Лис и мальчик
15 мая 2019 391

Удивительные иногда случаются истории. Мой средний сын, семилетний подвижный мальчик Митя, вратарь футбольной команды, которому трудно долго усидеть на одном месте, который подкидывает мячик при любом удобном случае, ‒ неожиданно полюбил толстые книги. Не как раньше – присаживаясь послушать то, что предназначается старшим брату и сестре, а выбирая сложные тексты именно для себя. Например, любимейшую некогда у старших историю Эрнеста Сетон-Томпсона про черно-бурого лиса Домино. На волне этого интереса и Аня, и Макар стали потом сами читать другие его рассказы о животных, а Макар открыл для себя еще и книгу «Маленькие дикари», про индейские игры в лесу. Так что Митин выбор мне показался вполне закономерным. К тому же рассказы о животных ему всегда нравились. Но все-таки Сетон-Томпсон – мастер долгих, распространенных предложений, подробных описаний североамериканской природы. Будет ли все это интересно моему непоседливому среднему сыну?

Иллюстрация Эрнста Сетон-Томпсона к повести «Домино»

Сомнения улетучились уже в самом начале чтения. Переживания за растущего на наших глазах лисенка захватили Митю так, что за вечер мы иной раз прочитывали четыре-пять глав. Сын с волнением следил за круговоротом лисьей жизни. Вот Домино еще малыш, но уже самый сообразительный и храбрый в помете. Вот он уже молодой охотник, жених красавицы Белогрудки, отец, который учит своих лисят справляться с живой добычей, точно так же, как несколько лет назад его обучали собственные родители. Вот он уходит от охотников с собаками, как когда-то его отец. Круг жизни замкнулся. И тут мы с сыном сделали первое маленькое открытие: события вроде бы повторяются, но у них все равно разное качество, каждый герой из одной и той же ситуации извлекает свой неповторимый опыт. Больше того, даже оказываясь снова в похожих обстоятельствах, с каждым годом мы делаем одни и те же вещи несколько по-другому. Наверное, это и называется – расти и меняться. Митя пока еще мал для того, чтобы описывать свою жизнь, он просто живет ею до полной усталости и изнеможения вечером. Но история про лиса помогла ему немножко почувствовать именно течение жизни, а не увидеть лишь отдельные вспышки ярких событий.

Больше всего Митю завораживали даже не яркие приключения и находчивость зверя в разных непростых ситуациях, а его яростная борьба за жизнь, стремление сражаться до конца, каким бы он ни был. Не отчаиваться, искать выход во что бы то ни стало – научиться этому особенно важно сейчас моему растущему мальчику, уже столкнувшемуся с первыми проблемами, решать которые приходится без участия родителей. И он неожиданно обрел помощника. У автора получился очень уж человечный лис, настолько, что нам никак не хотелось прикладывать к нему традиционное лисье определение «хитрый». Умный, храбрый, заботливый.

– Мам, знаешь, я тоже как Домино! – однажды сказал Митя.

– То есть?

– Ну, я тоже уже подрос, как он. Я думаю, он прав – гораздо интереснее самому исследовать мир, чем ждать, когда тебе принесут готовую еду.

Оказывается, интерес к долгим историям и толстым книгам прямо связан с освоением моим сыном территории самостоятельных прогулок и новыми знакомствами. Как только Митя стал в одиночку ездить на велосипеде далеко от дома, так ему понадобились книги со сложным сюжетом и нравственными коллизиями. Новый жизненный опыт нарастает ежедневно, расстояние от дома все увеличивается, нужно же как-то отработать эти знания и переживания. А «Домино» Сетон-Томпсона в избытке предлагает необходимый материал. Перед маленьким читателем разворачивается своего рода «роман взросления», только главным героем выступает не человеческий, а лисий ребенок. Как говорит Митя, у Домино есть чему поучиться. «Он такой умный, мам! Смотри, он никогда не попадает два раза в одну и ту же историю…» (Это мы читали о железных капканах, из которых еще ни одному зверю не удавалось вырваться, а Домино – удалось.)

И еще одно маленькое открытие было сделано в процессе чтения книги. В других текстах о животных, написанных для детей, мы чаще всего смотрим на мир дикой природы глазами человека-охотника или человека-исследователя и его верного пса, который тоже, конечно, благороден и отважен, как и хозяин. А здесь читательские симпатии явно на стороне умного лиса, а не злобной и глуповатой псины по кличке Гекла, которая с детства стала заклятым врагом Домино и преследует его на протяжении всей книги. Но Домино неизменно побеждает. Даже на краю гибели, в самой последней главе, когда на кону – его жизнь.

Такой неожиданный ракурс впервые возник в Митином читательском опыте, и нам было о чем поговорить. Оказывается, человек не всегда благороден и смел, в нем есть много плохого и даже ужасного (мы сразу вспомнили юных Бентонов, которые истребляли диких животных просто так, из мальчишеского азарта и хвастовства). И каждый волен сам решать, чему позволять расти в его душе – злобе, коварству, глупому азарту или стойкости, мудрости и верности. «Знаешь, мам, хорошо, что есть эта книжка. После этой истории, я думаю, детям не захочется мучить животных. Они такие же, как мы.»

Елена Литвяк

 

Понравилось! 4
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.