Разговор с куницей и немного философии
2 сентября 2021 152

Варра Росомаха (Варвара Феоктистова)
«Далетравские куницы»
Самиздат, 2021

emblema

Среда. Я с нетерпением открыла знакомую вкладку. Мельком взглянула на загадочную морду росомахи Одги-Треввы, стоявшей на аватарке группы с гордым названием «Миролапье». Пролистав ленту вниз, я вздохнула: новой страницы комикса про Салли и других эсбэк еще не было.

Чуть выше было напоминание: «Вся информация добавляется также в альбомы сообщества. Там гораздо удобнее смотреть и искать что-то». Недолго думая, я ткнула в первый попавшийся альбом – «Далетравье». Я слышала, что Варра пишет книгу со схожим названием, но никак не могла вспомнить, как она называется. Ну и ладно, лучше картинки посмотрю.

Варра классно рисует. Вот очень классно! У нее хорошо получаются и карты, и еда, и пейзажи. Но лучше всего, конечно, животные. Наверное, потому, что все персонажи ее Миролапья – звери и птицы. А может, это из-за того, что меховыми мордашками я интересуюсь больше, чем остальным.

Я быстро нажимала на стрелки, смотря на веселых, серьезных, задиристых росомах и читая их истории. Наконец появился другой зверек. Он был меньше, и на его груди красовалось белое пятно. По-моему, он куница, а его имя было в описании – Яркольд. Я потерла пальцем мышку и уже собиралась листать дальше, как вдруг из приоткрытой пасти зверька вырвался возмущенный возглас:

– Постой!

Я распахнула глаза и протянула:

– Й-й-а-арк?

Куница вылез из иллюстрации, как из мягкого мешковатого свитера, и звонко затараторил:

– Ну да, это я! Привет! Ты кто? Почему у тебя шерсть такая розовая и короткая? А почему на голове такая темная и длинная? А откуда ты знаешь, как меня зовут? А как ты вообще здесь оказалась? Я таких зверей никогда не видел!

– Привет, – выдавила я. Остальные слова куда-то испарились, вместе с присущей мне болтливостью и любопытностью.

– Ну что ты молчишь! – обиженно сложил лапки малыш и посмотрел на меня исподлобья. – Вот сейчас возьму и обратно пойду к Фиру!

Куница демонстративно развернулся и приподнял лапу для шага.

– Постой, постой, ты куда! – опомнилась я. – Я Дуся, я пришла… – Вот как объяснить этому кунчонышу?! – Я пришла из-за Миролапья, там живет близкая подруга Варры, – уж ее он должен знать! – Я понятия не имею, как ты оказался тут, – Далетравье вроде в другой стороне. И вообще, с какого перепугу ты ко мне пристал? – Я сообразила, что это было лишним, и прибавила:

– В смысле, почему я, а не кто-то другой?

Яркольд вернулся обратно и устроился на подушечке возле клавиатуры.

– У Луши похожая есть, – с легкой грустью заметил малыш и почти мгновенно оживился вновь. – Нет, Далетравье тут, ты просто не умеешь сюда заходить. Это просто, как выпить молока! Ты не чувствуешь вход, а я чувствую! – Малыш гордо выпятил белую грудку.

– Я не люблю молоко, – прищурилась я. – А вход я чувствую, я, между прочим, первая тебя увидела.

Ну, да-а, в Миролапье я не могу попасть, но зато я всех вас знаю, мне Варра рассказывала.

– А почему? – искренне удивился Яркольд. – Оно же вкусное!

– Кому как, – едко ответила я.

Малыш не понял подкола и продолжил:

– Ну ладно, бывает. А как это? А вот ты знаешь… – Куница задумалась. – Краплака, вот?

– Конечно! – этого кота я помнила.

– А тогда скажи, что он Варре подарил? – Зверек победоносно ухмыльнулся, готовясь не услышать ответ, и его улыбка стала еще шире, показались белоснежные клыки – в тон манишке, когда я подтвердила:

– Не знаю…

– Небольшой пузырек с лекарством, одна капля которого могла заменить огромный кус мяса и оживить зверя, – нравоучительным тоном сказал Яркольд. – А еще этим лекарством отпаивали куницу, которого я почти спас, но меня загрызла собака! А потом Труха что-то так сделала, что я ожил.

– Ого! Расскажи, Ярк, пожа-алуйста!

Малыш выпрямился и гордо сложил лапки на животе.

– Ну что ж, все было так… Про это даже есть две главы в одной из книг в Сытной Норе, – быстро добавил Яркольд. – В общем, когда Тиран не отдал Мартара…

– Постой, подожди, как называется та книга? – перебила я.

Куница осуждающе на меня посмотрел и ответил:

– «Далетравские куницы». Теперь-то можно продолжить? – с нажимом спросил он.

– Нет, подожди еще немного. Я… в общем, я знаю эту книгу, давай мы встретимся через пару дней, я ее прочитаю, и тогда мы все обсудим?

Яркольд взглянул на меня еще более осуждающе, но согласился.


– Яркольд?

Малыш молчал, задорно глядя с экрана. Я пожала плечами и стала листать дальше, время от времени заглядывая на страничку с кунчонком. Жаль, он никак не выходил, – хоть я и узнала очень многое о нем и его друзьях, вопросов и тем для обсуждения было так много… Вот, к примеру, Шишка. Я вгляделась в хитрющую мордень лучшей подруги Яркольда, молодой харзы. Такая обидчивая, даже драчливая, такая гордая, своевольная, но все равно – отличная зверушка! До сих пор я, как и ее приятель, не понимаю – как у Шишки хватило нюха, осторожности и смелости сбежать из дома и в одиночку отыскивать след росомах и куницы? И как, как у нее хватило воли бросить родную мать, Пихту – пусть та и была воровкой?

Я и не знаю, что бы я делала на месте Шишки. Да, жить с воровкой в одном доме неприятно, но она ведь заботится, любит… Или я плохо знаю Шишкину биографию? Наверное. Варра рассказала о Миролапье многое, но не все. К тому же, это невозможно, ведь в ее мире также течет время и идет... сейчас-сейчас… девятьсот двадцать шестой год, о как.


Я перешла в соседний альбом «Лужье» не случайно: я искала кое-кого ин-те-…а, вот он. Знакомьтесь: Тиран, пес породы салюки, тиран, но исправился. Зачем он вообще начал всю эту историю с Салли? В его описании есть предложение: «Из-за собственной прихоти развязал Луголесскую войну», но я не могла согласиться с этими словами. Я задумалась.

Все происходит из-за чего-то. Я рылась дальше, и Тирана неожиданно стало… жаль. Это была не простая «хотелка», это было наказание! Салли не имела права так бахвалиться и оскорблять его! Конечно, она не знала, что в тот памятный для Тирша день брат рассказал ему о смерти матери. Хоть Варра и не уделила ему много строчек, в моей голове во всех красках появился тот кусочек. И я поняла, что чувствовал малыш. И почему ему так ярко запомнился этот день. И почему он разодрал Салли глаз. И почему позже поработил ее.

Но совсем неожиданной была их дружба. Хотя… наверное, Салли тоже поняла, что война была неспроста. Всю боль, все утраты, все разочарования, весь страх, что пережил карх Лужья в детстве, он беспощадно вылил на головы лесских жителей дождем из их крови. Да, это неправильно. Но я могу оправдать Тирана. И он ведь исправился!

Сложно было представить грозного правителя маленьким беззащитным щенком с ушами-лопухами. Но именно таким он предстал передо мной, встретившись с отцом, которого он ждал так долго. Это тот редкий эпизод, который вызвал у меня слезы.

Вроде, в аннотации было написано, что эта книга – «о приключениях каменной куницы Яркольда и его друзей», но история Тирана меня как-то больше привлекла, чем первая часть книги. Впрочем, злодеи часто интереснее, если они тщательно прописаны, потому что их нужно осмыслять. Положительные герои – положительные и все, плохих черт у них немного. А вот отрицательные – неоднозначные, хочется осознавать их поступки с других ракурсов, осознавать, почему, собственно, они такие злые.


Яркольд так и не появился во второй раз. Но все мысли, что пришли ко мне в минуты скуки и одиночества и ответили на многие-многие вопросы о мире, в котором я живу, дороги мне. Наверное, порой даже дороже волшебства.

Евдокия Венгерова, 11 лет, г. Москва

Понравилось! 0
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.