Носят ли принцессы очки?
29 сентября 2020 795

Деликатность в подходе к проблеме – одно из важных достоинств книги голландского автора Бриджит Минэ и художницы Мерель Эйкерман. Даже в названии книги чувствуется ее подчеркнутый психотерапевтический характер: «Каждая может быть принцессой». Не «стать» ‒ это слово обещает нечто в будущем. А именно «быть», здесь и теперь, что так важно и для маленького ребенка, и для подростка: нет никакого смысла обещать, что проблема решится когда-то «потом». «Завтраками» сыт не будешь. Если уж предлагать спасение, то безотлагательно.

А проблема, за которую взялись создатели книги, и правда очень острая: что делать, если ты некрасивый? Не важно, действительно ли это так. Подросток довольно часто ощущает свое телесное несовершенство, если не сказать уродство, потому что его внешность не соответствует признанным в его среде эталонам. Внешность – это не характер, который можно «закалять», и не какие-то умения, которыми при остром желании можно в той или иной степени овладеть. Внешность – это такая часть тебя самого, которую нужно принять, научиться с ней «взаимодействовать».

В книге «Каждая может быть принцессой» нет слова «некрасивая». Нет прямого указания на мучения, связанные с собственным обликом, или, например, ситуаций, в которых внешность героини становится причиной травли.

Только с горечью брошенное героиней саморазоблачительное признание: «Принцессы не носят очков, и зубы у них ровные…» И это в свой день рождения, когда Мáрика (так зовут героиню) получила в подарок платье «как у принцессы», потому что Марике так хотелось чувствовать себя принцессой!

В прежних сказках новое платье всегда играло преобразующую роль: достаточно было какой-нибудь замарашке надеть платье принцессы, и она становилась принцессой.

Но оказалось, что наличие платья – великолепного, «похожего на розовое облако», ‒ не отменяет ни очков, ни зубов. И многого «другого», о котором Марика не говорит, но о котором можно судить по картинкам…

«Лишних» слов в тексте нет, но, как это часто бывает в книжке-картинке, художник «договаривает» то, о чем умолчал автор. Хотя и художница Мерель Эйкерман делает все возможное, чтобы читатель не только понял, почему у Марики есть основания для переживаний, но и чтобы обеспечить ей читательские симпатии. Да, очки, да, с такой комплекцией Марику вряд ли взяли бы в балет. Но от нее веет такой теплотой, что трудно не воскликнуть: какая все-таки милая девочка!

Кстати, о зубных недостатках Марики мы знаем исключительно от нее самой ‒ на картинках ее рот обозначен одним коротеньким штришком. В начале книги этот штришок, вместе с другими деталями, сигналит нам: девочке грустно. А ближе к концу истории штришок удлиняется: Марика научается улыбаться – самой себе, жизни, папе...

Оказывается, мучившая ее проблема – и не проблема вовсе. Каждая действительно может быть принцессой: это не какая-то «объективная реальность». Это самоощущение, которое связано с другими людьми, с тем, как они тебя воспринимают. А они ведь не смотрят отдельно на очки, на зубы, на платье. Они воспринимают тебя в целом и благодаря тому, как ты сам себя чувствуешь и ведешь по отношению к ним. У кого-то из встреченных Марикой персонажей шрам на губе, как у девушки из парикмахерской, у кого-то щеки неестественно красные, как у женщины из кондитерской, – но это не мешает человеку достигнуть высот в созданном им «королевстве» своего мастерства, адресованного другим. Каждый имеет возможность радовать других – и в этом быть превосходным…

Это, конечно, «мораль» ‒ когда мы вот так формулируем «главную мысль этой сказки». Но в книжке она сформулирована не взрослым, а ребенком, и поэтому звучит очень демократично и с мягким юмором: «Принцесс на свете гораздо больше, чем в книжках с картинками, ‒ сказала Марика. – …Принцессы бывают самые разные: толстые и худые, светлые и темнокожие, с прямыми волосами и с тысячами маленьких кудряшек, а некоторые даже совсем без волос. Тогда это лысые принцессы. Есть старенькие принцессы и совсем молодые. Принцессы могут быть здоровыми, а могут быть больными. Бывают принцессы со шрамом на губе и в очках, с длинным носом и коротким носом, а бывают курносые. Одни принцессы сидят на троне, а другие в инвалидном кресле. У них могут быть большие уши, маленькие уши или даже больные уши. В мире полным-полно принцесс».

Проблема решается не «внешним образом», не благодаря чудесному преобразованию героини, а потому что девочка вдруг открывает для себя главную ценность человеческой жизни – возможность быть таким, какой ты есть, и при этом не чувствовать себя ущербным.

Между прочим, это непросто. Это довольно серьезная ступень человеческой мудрости – научиться принимать самого себя.

Но авторы книги о «принцессах» дарят ребенку возможность так «помудреть».

С помощью другого важного персонаж – папы Марики.

Это, на мой взгляд, очень правильный «тактический» ход авторов – поручить решение проблемы девочки, связанной с ее переживаниями по поводу внешности, именно папе. А папа в книге оказывается совершенно замечательным человеком. Он и платье то «как у принцессы» дарит дочке на день рождения не потому, что желает как-то «подправить» ее внешний вид, а потому что хочет доставить ей радость – удовлетворить горячее детское желание, выпестованное сказками (книги, между прочим, не всегда играют позитивную роль в нашей жизни, только об этом не принято говорить).

Папа живо и с пониманием реагирует на возникшую у дочки проблему ‒ когда та ее сформулировала, как сумела. И это важный показатель доверительных отношений, а потому сразу располагает нас к папе Марики: мы, читатели, тоже сразу готовы ему доверять.

И ведь что папа делает? Он не бросается разубеждать Марику в том, что она некрасива. Он, видимо, не привык обманывать и лицемерить. Он не предлагает дочке никаких готовых решений, не читает ей лекций о ценности человеческой индивидуальности. Папа просто ведет дочку в город «смотреть на людей» ‒ но так, чтобы они оба получали от этой прогулки удовольствие. Чтобы Марика ощутила на себе «волшебные умения» самых разных девушек и женщин, почувствовала к ним благодарность и ощутила бы радость жизни. Он в общем-то делится с дочкой своим взглядом на мир (и на женщин в том числе), своим умением видеть другого.

Так что российская коллекция книг о замечательных папах пополнилась еще одним произведением. Папам в детской литературе поручаются все более и более серьезные роли…

Марина Аромштам

Понравилось! 6
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.