в силе Бог, а в правде». В апреле 1942 года в Александро-Невской лавре состоялся торжественный молебен по случаю 700 летия победы на Чудском озере. Части Ленинградского фронта после благословения прямо от Лавры двигались на передовую. Город, поддерживаемый Божией силой, под покровом Богородицы стоял нерушимо: не в силе был Бог, а в правде. А «ангелы осаждённого города» – так называли маленьких мучеников блокады – ещё не знали, что в яблоневом саду на Васильевском острове воздвигнут памятник их мужеству, стойкости, вере.

От памяти некуда деться,
Но память с годами добрей,
Она и блокадное детство
Старается сделать светлей.
Нет, память не знается с фальшью,
А просто торопит. И мы
Уходим за нею всё дальше
От первой блокадной зимы.
Забыла про голод, про вьюгу?
Нет, помнит. Но ей впереди
Видать, как, обнявши друг друга,
Мы в Небо Победы глядим.

Александр Червонцев, 13 лет, п. Дубовое, Белгородская обл.

Понравилось! 1
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.