Франсуа Плас: «Я серьезный писатель. Но очень люблю смеяться»
5 июня 2020 876

Франсуа Плас – популярный французский писатель и иллюстратор. В его писательском багаже более двадцати книг, а в нескольких десятках изданий Франсуа выступил как художник. Именно он иллюстрировал экологический роман Тимоте де Фомбеля «Тоби Лолнесс». Знаки профессионального признания его таланта – два Гран-при Болонской детской книжной ярмарки и три номинации на премию Ханса Кристиана Андерсена. Книги Франсуа Пласа издаются и в России. Вышедшая недавно «Маркиз Кит де ла Бален» написана в редком сегодня жанре сатирической пьесы для детей и взрослых.

– Франсуа, вы начинали как писатель или как художник?

– Я рисую с раннего детства, и профессиональную карьеру начал как иллюстратор. Мой папа художник, а мама – учительница. В семье у нас было шестеро детей, но из всех я единственный рисую. В юности я немного занимался литературой, а потом получил специальное художественное образование – скорее, техническое, связанное с полиграфией, с версткой. Я продвигался в профессии потихонечку. Сначала рисовал какие-то рекламные картинки, потом иллюстрировал чужие детские книги. Сорок лет назад книги для взрослых с иллюстрациями были либо комиксами, либо очень дорогими подарочными изданиями, которые должен был иллюстрировать художник «с большой буквы». Я хотел быть художником с маленькой буквы, поэтому самой подходящей для меня нишей стали книги для детей и подростков. И постепенно рисунок привел меня к тексту.

– Прочитала в каком-то интервью, что вы самоучка.

– Действительно, рисунку я практически никогда не учился. На занятиях у нас были небольшие элементы рисования, композиции, перспективы... Но рисунок – это в первую очередь все-таки воображение, то, что находится в голове, поэтому научить этому непросто. Впервые попав в издательство «Галлимар», я предложил им свою книгу, в которой я был и автором, и художником. Мои «как бы профессиональные» рисунки издатель полистал без большого интереса. А потом я показал то, что рисовал в детстве, и вот это ему как раз понравилось.

– Вероятно, все-таки на вас повлиял папа, ваш первый учитель?

– Наверное, да. Только я любил рисовать такие маленькие-маленькие картинки с мелкими детальками, а папа – огромные, масштабные полотна. У папы искусство, скорее, модернистское, современное и немного абстрактное, а я всегда был «классический», все рисунки у меня были с подробностями. Но папа мне все время говорил: «Ты продолжай, продолжай». Кстати, теперь и мой сын – автор графических романов. Может быть, когда-нибудь мы создадим что-то вместе, но это пока в далеком проекте.

– Помогают ли писателю художественные способности?

– Все взаимосвязано: чтобы придумать интересную историю, очень важно иметь в голове образы. А чтобы хорошо рисовать, наоборот, нужно уметь рассказать яркую историю. Даже для моей повести «Узник Двенадцати провинций», где практически нет никаких иллюстраций, я очень много рисовал, чтобы все это придумать.

– Кстати, почему в «Узнике Двенадцати провинций» вы отказались от иллюстраций?

– Хотел проверить, смогу ли я писать, не рисуя. Мне было интересно. Оказалось, могу.

– Что вас побудило к написанию этой книги?

– До Первой мировой войны Бретань – часть Франции, о которой идет речь в книге, – была очень изолирована и бедна. Даже язык там был не совсем французский – скорее, галльский. Сельская местность с множеством суеверий, старых традиций и сказок. Эти суеверия – часть жизни бретонцев: они не просто верят в них, они в этом живут. У них есть такой фольклорный персонаж: черный человек на черной повозке, который проезжает ночью по городу и гремит деревянными колесами, обитыми железом. Это Анку – посланник смерти, и люди в него верят. В моей книге герой садится в черную телегу, чего не следует делать никогда, и попадает в мир мертвых.

В «Узнике» я хотел рассказать про Бретань и ее традиции: земля Двенадцати провинций – вымышленное место, но оно похоже на Голландию Рембрандта и Вермеера, Голландию XVII века. Мы узнаём эту местность из текста. Я придумал такой живописный фон и захотел поместить туда героев. Эта страна очень подходит персонажу, потому что Гвен не знает, жив он или мертв, и страна в том же неопределенном состоянии – то ли земля, то ли вода. Все время приходится отвоевывать землю от воды, все очень зыбко.

– Важный момент: события в книге разворачиваются в те четыре года, когда во Франции идет Первая мировая война…

– Да, и главный герой Гвен в царстве Анку оказывается как бы за скобками войны. Но надо иметь в виду, что в тех местах, где он вырос, идет война, всех мужчин забрали на фронт. И в траншеях на линии фронта они находятся в таком же неопределенном положении. Можно сказать, что они тоже в стране Анку.

В эпоху войны многие легенды и суеверия исчезли, потому что большая часть бретонских крестьян осталась в окопах Первой мировой, и все легенды умерли вместе с ними. После войны в Бретани начал рождаться новый мир. Для меня это очень важно, потому что моя мать родом из тех мест.

Бретонский язык почти не сохранился во Франции. В Бретани говорят на французском диалекте, но все равно многие французы его не понимают. В детстве я слышал, как бретонцы обращались к коровам и прочей скотине на ферме, и думал, что это язык животных.

– В России мы знакомы с вашим творчеством по трем произведениям, переведенным на русский язык, и по иллюстрациям к «Тоби Лолнессу». Первой у нас вышла веселая детская «Лу Всехнаверх». Когда издавались следующие книги, читатели, вероятно, каждый раз удивлялись, потому что вряд ли представляли вас таким многожанровым писателем.

– Первые мои книги были посвящены эпохе открытия мира, я писал про мореплавателей и первооткрывателей. Это были скорее исторические книги, чем художественные. Мне были интересны не только путешествия и приключения, но и то, как живут люди в разных странах, их традиции, отличия их жизни от нашей. То есть сначала я занимался серьезными книгами. Я вообще серьезный писатель. Но в жизни очень люблю смеяться. Даже когда я встречался со школьниками и приходил к ним с серьезными книгами, мы всегда смеялись. И я подумал: может быть, мне стоит придумать что-нибудь веселое – как отдых, отвлечение. Поэтому с помощью серии «Лу Всехнаверх» я позволил себе немножечко развлечься и хотел, чтобы это чтение было легкое, веселое, смешное.

– Изысканные неожиданные ругательства в «Лу Всехнаверх» – ваш отдельный подарок детям-читателям. Как вы к ним пришли?

– Просто детей все время учат – нужно быть вежливыми, нельзя ругаться, употреблять плохие слова. А у меня все вежливо, и в то же время это ругательство.

– Мне кажется, вы всегда знаете, чем увлечь детей и подростков. Вот взять ваши книжки: на обложке «Узника Двенадцати провинций» нарисован скелет, в «Лу Всехнаверх» один из персонажей – тоже скелет. Детей привлекает смерть?

– Есть известный французский художник Томи Унгерер. У него в книгах встречаются всякие странные, страшноватые вещи – казалось бы, неприятные, но в детской литературе они вполне нормально воспринимаются. Дети это любят. И смерть они любят, но не потому, что боятся – она им любопытна.

– Франсуа, расскажите, как у вас родилась идея пьесы «Маркиз Кит де ла Бален»?

– Эту историю я начал писать «издалека». Она родилась из картинки, нарисованной когда-то давно, – охоты на кита. Как будто киты – это рыбы, которых можно ловить на удочку. Я нарисовал сушильню для кита – такой портик, на котором висит кит. И мне хотелось рассказать историю короля и королевы – немножко безумных, далеких от моря, правящих в очень маленькой стране. Они страдают манией величия и хотят устроить пир на весь мир из этого кита ‒ и таким образом разоряют королевство, потому что пускают по ветру все деньги ради своей идеи. Немного похоже на басни Лафонтена. Я начал писать роман, но когда дело дошло до диалогов, подумал: все, что было в начале, неважно. Диалог – самое классное, как раз тут начинается история! Поэтому получилась пьеса. Она пока нигде не поставлена, но надеюсь, что когда-нибудь увижу ее на сцене.

– В «Маркизе» много остросоциальной тематики. Когда я читала пьесу, то ощущала, что это про нас. Но так же, наверное, мог бы подумать читатель в любой стране. Вы занимаетесь политикой, вам это интересно?

– Во Франции, как и везде, есть такая проблема – «мания величия». Люди, которые способны сами себя уничтожить ради славы и гордыни. В книге мне очень нравится персонаж, который вернулся из путешествия и рассказывает: у меня есть вот такая идея, давайте сделаем это и это. И с ним все соглашаются: да-да, давайте. И творят глупости… Это не столько политика, сколько просто жизнь, общечеловеческая беда без политического окраса.

– Какую книгу вы пишете или иллюстрируете сейчас?

– У меня в голове сейчас сразу несколько книг. Скоро во Франции выйдет «Царь и царица Вавилонские» – это династия, выдуманная мной и связанная с Вавилонской башней. Еще я хотел бы написать историю о воображаемых путешествиях. И к тому же я уже начал иллюстрировать новую книгу Тимоте де Фомбеля.

Беседу вела Мария Костюкевич
Переводили с французского Ира Филиппова и Нина Хотинская
Фотограф – Роман Сергеев

poloska

Philippova

Трудности перевода «Лу Всехнаверх»
Рассказывает переводчик Ира Филиппова

Переводить книжки про Лу Всехнаверх гениального автора Франсуа Пласа — сплошное удовольствие, потому что там много словесной игры и всякого баловства, а я такое очень люблю.

Труднее всего было придумать русскую версию названия книги — и, соответственно, фамилию главным персонажам, Лу и ее дяде, капитану Бонифацию.

В оригинале их зовут Pilouface. Можно было бы так и оставить — Пилуфас, но во французском тут отчетливо слышится словосочетание Pile ou Face – «Орел или решка», и мне было жалко отказываться от такой живой, говорящей фамилии. С другой стороны, фамилия Орелилирешка — это полная ерунда, так что дословным переводом тут было никак не обойтись. Пришлось ломать голову — искать такое русское словосочетание, которое было бы достаточно кратким, емким и имело бы какое-то отношение к смелости, отваге, безрассудству или морским приключениям. «Всех наверх!» — это отважный и морской клич, поэтому я очень ему благодарна за то, что в какой-то момент поисков он вдруг свалился мне на голову.

Есть в тексте и другие персонажи с говорящими именами. Например, бандита Гедеона Недоброго в оригинале звали Gedeon le Brutal. Некоторое время я металась между Брутальным и Недобрым и в итоге решила, что мне самой Недобрый кажется более смешным и более детским вариантом.

А самым сложным оказался случай корабельного повара. Автор назвал его Ticho Dubayou. Про фамилию было понятно, что она безнадежна для перевода: Du bayou значит «родом из байу» – так называются медленные обмелевшие реки на юге США. Кок действительно был родом оттуда, мы узнаем об этом из третьей книги, когда герои отправляются в Луизиану в гости к бабуле Динамит за ее фирменным соусом. Но что за «Тишо»? За помощью мне пришлось обратиться к автору, и он объяснил, что «тишо» – это придуманное им самим слово, основанное на особенностях произношения франко-креольского диалекта. После такого объяснения я хотела было совсем впасть в отчаяние, но месье Плас пощадил переводчика и предложил придумать коку любое имя, связанное с приготовлением пищи. И вот через некоторое время у меня родился вариант Бульон Дюжур — что-то вроде «Супа дня», только на французский манер, ведь все-таки и автор книги француз, и французское имя у повара — это в кулинарном мире половина успеха.

Помимо имен, главный лексический ребус серии — замечательные ругательства капитана Бонифация. Я думаю, автор от души развлекался, выдумывая «святую печень трески», «пюре из бермудских кашалотов» и «бумеранги в подтяжках». То есть, точнее говоря, развлекалась, выдумывая все это, уже я сама, потому что русские «бранные слова» Бонифация далеко не всегда абсолютные эквиваленты того, что было в оригинале. Тут я не столько переводила, сколько просто подхватывала у Франсуа Пласа и его франкоговорящего капитана некую идею, настроение (ведь как же ругнуться без настроения?) – и представляла себе, как бы в данной ситуации чертыхнулся Бонифаций по-русски. Это было здорово и весело!

К счастью, серия про Лу на этом не заканчивается: написано, нарисовано и издано как минимум еще четыре книжки, которые, возможно, когда-нибудь выйдут у нас, и я очень-очень надеюсь, что меня позовут перевести и их тоже.

_____________________________________________

Книги Франсуа Пласа:

Маркиз Кит де ла Бален »
Лу Всехнаверх. Книга I. Безбилетный пассажир »
Лу Всехнаверх. Книга II. Похищение попугая »
Лу Всехнаверх. Книга III. Переполох в тихой заводи »
Лу Всехнаверх. Книга IV. Карнавал скелетов »
Лу Всехнаверх. Книга V. Проклятие похищенной статуэтки »
Узник Двенадцати провинций »

 

Подростки о пьесе Франсуа Пласа «Маркиз Кит де ла Бален»

 

Понравилось! 7
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.