Переводчик Анна Сидорова: «Люди могут быть разными. И их желания. И поступки. И слова, которыми пишут»
28 января 2020 1662

Анна Сидорова – одна из немногих переводчиков современной финской литературы для детей. Благодаря ей мы познакомились с пришельцами-изобретателями Тату и Пату, лесными эльфами, девочкой Эллой и ее одноклассниками, веселыми героями Маури Куннаса и другими удивительными персонажами. Анна Сидорова живет в Финляндии и хорошо чувствует наши культурные и психологические различия в отношении к детям. Об этом, а также о своих переводах и о финском подходе к литературе и чтению она рассказала в беседе с корреспондентом «Папмамбука» Анной Анисимовой.

‒ Одна из моих самых любимых книг – «Сокровища лесных эльфов» Реетты Ниемеля. Не могу не спросить у тебя как у переводчицы этой книги, есть в ней твое любимое сокровище?

‒ Они все время меняются. Реетта для меня очень непредсказуемый человек. На встречах с читателями я часто выступаю вместе с авторами переведенных мною книг и обычно могу догадаться, что ответит автор на такой-то вопрос. А ответы Реетты всегда меня поражают. Они всегда разные. И эти стихотворения-сокровища отражают ее способность быть разной. Эти истории не следуют общепринятой логике – но тем они и хороши.

‒ «А во двор прокрался ужасный храп важных тетенек...»

‒ Да! И эта логика нетипичная. Ребенок легко ее улавливает. А у взрослого есть рамки: если в начале говорили про ружье, то в конце оно должно выстрелить. И когда типичная логика вдруг ломается и идет не по заданным рельсам, многих взрослых это отпугивает. Среди российских читателей есть жуткие нелюбители этой книги, которые говорят: «Какая чушь! Как это можно читать детям?!» Это книга, которая не оставляет равнодушным. И ее не обязательно должны любить.

‒ Как ты думаешь, есть ли разница между финским отношением к книгам и русским?

‒ Тут есть один сложный момент, который я давно пытаюсь сформулировать. Мне очень нравится финский подход и к литературе, и к обучению – он очень толерантный в отношении того, что может быть и как. Люди могут быть разные. И их желания. И поступки. И слова, которыми пишут. В Финляндии больше внимания уделяют процессу, а не цели. Книга – это процесс. Я вижу это изнутри, потому что вторая половина моей семьи финская. И я вижу, как финны относятся, например, к занятиям в разных детских кружках, помимо школьных. Мой муж совершенно не считает, что ребенок на занятиях должен обязательно чему-то научиться или достигнуть какой-то цели. Это должно приносить удовольствие, это должно быть ребенку в радость. Если он параллельно чему то научится – хорошо. Но это не цель. А в России очень часто то, что ребенок должен чему-то научиться, ставят целью, а удовольствие – это что-то необязательное. Это прослеживается и в литературе.

‒ А как к «Сокровищам лесных эльфов» относятся в Финляндии?

‒ В Финляндии эта книжка не кажется такой радикальной, как для русского читателя. Она воспринималась как необычная, но здесь есть подобные книжки. В Финляндии много разных подходов, разных книг. Если взять тех же «Тату и Пату», то они ведь тоже ничему не учат. Когда-то «Тату и Пату» вообще не хотели издавать в России. Первые издатели, которым я их показывала, говорили: «Ты что? Вот эти страшные чудовища-головастики? В России их никто не купит!» И несколько издателей отвернулись, решив, что это бесперспективный проект.

Photo 1

‒ Почему ты пришла к ним с этой книжкой?

‒ Мне самой она понравилась. «Тату и Пату – изобретатели» – это была книжка, которую я стала продвигать. Помню, когда «Открытый мир» издал первую книжку, я стояла на финском стенде на ярмарке Non/fiction. И вот я вижу, как одна бабушка начинает смотреть что-то традиционное – какие-нибудь сказки северных народов, а ребенок хватается за «Тату и Пату». И бабушка говорит: «Не надо, это не очень хорошая книжка». – «Но можно я…» – «Ну, ты можешь сесть и пока посмотреть…» – «Ну бабушка, давай купим, она такая смешная, ну пожалуйста!» Я помню эти явно недовольные взгляды взрослых, у которых есть представление о том, какой должна быть книжка и чему она должна учить, и этот интерес детей.

Tatu i Patu_illustr

‒ Сейчас издательство «Речь» издает и традиционные книжки, и «Тату и Пату».

‒ Здесь большое спасибо Маури Куннасу, который проложил дорогу «Тату и Пату» в «Речи». И я снимаю шляпу перед «Речью», которая взялась за «Тату и Пату» – это выбивается из их линейки.

‒ Тату и Пату – это типично финские персонажи? Могли ли они появиться где-то еще?

‒ Это сложный вопрос. «Тату и Пату» переведены на многие языки, и их популярность говорит об их универсальности. В них, конечно, много финского. Может быть, тот подход, о котором мы говорили ‒ не так сильна нравственная составляющая. Почему изобретения нравятся детям? Потому что им нравится изобретать. Изобретения Тату и Пату по большей части бесполезны. В них нет никакой практической ценности. Ценность – сам процесс придумывания. Если ты можешь придумать буко-пугатель, то, когда вырастешь, сможешь придумать что-то другое. Это процесс поиска нового. Это как раз финская ориентированность на процесс.

Так построены и финские программы по чтению. Важно не утратить навык чтения. Здесь учат учиться. Самое главное – научиться искать информацию, анализировать факты, развивать качества. Не имеет значения, как много книг ты прочитал. Важно в принципе привить любовь к тексту. Поэтому библиотеки должны быть местом встреч. Можно просто прийти, поболтать с друзьями и уйти – и все будут рады. Необязательно иметь карточку читателя. Мы с сыном собираемся в библиотеку: мы будем там строить домик, играть в лего и возьмем книги. И вот это «возьмем книги» – не главная цель похода. Библиотека – это то место, где можно приятно провести время среди книг.

‒ Можно ли сказать, что финны – читающий народ?

‒ Да. Но несмотря на это, они все время бьют тревогу: сейчас результаты хорошие, но не нужно останавливаться, потому что результаты могут упасть. Однако финны понимают, что если заставлять детей читать, то результат будет нулевой. Например, они стали приводить в учебные заведения рэперов, которые говорят, что чтение – это не только чтение энциклопедий или исторических романов, а это навык, который нужен тебе в жизни. В том числе, чтобы слушать рэп. Ты не сможешь его написать, если не можешь читать. То есть здесь не говорят в лоб: если ты научишься читать, то сможешь получать удовольствие от художественной литературы. Ведь чтение нужно не только для романов.

‒ Из финской детской литературы на российском книжном рынке сегодня представлены Тату и Пату, Элла, Разбойниковы, герои Маури Куннаса. Можно сказать, что все это непроблемные книги. А есть ли что-то серьезное, что ты хотела бы перевести?

‒ У меня в столе несколько переводов серьезных книг, которые я хотела бы когда-нибудь увидеть изданными, но пока они так и не нашли своего издателя. Например, перевод книжки-картинки «Девочка и Галочье дерево» с шикарными иллюстрациями гуашью. В ней рассказывается о смерти папы. Когда-то я пыталась ее предлагать, но ни одно издательство не взяло, и в какой-то момент я просто устала. Но сейчас, мне кажется, ситуация меняется. Пожалуй, пора предложить снова.

‒ Есть ли в финской детской литературе что-то, что тебе кажется важным перевести? Книга-событие, которая до сих пор не издана у нас.

‒ Мне безумно хочется перевести сказку Юрье Кокко «Песси и Иллюзия», написанную в 1944 году. Она о дружбе мальчика-тролля, который живет на земле, и девочки-эльфа, которая живет на радуге. Сказка начинается с того, как автор едет по фронтовой дороге, встречает тролля и эльфа – и потом пишет в землянке сказку для своего ребенка. Это сказка с фронта. Война там существует фоном, но в ней чувствуется финский подход: война – это всегда плохо, и неважно, кто воюет.

‒ А чем, на твой взгляд, наша детская литература может быть интересна финнам?

‒ В Финляндии «Простоквашино» до сих пор безумно популярная книжка. Причем они знают только книжку и абсолютно не знают мультика. Почему им нравится дядя Федор? Это свободный мальчик, который живет сам по себе. Бунтарь. А вот «Вредные советы», несмотря на то что вредные, они слишком моралистичными оказались для финнов. Их перевели – и они не пошли. И если в них вчитаться сейчас, то можно увидеть: несмотря на то что это бунтарство, там нетонкий юмор, прямой. И оборотная сторона советов – это назидательность. В теперешней финской действительности они не играют.

‒ То есть финские издатели сегодня могут принять какого-то независимого героя, вроде дяди Федора?

‒ В Финляндии сейчас популярны не сказки, а те книги, что фиксируют современный момент – и в этой будничности поднимаются какие-то проблемы. Например, проблемы экологии – одни из самых обсуждаемых в обществе. А если говорить про литературу на русском, то финны хотят понять, чем мы отличаемся и отличаемся ли, и почему мы делаем тот выбор, который мы делаем.

‒ Какие из твоих переводов сейчас готовятся к выходу?

‒ В «Бумкниге» только что вышел комикс Ханнерийны Мойссейнен «Перешеек» ‒ о том, как жители Карельского перешейка должны оставить свои дома после передачи этой части финской территории Советскому Союзу. В «КомпасГиде» выходит смешная книга Магдалены Хай «Лавка кошмаров и щекотательный порошок». В «Детском времени» готовится «Младший брат снегопада» – сборник стихов финского поэта-классика Юкки Итконена в нашем с Михаилом Ясновым переводе. Ну и «Речь» продолжает издавать книги про Тату и Пату.

‒ Будем ждать!

Беседу вела Анна Анисимова

1

Книги в переводе Анны Сидоровой

Серия книг о Тату и Пату

Тату и Пату в детском саду »
Тату и Пату супергерои »
Тату и Пату. Изобретатели »
Тату и Пату идут на работу »
Тату и Пату: инструкция по засыпанию »
Тату и Пату. Невероятный Новый год »
Тату и Пату - детективы. Дело о Половинщике »

 

Книги Маури Куннаса

Викинги идут! »
Собачья калевала »
В гостях у Санта-Клауса. История о Санта-Клаусе и рождественских гномах »
Рождественские истории. Сборник »

 

Другие переводы

Конюшня на Еловой горке. Аня идет в пони-клуб »
Конюшня на Еловой горке. У Ани появился щенок »
Элла и рок-звезда »
Лавка кошмаров и щекотальный порошок »
Перешеек »

 

Понравилось! 4
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.