На Монмартр – с тряпичной крольчихой
29 мая 2019 1257

Героине этой книги Жозетте лет шесть (может, семь). Об этом мы можем догадываться по тому, что она еще играет в игрушки, но при этом все-таки отличается самостоятельностью. Живет она в самом центре Парижа. Любимая игрушка Жозетты – крольчиха Пепетта.
Стены комнаты Жозетты увешаны картинами, на которых изображены ее родственники. В какой-то момент Жозетта вдруг понимает: у всех членов ее семьи и даже у их собачки Фризетты есть портреты, а у Пепетты – нет. Как же так? Жозетта обожает свою игрушечную крольчиху, поэтому нужно, чтобы кто-нибудь ее нарисовал. И Жозетта с Пепеттой отправляются на площадь, где собираются лучшие художники. Один за другим художники рисуют живописные портреты крольчихи. Но ни один из этих портретов не устраивает Жозетту. Вернувшись домой, она решает нарисовать Пепетту сама. И этот портрет, конечно же, получается именно таким, какой нужен Жозетте…

Книга Линды Лоддинг и Клер Флэтчер прежде всего поражает своей идеей. Надо же придумать такой ход! Ребенку вроде бы рассказывают, в общем-то, совершенно понятную, даже простенькую историю. Что может быть понятнее желания девочки дополнить домашнюю картинную галерею еще одним портретом ‒ своей любимой игрушки? Что может быть понятнее принятого ею решения – нарисовать портрет самостоятельно? И персонажи этой истории не вызывают вопросов: девочка, ее игрушка и художники. Современные дети тоже могут увидеть художников на площадях.

Но все просто только на первый взгляд. Площадь, на которую отправляются Жозетта с Пепеттой, это Монмартр, причем Монмартр 20-х годов прошлого века. Четыре художника предлагают нарисовать портрет игрушечной крольчихи. На одном портрете Пепетта изображена с двумя носами и тремя ушами. На другом она кажется «немного растекшейся». На третьем – парит в облаках. На четвертом ‒ покрытом «яркими пятнами, мазками и точками» ‒ Пепетта почему-то оказывается розового цвета.

«Искусство позволяет каждому воспринимать мир по-своему», ‒ объясняет Жозетте последний художник.

Portrety Pepetty_illustr 1

Мало-мальски образованный взрослый почти сразу догадается, что на Монмартре Жозетта встретила не обычных художников. Она встретила самых известных художников своего времени, если хотите – революционеров в искусстве. Но и автор не собирается мучить читателя загадками без ответов. На последней странице книге коротко сообщается, что догадки взрослых оказались верными: «это Пабло Пикассо, Сальвадор Дали, Марк Шагал и Анри Матисс». Они действительно жили в Париже в 20-е годы. И их работы действительно можно было увидеть на Монмартре.

Возможно, взрослые, искушенные в истории искусств, «опознают» классиков изобразительного искусства не только по ярким деталям, которыми автор книги характеризует их художественную манеру (позволяя себе легкую иронию и отсылая к известным работам), но и по описанию их внешности. Лысоватый, в тельняшке ‒ это Пикассо, художник «с усами, торчащими, как велосипедный руль» ‒ Дали, молодой художник, черные кудри которого падают ему на глаза, ‒ Шагал, а некто седой и полный, в очках, с бородой ‒ Матисс.

Вроде бы, в книге рассказывается о девочке и ее тряпичной кукле-крольчихе, а между тем ребенок-читатель как по мановению волшебной палочки оказывается внутри истории искусства.

И это «новое знание» преподносится ему так, что не может не впечататься в память.

Именно книжка-картинка, а не текстовая книга, кажется наиболее органичной для решения этой задачи. Естественно, текста здесь не очень много, и написан он крупными буквами…

Отдельно нужно сказать о форзацах. Они, понятное дело, должны «настраивать» и «обрамлять». Но у Клер Флэтчер форзацы «говорящие» и несут обобщенную информацию. На первом представлены портреты: Пепетты, Жозетты, ее сестер Жульетты и Жанетты, мамы и папы, бабушки с дедушкой – вперемешку с портретами Дали, Пикассо, Матисса, и Шагала. Ну, и «портретом» Эйфелевой башни как символа Парижа. А на последнем форзаце изображена картинная галерея ‒ выдуманная, конечно. Все экспонаты в ней ‒ это «портреты Пепетты» (в том числе и скульптурные).

Portrety Pepetty_illustr 2

Не знаю, как книга читается вслух на английском, но по-русски она звучит замечательно. Чего стоит набор имен: Жозетта, Жульетта, Жанетта, Фризетта, Пепетта… Это же просто музыка (логопеды, ликуйте!). А для уха советского человека еще и ласкающая цитата – пусть дети ее и не считают.

Но не все же книжные удовольствия – исключительно детям?

Книга Линды Лоддинг и Клер Флэтчер доставит радость и большим, и маленьким.

Марина Аромштам

Понравилось! 8
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.