Хэй до, дорогая Швеция!
14 февраля 2020 1265

Рождества и рождественских каникул мои школьники ждали с середины декабря. Считали дни – и, конечно, строили планы. Но прямо перед каникулами заболели наши младшие – трехлетняя Лиза и одиннадцатимесячный Спиридон. Да так серьезно заболели, что врач попросила ограничить внешние контакты старших детей хотя бы на неделю – чтобы не принесли домой дополнительного вируса. «Как раз каникулы у вас, да? Ну вот и хорошо».

Стало понятно, что семейный мир на грани катастрофы. Нет, конечно, оставались фильмы, книжки, настольные игры – но все это это наша привычная повседневность. А душа каникуляров требовала заслуженного праздника. Поездок, открытий, развлечений. И тогда я придумала устроить в нашей семье «Дни Швеции». Такое «понарошкиное» путешествие – знакомство со страной, во время которого каждый из нас шестерых побудет не только зрителем и слушателем, но и «проводником» шведской культуры.

фото

Страна Карлсона и Финдуса

Почему именно Швеция? Не только потому, что я нежно люблю Скандинавию (хотя да, люблю, конечно). И не только потому, что была в Швеции целых два раза.

Я выбрала Швецию по двум причинам – и обе они были «книжные».

Во-первых, мои дети не просто читали шведские книжки ‒ повести о Карлсоне и все книжки про Финдуса стали неотъемлемой частью их мира: они помнят отрывки дословно и вставляют в свою речь шутки из этих книг, эти герои появляются в их ролевых и сюжетных играх, а Лиза не ложится спать без плюшевого Финдуса. Но при этом явно никто из них (ну, кроме, может быть, старшего) не понимает, что вот это вот любимое и ставшее родным – это шведское. Что это другая страна, со своими особенностями и традициями, со своими «опознавательными знаками», которые есть и в этих книгах.

А во-вторых, уже несколько лет у меня на полке путеводителей ждет своего часа необычная книга – детский путеводитель «Стокгольм: Веселое путешествие» (который я купила просто потому, что прочитала на него хорошую рецензию). Вот с ним-то мы и отправимся в путь!

 

Швеция с разных сторон, или что такое Кёттбуллар

Еще одна идея заключалась в том, чтобы каждый показал Швецию через свое увлечение. Тогда для каждого рассказчика это будет именно «моя» Швеция, она зацепит его – а через его интерес заинтересуются и слушатели.

Я люблю путешествовать – поэтому я рассказывала про географию Швеции. Рассказ был не очень длинный и представлял собой просто комментарий к видеоряду, который я подобрала (среди зрителей были трехлетка и семилетка, и им должно было быть интересно). Во время моего рассказа у ребят на столе лежала раскрытая книга «Карты» Александры и Даниэля Мизелинских, которая оказалась самым подходящим пособием для 7‒9 лет ‒ такая визуализация всего самого важного, что мы должны знать о стране.

По «Картам» мальчишки следили за моим рассказом: вот я рассказываю о Гётеборге – и вот он на карте.

У самого моего книжного мальчика уже на моем вводном рассказе включились ассоциации: гора Кебнекайзе – «Мам, а гусыня Акка Кебнекайзе в честь этой горы названа?» (В сокращенном пересказе книги С. Лагерлеф и мультфильме советского времени имя гусыни было изменено на Кнебекайзе. ‒ Прим. ред.) Так девятилетка и семилетка выяснили, что их любимый Нильс, оказывается, тоже был шведским героем.

Karty_iiiusrt 2

А когда рассматривали фотографии с «Дня шведского флага», уже все вместе вспомнили, в какой книге герой вместо флага поднимает вверх на шест свою маленькую сестренку. («Мам, а Эмиль из Лённеберге тоже в Швеции жил?..»)

Ну и конечно, нашли мы в «Картах» и знаменитые шведские красные деревянные домики (про них я брала информацию из замечательной взрослой книги Ю.В. Антоновой «Швеция: исторический путеводитель»). Когда на экране появилась более крупная картинка, мальчишки радостно закричали: «Домик Петсона!» И как же удивились они, узнав, что таких домиков много по всей Швеции.

Папа решил готовить мастер-класс по шведскому языку самостоятельно, с помощью Интернета и своего воображения (карточки, смешные ассоциативные объяснения по созвучию, небольшая ролевая игра в конце). А на второй день мальчишки, «путешествуя» по шведской столице с нашим детским путеводителем, нашли в нем разговорник, который содержал почти тот же набор слов и фраз, что и у папы, и с удовольствием все повторили, приговаривая: «И это мы уже учили…» (Папа не подглядывал, просто понятно, что у взрослых людей, погруженных в сферу культуры и педагогики, примерно одна логика отбора материала для первого знакомства детей с языком.)

Photo 1

…Оставалось придумать, о какой Швеции расскажут нам и друг другу наши мальчики.

Игнат (11 лет) мечтает стать биологом, и мы предложили ему рассказать о Карле Линнее (наверно, все помнят из школьного курса биологии, что он положил начало научной биологической систематике). Игнат готовился два дня, перелопатил уйму материала в своих энциклопедиях и в Интернете и рассказал нам столько всего увлекательного и важного, что хватило бы на тоненькую книжечку.

Photo 2

Алеша (9 лет) любит готовить, поэтому мы предложили ему изучить особенности шведской кухни. По «Картам» он выяснил, как называются и что из себя представляют традиционные шведские блюда (и теперь я мечтаю попробовать нюпонсоппа – суп из цветов шиповника). А потом Алеша в одной из своих кулинарных книг нашел рецепт шведских булочек с корицей (тех самых, которые любил Малыш) и испек их нам. Эти булочки послужили десертом на нашем шведском обеде, главным блюдом которого были настоящие шведские фрикадельки (которые тоже любил Малыш) с картошкой и брусничным джемом (спасибо тебе, IKEA, за твой продуктовый магазинчик). Сверившись с «Картами», наш специалист по шведской кухне сообщил, что это блюдо у шведов называется кёттбуллар.

Photo 3

Кроме того, Алеша, который мечтает быть инженером-изобретателем, получил задание выяснить по тем же «Картам», каких самых выдающихся ученых дала миру Швеция (кроме Карла Линнея, о котором нам рассказал Игнат, Алеша открыл для нас Нобеля и Цельсия).

После Алешиного краткого сообщения снова взял слово папа и рассказал нам про самые яркие изобретения шведов (от «молнии» на одежде до динамита; раздвижной гаечный ключ, кстати, тоже их). Ну а самое знаменитое «изобретение» шведов – шведский стол – стало точкой пересечения двух освоенных Алешей тем.

Ване (7 лет) мы поручили узнать из «Карт», какие звери и птицы водятся в Швеции. Ваня только недавно научился читать, поэтому потратил на подготовку довольно много времени, но подошел к делу основательно, даже конспект своего доклада составил, чтобы не сбиться. Во время Ваниного мини-доклада мы с мужем подбирали небольшие «ролики» в интернете о тех животных и птицах, про которых мы ничего не знали, чтобы дети запомнили, как выглядят, например, осоед или турпан.

Но главным Ваниным выступлением был спектакль по «Именинному пирогу» Свена Нурдквиста. Текст Ваня и трехлетняя Лиза знают практически наизусть, поэтому большую часть времени они потратили на подготовку реквизита. К ним присоединился и Алеша, который в итоге отвечал за бутафорию и при этом ратовал за «натурализм» на сцене. От битья куриных яиц он все-таки благоразумно удержался, заменив их шариками из фольги, а вот муку и молоко взял настоящие, чем особенно гордился.

Лиза в роли Финдуса и Ваня в роли Петсона откровенно наслаждались всем происходящим, а Алеша, замысливший более сложный сценарий за счет отсылок к другим книгам Свена Нурдквиста, сбивался с ног, перевоплощаясь то в быка, то во фру Андерсен, то в Густавсона, то… в Прилан. Эта последняя режиссерская находка возникла уже в ходе самого спектакля и имела неожиданный успех у зрителей, особенно у 11 месячного Спиридона, который наградил шведскую курочку долгими аплодисментами.

Photo 5

Уставшие актеры после финальной сцены повалились прямо на маты спортивного уголка и блаженствовали, вспоминая наиболее удачные моменты своей театральной версии любимой книги. «Теперь я точно запомню, что Финдус живет в Швеции», ‒ сказал Ваня.

 

Веселый Стокгольм

Доклады и выступления детей распределились на три дня, с промежуточными днями на подготовку.

Параллельно с ними шла программа, придуманная мной и мужем.

Во второй день праздника мы посмотрели киноверсию «Мы все из Бюллербю» ‒ фильм был не дублированным, а с параллельным переводом, за которым иногда были слышны шведские слова. И как же обрадовались дети, услышав знакомое выражение: «Они сказали “Хэй до”! Они сказали “до свидания” по-шведски!!!»

После этого я провела небольшой мастер-класс, подсказанный все тем же веселым детским путеводителем: мы узнали, что такое «далекарлийские лошадки» (или «лошадки Дала» ‒ знаменитые деревянные лошадки, чаще всего красного цвета, которые являются одним из символов Швеции), затем каждый из детей вырезал по силуэту-трафарету из путеводителя и раскрасил свою бумажную лошадку, и мы устроили выставку.

Photo 4

Ну а дальше мы «отправились» на прогулку по Стокгольму: перед ребятами лежал наш детский путеводитель, мы читали и рассматривали некоторые его страницы, а на «умном экране» я дополняла информацию цветными картинками. Так мы сначала просто побродили по островам и мостам Стокгольма, полюбовались на знаменитые домики центральной площади и «побывали» в «Музее корабля «Васа», в Скансене и в Юнибакене. В последнем нам особенно весело было по фотографиям на экране опознавать, какой из известных нам сказочных персонажей живет в том или ином домике. Ну и конечно, именно в Юнибакене мы вспомнили все, что читали у Астрид Линдгрен за нашу долгую читательскую жизнь.

В веселом путеводителе нам встретилось очень много разных творческих заданий, закрепляющих то, что мы уже узнали и увидели, поэтому в конце общей прогулки каждый выбрал какое-то одно задание и сделал его уже самостоятельно. (И еще мы все вместе рассмотрели разворот, посвященный шведским изобретениям, и вспомнили то, что рассказывали нам Алеша и папа.)

 

Кто такая фру?

На третий день праздника мы посмотрели шведские версии мультфильмов про Карлсона и Пеппи Длинныйчулок. Мальчики решили, что союзмультфильмовский Карлсон им нравится больше. Но как же они обрадовались, увидев на книжной полке шведского Малыша лошадку Дала!

Неожиданно возникла дискуссия. Ваня что-то сказал про фрекен Бок и вдруг добавил: «Фрекен – это, видимо, имя. А Бок фамилия, смешная такая». Я уточнила – «фрекен» не имя, а обращение к женщине. Но важно знать, что в некоторых языках к замужней и к незамужней женщине обращаются по-разному. Игнат вспомнил «мисс» и «миссис». Я добавила «мадмуазель» и «мадам» и сказала, что такая пара слов есть и в шведском языке ‒ одним из этих обращений и является «фрекен». Только вопрос – к замужней женщине так обращаются или к незамужней?

Алеша и Ваня были единодушны – ну конечно, к замужней. Фрекен Бок вон какая старая уже!

«А был ли у нее муж, когда она начала работать в семье Малыша?» ‒ спросила я.

Алеша вспомнил первый – не было! Она же потом вышла замуж за дядю Юлиуса!

То есть, получается, фрекен – обращение к незамужней женщине?

Я предложила проверить нашу догадку, вспомнив еще одну героиню, которую все так и называют – «фрекен Такая-то». (Я немного сомневалась, нужно ли их сбивать ‒ произведение-то финское, хотя и написано на шведском, ‒ но уж больно хотелось подтолкнуть их к рассуждениям.)

Сами дети не вспомнили – пришлось использовать наводящие вопросы. Наконец «выплыли»: мы знаем «фрекен Снорк», и она точно не замужем (в нее явно влюблен Муми-тролль). Ура, наша гипотеза подтвердилась: фрекен – обращение к незамужней женщине.

А как же обращаются в Швеции к замужней женщине?

И тут Алеша среагировал мгновенно: «Фру! В книжках про Петсона: фру Андерсон, фру Густавсон. Я еще всегда думал – что это за смешное слово?!»

Для меня это был очень важный разговор, потому что не я сообщала им что-то новое, а они сами анализировали то, что уже знали из шведской культуры, чтобы получить новую информацию.

 

Играем в Швецию. Итоги праздника

Конечно, на «Днях Швеции» мы не только читали книги, смотрели фильмы, видеоролики, фотографии и настоящий спектакль, ели шведские вкусняшки, слушали доклады и разговаривали про Швецию.

Мы еще и играли. Например, в нашу любимую настольную игру «Ticket to ride: Северные страны» с «праздничным» правилом: за каждый шведский город в выполненном маршруте мы получали дополнительные 2 очка. А по ходу игры мы смотрели в «Карты» и во взрослый путеводитель по Швеции, стараясь узнать что-нибудь интересное о том шведском городе, через который мы сейчас прокладываем железную дорогу.

Ну а вечером последнего дня нас ждала завершающая командная игра.

Сначала нужно было придумать «шведское» название своей команде. Игнат рассказал, почему шведские фамилии часто окончиваются на «сон», и сказал, что по этой логике они с Ваней – «Максимсоны» (сыны Максима). Алешина команда называлась «фика» ‒ очень уж понравилось Алеше-кулинару, что в шведской культуре есть особое слово, обозначающее «кофе-паузу».

В ходе соревнований ребята и папа разгадывали кроссворд по Швеции, который я составила с помощью одной из соответствующих программ в Интернете. Находили верные и ложные утверждения («Швеция граничит с Россией по суше», «Пеппи Длинныйчулок и Муми-троллей придумала одна и та же писательница» и т.п.), соединяли названия достопримечательностей и их описания (Юнибакен – это музей сказочных героев или этнографический музей под открытым небом?).

Затем нужно было придумать свой вопрос о Швеции и задать его другой команде. Игнат обошел соперников на пол-очка, спросив их, чем в Швеции угощают Деда Мороза. «Глёг» не вспомнили ни Алеша, ни папа. «“Механического Деда Мороза” нужно внимательнее читать», ‒ пожурил их старший Максимсон.

Последним заданием соревнований была наша любимая «пантомима» ‒ все по очереди показывали друг другу слова, связанные со Швецией. Разгадали всё: и «эре», и «Скансен», и «динамит», и «Пеппи».

В награду ребята получили книгу Ильи Бояшова про викингов «Викинги. Люди заливов», о которой Елена Литвяк написала замечательный текст и по которой я собираюсь провести отдельный «День викингов»; настоящую шведскую монетку в 50 эре, леденцы в форме елочки (это же все-таки рождественские каникулы), а Лиза ‒ кружку с Малышом и Карлсоном.

Дни Швеции закончились. У всех было приподнятое настроение, как будто мы действительно совершили настоящее путешествие.

Но мне как педагогу, автору идеи и главному организатору было интересно, что, кроме положительных эмоций, мы получили на выходе. Было ли это только развлечение, «культурное времяпрепровождение» ‒ или все-таки что-то изменилось в картине мира наших детей?

Ответ пришел через неделю.

После школы Ваня сел читать одну из своих настольных книг последних месяцев – графический роман «Когда я вернусь», о детях, прошедших через концлагеря. Он читает его медленно, часто возвращаясь к прочитанной странице, иногда задает мне какие-то вопросы, иногда я сама ему что-то объясняю. Но в этот раз он прервал чтение и подбежал ко мне с радостным возгласом: «Мама, теперь я понял! Оказывается, они потом приехали в Швецию! В нашу Швецию! Смотри!» И показал мне соответствующее предложение.

«И еще, смотри: “Нас разместили в школе Карла Линнея”. Это же шведская школа, поэтому ее назвали в честь того знаменитого шведского ученого, про которого нам Игнат рассказывал!»

И после паузы: «Мам, а почему их привезли в Швецию? Швеция, получается, помогала другим людям во время войны?»

И я поняла, что моя задумка сработала. То, что раньше было для Вани просто набором букв, теперь стало образом в его голове, ‒ страной, про которую он уже кое-что знает.

Которую может найти на карте. К которой испытывает какие-то эмоции. Про которую хочет узнать и понять что-то новое.

Конечно, это только начало, и мои дети будут узнавать все новые и новые факты о Швеции в истории и в современности.

Какие-то им понравятся, какие-то, возможно, нет.

Но главное – что им уже не все равно.

Евдокия Варакина
Фото автора

Понравилось! 11
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.