Что ты чувствуешь, Красная Шапочка?
20 августа 2019 387

«Что ты сейчас чувствуешь?» ‒ «Ну, я хочу...» ‒ «Это ты хочешь. А что чувствуешь?» ‒ «Я думаю...» ‒ «Это ты думаешь. А что чувствуешь?..» Эмоции мы испытываем все время, но часто они остаются для нас трудноуловимыми, трудно осознаваемыми. Мы умеем их игнорировать, вытеснять, подменять, а еще словом и делом учим тому же детей.

Иллюстрация из книги «Улыбочку, Красная Шапочка!»

Подзаголовок книги «Улыбочку, Красная Шапочка!» – «Эмоциональная зарядка для детей». Слово «зарядка» как будто бы вызывает ряд положительных ассоциаций: все знают, что зарядка – это хорошо и полезно, даже если сами ее не делают. Эмоциональная зарядка – тоже не новость. Когда-то нужно было научиться умываться по утрам и вечерам, теперь все больше говорят и пишут об эмоциональной гигиене. Правда, симпатичная Красная Шапочка из новой книги – это вам не Мойдодыр, она учит исключительно в игровой форме.

Слева – лаконичное, в меру приправленное иронией, изложение истории. Слова волка и девочки выделены соответственно серым и красным цветом, рядом ‒ маленькие монохромные иллюстрации-силуэты. Справа – огромное, на всю страницу, лицо Красной Шапочки: тут она сердится, тут радуется, тут испугалась, а тут злорадствует… Как любая сказка, эта полна переживаний, но так пристально мы ее еще не разглядывали.

Как разглядывать и «применять» сказку, подробно описано в предисловии. Нейропсихолог Татьяна Ланговая дает подробные инструкции и даже схему знакомства с каждой эмоцией:

«1) прочитайте фрагмент сказки; 2) проясните характер эмоции и обыграйте ее; 3) вспомните случаи из жизни, когда вы или ребенок испытывали такую же эмоцию; 4) дочитайте сказку».

Каждый раз знакомьтесь с одной эмоцией, советует психолог, но при этом оговаривается: если придерживаться схемы окажется сложно, просто почитайте, обсудите и поиграйте.

Двигаясь по схеме, мы придем к столкновению интересов психолога и читателя. Семнадцать разворотов – семнадцать эмоций и минимум восемнадцать встреч с ними, потому что обложку предлагается обсудить отдельно. Все это означает, что сказку предстоит дочитать до конца минимум восемнадцать раз. Многие дети любят повторения, но по своему хотению, а не по методическому велению.

Издатели обещают, что новая книжка про Красную Шапочку поможет «весело и просто развить эмоциональный интеллект ребенка». Была такая песенка на пластинке по мотивам «Острова сокровищ»: «Мы легко и просто на далекий остров уплывем за полчаса!» Легко и просто, весело, играючи, а главное – не трогаем эмоциональный интеллект взрослого, развиваем ребенка. На последнюю страницу обложки вынесена нарезка из предисловия, завершающаяся обещанием: «...ваш ребенок станет настоящим следопытом в запутанном мире эмоций. Он научится не только выражать свои чувства, но и различать эмоции и узнавать их “в лицо”, а в результате – лучше понимать других людей». Бросается в глаза некоторая объектная ориентированность: легко и просто развиваем ребенка, понимаем других людей… Но на мой взгляд, главная ценность этой книжки в том, чтобы с ее помощью добраться до собственных переживаний и в первую очередь поближе познакомиться с ними.

Да, здесь не удастся игнорировать чувства Красной Шапочки, но это вряд ли станет ключом к собственным эмоциям ребенка, потому что выполнение зарядки по инструкции жестко структурирует процесс и дает возможность свои эмоции обойти. Что должна чувствовать Красная Шапочка? Смотрим предисловие нейропсихолога, там даже список эмоций дан, сверяемся с ним. Ага, тут она в отчаянии, а тут что-то подозревает, а тут чувствует усталость. Покажи «отчаяние», «подозрительность», «усталость». Готово!

Самое интересное, как это часто бывает, происходит на границе, на сломах, например там, где изображенная эмоция, которую предлагается проработать, противоречит описанию, содержащемуся в тексте.

Вот слева два предложения, которые отделены друг от друга маленькой сюжетной картинкой, а справа – лицо девочки, полное подозрения и недоверия. Читаю первое предложение: «Наконец Красная Шапочка добралась до домика бабушки и постучала в дверь». А ребенок-то при этом смотрит на картинку и понимает: она не рада, что пришла. Проблема в том, что картинка относится ко второму предложению, которое еще не прозвучало.

Ulybnis Krasnaya Shapochka_illustr 1

На следующем развороте еще интереснее: «Здравствуй, бабушка! Это я, Красная Шапочка, ‒ сказала девочка и вошла в дом. ‒ Смотри, я принесла тебе корзинку еды и чудесный букет!» А справа ‒ злое-презлое, напряженное лицо девочки. Монохромный силуэт слева в этот момент передает происходящее значительно яснее: маленькая девочка одна в большой пустой комнате протягивает букет неизвестно кому. В пустоту. Растерянность, разочарование, испуг – вот что я бы ожидала прочесть на лице персонажа.

В таких разрывах энергия бьет ключом, реакция читателя – взрослого или ребенка – скорее окажется спонтанной, а не подсказанной схемой и картинками. Моему пятилетнему сыну очень понравилось говорить злющим голосом: «Здравствуй, бабушка! Это я, Красная Шапочка». После этой картинки не нужно было задавать ему вопросы – он сам спрашивал, почему девочка так сказала и почему сердилась, когда пришла к бабушке. И сердилась ли.

Ulybnis Krasnaya Shapochka_illustr 2

Не менее важен зазор между эмоциями читателя и персонажа. Красной Шапочке на картинке нравится, что мама отправила ее в лес, она довольна, она предвкушает выполнение важного поручения, но мы-то с вами знаем, что ее ждет. Вот и сын мой не рад поручению: «Я бы не обрадовался. Там в любой момент может напрыгнуть волк». Кстати, когда появляется волк, девочка выглядит так, как будто бы он пятьсот раз на дню преграждает ей путь, чтобы задать миллион дурацких вопросов. «Надоел!» – закатывает глаза Красная Шапочка. То ли дело набивать волку брюхо камнями, перцем и всякой всячиной. «Буэээ…» – сигналит об отвращении сын, а девочка на картинке справа довольна и зла – бесенок да и только, недаром здесь пряди ее волос, которые везде коррелируют с мимикой, закручены вверх, как настоящие рожки.

Ulybnis Krasnaya Shapochka_illustr 3

Тут она полная противоположность себе самой в начале сказке: «Жила в одной деревне маленькая девочка. Она была умная, добрая и красивая. И к тому же вежливая. Все её любили». Хорошая девочка. Почти ангел. Справа – умиротворенное лицо, глаза закрыты, пряди волос аккуратно уложены. Умерла или спит?

Ulybnis Krasnaya Shapochka_illustr 4

Перед нами история о том, как оживает Красная Шапочка. Как из безжизненной хорошей девочки, куколки, она превращается в настоящего ребенка, который радуется, печалится, сердится, боится… Для того чтобы поговорить об этом нужна не только готовность осознавать и обсуждать эмоции, но и просто-напросто много слов.

Не зря из четырех игр, которые предлагаются в предисловии, три основаны на проговаривании: «Придумай как можно больше слов...», «опиши» и «объясни». К эмоциональной зарядке добавляется речевая.

Если у вас есть привычка говорить с детьми о том, что вы читаете или смотрите, о том, что переживаете, такая структура упражнений, конечно, необязательна. Я не сторонник чтения по схеме и не любитель развивающих пособий, но погружение в иноязычную среду (уже почти три года мы с детьми живем в Германии) и работа с билингвами заставляет ставить и решать конкретные задачи.

Родители билингвальных детей жалуются, что не могут читать детям книги на «материнском» языке: сложно, непонятно, переспрашивают через слово, и история разваливается, тонет в этих вопросах. А если не переспрашивают или не получают ответа, то теряют интерес, потому что непонятно. Вот как объяснить, что такое предвкушение, когда человек описывает состояние с помощью всего двух слов: хорошо и плохо?

Здесь сказка и так разобрана на картинки – читать эту книжку просто ради истории вряд ли получится: лица справа будут отвлекать. То есть сказка должна быть слушателю уже знакома, а тогда и переспрашивать почти нечего. Значит, уверенности будет больше, а боязни не понять – меньше, тем более когда чтение сопровождается игрой, активным гримасничаньем и жестикуляцией, помогающими оживить не только героев сказки, но и слова, которые прежде в лучшем случае были в пассивном словарном запасе.

И вот когда оживают герой сказки, читатель, слушатель и слова, тогда и понимаешь, зачем нужна была эта зарядка.

Дарья Маркова

___________________________________

Ulybnis Krasnaya Shapochka

Ришар Марнье, Од Морель
«Улыбочку, Красная Шапочка! Эмоциональная зарядка для детей»
Перевод с французского Аси Петровой
Издательство «Манн, Иванов и Фербер», 2018

Понравилось! 2
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.