Однажды в Новом мире
13 января 2020 37

Марина Аромштам

 

Однажды в Новом мире

Случилось это очень давно. Мир тогда был совсем новым. Но в нем уже было много всего: горы, леса, озера. По Земле бродили разные звери, в Небе летали птицы, в реках плавали рыбы. И всё, казалось бы, хорошо.
Но однажды кто-то сказал:
— Я что-то не понимаю... А кто у нас самый главный?
Тут разгорелся спор.
— Давайте я буду главным! — заклекотала птица с острым загнутым клювом и огромными крыльями. — Я выше всех летаю!
— Разве это так важно — видеть Мир с высоты? — не согласились те, кто не умел летать.— Гораздо важнее смотреть на него отсюда — из травы, с кустов и деревьев. Или прямо с Земли!
— Главным должен быть тот, у кого шея самая длинная, — сказало одно пятнистое, длинношеее, с рожками. — Наверное, это я, — и оно почесало рожки о макушку Большого Дерева.
— Ну, это как посмотреть, — прошипела та, что ползала по земле. — Если взглянуть отсюда, — и она чуть выше приподняла свою плоскую голову,—то моя шея длиннее. Может, вся я—шея. А если смотреть оттуда,— и далеко в кустах шевельнулся ее конец, — мой хвост длиннее всех ваших. Может, вся я — хвост.
— Хвост не может быть главным! — возразили бесхвостые.
— А я быстрее всех бегаю, — заявил пятнистый, поджарый и гладкошерстый. — Кто сможет меня обогнать, тот пусть и будет главным.
— Я сильнее всех на земле, — сказал крупный серый зверь с ушами как лопухи.
— А вот и неправда! Неправда! — послышался тоненький голосок, и всем пришлось наклониться: кто это там пищит?
Некто черненький выбрался из трещинки под корой.
— Эй, громадина! Ну-ка, скажи! Сколько таких, как ты, под силу тебе сдвинуть с места?
— Сколько таких, как я? — серый наморщил лоб и почесал его кончиком длинного гибкого носа. — Ну, четырех, не меньше. Может, даже и пять!
— Я ж говорю: слабак! — тот, кто жил под корой, подбоченился. — Если хотите знать, я преспокойно сдвину пятьдесят таких, как я! Так кто же из нас сильнее? Сделайте меня главным!
— Сделать главным козявку? Пусть лучше мой хвост отсохнет! — выдохнул кто-то слева.
— Кого ты назвал козявкой? — возмутился маленький черный. Его брюшко дрогнуло, лапки зашевелились — и тут из щели в коре потянулись его собратья.
— Ребята! Нас обижают! Обзывают козявками. Этого мы не потерпим! Кусайте всех подряд!
— Мы же здесь на совете! Мы выбираем главного... — пытались его образумить.
— Я покажу вам козявку!

— Ай, они и правда кусаются!

— Это ты виноват!
— Это ты лезешь в главные!

Тут началось такое! Тявканье, крики, визг... Кто-то кого-то боднул. Кто-то кого-то лягнул. Кто-то выдрал клок шерсти из пушистой шубы сосе- да. Кто-то лишился хвоста. Кому-то отдавили передние лапы.
Новый Мир сотрясался от шума. Шум силился, разрастался, делался злее и злее. И вот он дорос до Неба — будто камнем в него ударил. Небо тут же нахмурилось, засверкало, загрохотало. Хлынул Дождь. Но звери, птицы, змеи, ящерицы, лягушки всё продолжали ссориться...

 

***
Лишь одна маленькая хохлатая птичка не хотела быть главной. Она тихонько сидела на вет- ке Большого Дерева и с испугом смотрела, как бегут по земле ручьи, как они пенятся, разливаются, заполняя водой впадинки и ложбинки, и Мир становится мокрым и неуютным.
— Ах, что делать? Что делать?
Тут Большое Дерево тихонько качнуло ветвями. Наверное, оно знает... Точно! Еще перед ссорой Большое Дерево о чем-то шепталось с Ветром. Но язык ветров понимают только деревья.
— Скажи мне, Большое Дерево, о чем рассказал тебе Ветер?
Дерево грустно скрипнуло:
— Что толку тебе рассказывать? Ты маленькая и слабая. А надо лететь далеко.
— Прошу тебя, расскажи!
— И лететь придется под холодным дождем. Птичьи перья намокнут. Это очень опасно.
— Ветер поддержит меня.
Дерево снова скрипнуло и по- гладило птичку зеленым лиственным пальцем.
— Лети, — сказало Дерево, — к си- ней горе Арарат. Там ты найдешь того, кто может еще всё исправить. Если не опоздает.
— Я полечу так быстро, как никогда не летала. Я отыщу его и приведу сюда, — птичка раскрыла крылышки и тряхнула своим хохолком.
А Большое Дерево грустно вздохнуло.

 

***
Как только хохлатая птичка вынырнула из листвы, на нее набросился Дождь и ударил по спинке холодными жесткими каплями. Но Ветер был тут как тут: он сделался сразу попутным и полетел вместе с птичкой, разрывая струи Дождя, указывая направление. Долго они летели. Птичка немного устала и спросила тихонько:
— Далеко ли еще до синей горы Арарат?
Ей никто не ответил.
Дождь всё не прекращался. Птичьи перышки сильно намокли, лапки сильно замерзли.

— Где же гора Арарат? Что-то ее не видно.

Силы птички совсем иссякли. Но стоит присесть на ветку — и уже не взлетишь.

— Где же гора Арарат?

Ветер уже с трудом поддерживал бедную птичку: она стала слишком тяжелой, и летела низко, почти у самой Земли, и уже могла разглядеть в лужах свое отражение.
— Арарат, гора Арарат! До тебя не добраться...
Птичка с маленьким хохолком еще раз взмахнула крылышками и упала на мокрую Землю.

 

***
— Эта птичка долго летела, — тот, кто сидел у подножия синей горы Арарат, поднял птичку с Земли, устроил ее в ладонях и принялся согревать теплым дыханием.
Птичка открыла глаза и услышала:
— Свиристель! Как я рад тебя видеть! Мне было так одиноко у синей горы Арарат.
Что-что-что? Свиристель? Силы сразу вернулись к птичке, и она засвистела: «Сви-и-ристель, сви-и-ристель, сви-и-ристель! Он назвал меня Свиристелем!»
Птичка снова взлетела и стала над ним кружить: нужно скорей идти! Всё еще можно исправить. Только бы не опоздать!
Они пустились в дорогу.
Обратный путь для птички был легче и веселее. Если она уставала, то присаживалась на плечо к тому, кто шагал за нею. Если она замерзала под проливным Дождем, тот, кто шагал за нею, подставлял ей ладони и грел.
А вода прибывала. Когда гора Арарат сделалась совсем маленькой, вода покрыла ступни идущего по земле. Когда же гора Арарат исчезла в синей дали, вода добралась ему до колен.
— Куда ты ведешь меня, маленький Свиристель?
Тут до них докатился шум.
— Это звери и птицы. Никак не могут решить, кто из них будет главным.

 

***
Звери, птицы, жуки, пауки сбились в плотную кучу на невысоком холмике (куда пока не добралась вода) и всё продолжали кричать:
— Я буду главным!

— Нет, я!

И вот на поляну вылетел маленький Свиристель, а следом за ним появился тот, кого он привел. — Смотрите! Смотрите! Новенький! Смотрите, какой чудной: без когтей! Без хвоста! Без крыльев! И ходит на задних лапах.
— Меня зовут Человек. Вот «чело»,— и новенький легонько стукнул себя по лбу. — А «век» означает сто лет. Я буду жить сто лет. Так говорит мое имя.
— Имя? Что это значит? — звери и птицы в растерянности притихли.
— Неужели вам непонятно? — защебетала птичка с маленьким хохолком. — Взгляните! Я — Свиристель! Так назвал меня Человек! Это он придумал мне имя.
— Может быть, Человек назовет и меня? — осторожно спросил крупный зверь с большими ушами и странным носом.
— Твое имя — Слон! Не иначе!
— Слон! Хо-хо! Хорошее имя! — крупный сразу повеселел. — Слон! Вы слышали? Слон! — и он затрубил в свой хобот.
— А меня? Как зовут меня? — зашипела та, что ползала по Земле и была очень длинной.
— Тебя? — Человек всмотрелся. — Тебя зовут Анаконда. Длиннее змеи не бывает.
— Анаконда... Что ж! Я согласна. Пусть меня зовут Анаконда, — и довольная Анаконда свернулась красивым кольцом.
— И меня! Назови меня! — стали просить другие.
— Становитесь в очередь. Только, чур, не толкаться.
И вот все животные построились в длинную очередь и прошли перед Человеком, тихие и торжественные.
Человек смотрел на каждого очень внимательно, а потом говорил:
— Орел, Жираф, Гепард, Кукушка, Ушастый Ёжик...
Это было так интересно, так замечательно, что все почти сразу забыли, о чем они спорили.
Дождь между тем перестал. С ясного Неба на Мир смотрело веселое Солнце: ему было любопытно, что придумает Человек.
А последним в очереди оказался тот маленький, что считал себя силачом.
—Ну, а я? Кто же я?

— Тебя зовут Муравей.
— Ты знаешь, что я очень сильный?

— Ты — самый сильный на свете! — и Человек засмеялся.

Тут Слон опять затрубил:

— Вы помните? Мы собрались, чтобы назначить Главного. Главным должен быть Человек. Кто-нибудь возражает?
Кто тут мог возражать?

А Муравей подумал: если б не Человек, главным над всеми животными стоило сделать Слона.
И Муравей бы
 не спорил.
Честное муравьиное.

___________________________________

Марина Аромштам
Марина Аромштам ‒ писатель, журналист, педагог, главный редактор сайта «ПапМамБук», посвященного детским книгам. 19 лет проработала в школе учителем начальных классов. Книга Марины Аромштам «Когда отдыхают ангелы» получила первую премию на всероссийском конкурсе «Заветная мечта» и вошла в список выдающихся книг мира «Белые вороны», составляемый Мюнхенской международной детской библиотекой.
Марина Аромштам пишет книги для подростков («Мохнатый ребёнок», «Легенда об Ураульфе, или Три части Белого», «Плащ крысолова», «Кот Ланселот и золотой город», «Ворон Клара и яблочный год») и для малышей («Желудёнок», «Шорох», «Однажды в новом мире» и др.). В последние годы она занимается также переводами с английского. В частности, открыла для российских читателей книги британской писательницы и художницы Джудит Керр.

Книги Марины Аромштам

Другая дорога »
Мохнатый ребенок: истории о людях и животных »
Желтый, красный, синий и другие »
Земные приключения Марсоходика »
Настоящий кораблик »
Понравилось! 0
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.