Книжный видеоблогер Дмитрий Гасин: «Наше время – это время господства не письменной, а визуальной культуры и устного слова»
26 апреля 2019 411

Книжный видеоблог – еще один способ рассказать потенциальным читателям о книгах, которые они, возможно, ищут. Как объяснить популярность видеоблогов у нового поколения читающих подростков? Чем буктьюбер, или книжный видеоблогер, отличается от «просто блогера»? Кто может им стать и с какими рисками ему придется иметь дело?
Об этом «Папмамбуку» рассказал Дмитрий Гасин, поэт, книжный обозреватель, обладатель премии «Ревизор» за создание книжного видеоблога, пиар-менеджер издательства «Время».

‒ Дмитрий, вы уже несколько лет ведете видеоблог о книгах. На ваш взгляд, насколько привлекателен такой вид интернет-общения для читающих подростков?

‒ Все же прежде чем говорить о подростках, придется объяснить специфику видеоблогов вообще и книжных видеоблогов в частности – потому что они имеют мало аналогов в жизни предшествующих поколений. Это явление связано с широким распространением интернета, ютьюба и его технологическими возможностями – абсолютно новыми, невероятными для человека конца прошлого века, например. Они позволили огромному числу людей «выйти в эфир», появиться на экране. Причем никакой специальной подготовки для этого не требуется – только желание и минимальный набор некоторых технических умений. Современный смартфон (его новые модели) позволяет снимать видеоролики вполне приемлемого качества. И возможности для монтажа – как самого простого, так и более сложного (обрезка, склейка, кадрирование, некоторые спецэффекты, титры) – тоже предоставляет, даже компьютером пользоваться не нужно. Говорить же многим людям гораздо легче, чем писать. Поэтому видеоблог – это демократический формат. И огромное количество людей сегодня ведет именно видеоблоги.

‒ Можно ли сказать, что видеоблоги пришли на смену текстовым блогам (которые, в свою очередь, пришли на смену ЖЖ)?

‒ По крайней мере, они потеснили текстовые блоги. Большинство людей сегодня все-таки предпочитает смотреть, а не читать. Можно сказать, что наше время – это время господства не письменной, а визуальной культуры и устного слова.

‒ Но вы ведете книжный видеоблог. Он ведь обращен к читающим людям?

‒ Безусловно. Только нужно себе представлять, какое место в общем массиве блогов занимают книжные видеоблоги. 90% блогов относятся к индустрии развлечений. Видеоблогеры рассказывают о популярной музыке, о моде, о компьютерных играх, об игрушках и детских товарах, о том, как быть красивым/красивой, где что купить, где что поесть. К одним из самых популярных видеоблогеров относятся так называемые стримеры (от англ. streamer) – люди, наглядно демонстрирующие свои успехи в той или иной компьютерной игре. Они проходят какой нибудь уровень и снимают этот процесс на видео. Довольно часто они играют в ту или иную игру вместе с ребенком или в присутствии ребенка, реакции которого тоже фиксируются на видео. И тысячи желающих готовы за этим наблюдать. Иногда, правда, это не игровые, а какие-либо другие программы, записанные в виде видеотрансляции.

‒ Видимо, аналогом этому может служить трансляция футбольного матча или других спортивных состязаний.

‒ К другим видам видеоблогов сложнее подобрать аналогию. Есть, например, популярное направление или жанр «анпакинг» (от англ. unpacking). Все анпакинг-видео имеют примерно одну и ту же структуру: блогеру приходит посылка, он ее распаковывает, и этот процесс снимается на камеру. В распаковке могут принимать участие и дети – если в посылке, к примеру, содержатся игрушки. Зрителю интересен и процесс разворачивания, извлечение тех или иных вещей: что он увидит – неизвестно. Это, как говорится, интрига. Участники процесса тоже не знают (или делают вид, что не знают) о содержании посылки. И их эмоции, их реакции на новые вещи – дополнительный бонус для зрителя. Такие блоги пользуются огромным спросом.

‒ Это вид рекламы?

‒ Конечно. И тут без коммерческой составляющей не обходится.

‒ Книги тоже можно распаковывать?

‒ Да. Иногда в «посылках» среди разных вещей обнаруживаются и книги. Но бывает, что исключительно книги являются содержанием посылок. Такого видеоблогера называют буктьюбером (booktuber).
Буктьюберы – самый малочисленный отряд среди видеоблогеров. Они составляют малую часть от тех условных десяти процентов, которые относятся к культуре в целом, включая разного рода образовательные проекты, классическую музыку и т.п. Среди буктьюберов есть профессионалы-книжники, есть и очень популярные (до 100 000 подписчиков), но все же им далеко до видеоблогов, посвященных моде, играм или покупкам.

‒ Видеоблог – это продукт визуальной культуры. Но ведь для видеоблогера это средство донести до зрителей «весть» о тех или иных книгах, побудить к чтению?

‒ К сожалению, это не всегда так. Часто задача блогера заключается лишь в том, чтобы заставить купить книгу. В этом случае ему вовсе не обязательно самому быть читающим человеком. От него не требуется анализировать прочитанное. Зритель реагирует в первую очередь на образ самого блогера на экране, на его внешнюю привлекательность, на его эмоции, которые выражаются с помощью мимики и жестов. Это довольно далеко от жанров и методов рекомендательной литературы, от классической книжной культуры.

‒ Однажды я оказалась участником дискуссии, где обсуждались возможности продвижения книг – в том числе сложных и серьезных. В этой дискуссии приняли участие «пиарщики со стажем». Они отнеслись к нашим проблемам как к недоразумению, как к результату полного непонимания сути процесса продажи: «Разложите книги на обнаженной груди красотки из видеоблога – и на следующий день вы все продадите!» Но мне кажется, что тут происходит подмена задач. Ведь в задачу входит не только и не столько продать, сколько побудить читать. Причем читать что-то сложное. Почему-то мне кажется, что никакая красотка со всеми ее достоинствами тут не поможет.

‒ Видите ли, с помощью обнаженной красотки (или красавца) действительно можно продать все что угодно. Это правда. Об этом «запретном» приеме знает любой пиарщик.

‒ Даже сложную книгу?

‒ Даже сложную книгу.

‒ Но…

‒ Вот-вот, именно «но!». Даже если мы за короткий срок продадим какое-то количество экземпляров, это будет что-то вроде одноразовой акции. Люди, купившие книгу и не сумевшие ее одолеть или хотя бы просто получить от нее удовольствие, непременно разочаруются и испытают негативные эмоции. Непременно, скажут, что их обманули: и книга оказалось плохой, и красотка, видимо, тоже была «не очень», и вообще ролик смотреть не стоило. И для книги это очень плохо. Это не просто снизит в дальнейшем продажи. Это может полностью убить продажи. Поэтому обнаженные красотки у нас все-таки не рекламируют выставки в Третьяковке, консерваторию или сложные серьезные книги.

‒ То есть, задача вывести книгу к тому, кто в ней нуждается, все-таки не такая простая?

‒ Безусловно. Поэтому и буктьюберы тоже делятся, как минимум, на две группы: явно коммерчески ориентированные и некоммерческие. Те, кто относятся к первой группе, строже подчинены экономическим законам рынка. Они рекламируют книги за деньги и, естественно, следуют моде, занимаются преимущественно массовой и преимущественно развлекательной литературой, избегают «сложных» тем и очень стараются не наскучить аудитории и не превысить ее интеллектуальные возможности. Некоммерческие блогеры гораздо свободнее в выборе тем, авторов, средств выражения. Они руководствуются своими собственными пристрастиями и пытаются рассказывать о книге не столько с помощью визуально-театральных приемов, сколько с помощью анализа текста, ассоциаций с классической книжной культурой, они не боятся «зауми» и трудных текстов.

‒ Вы относитесь ко второй группе, так ведь?

‒ Да. Но эту вторую группу, видимо, надо считать маргинальной.

‒ Зато бескорыстной. И содержательно ориентированной. Мне бы хотелось, чтобы подростков, мечтающих стать видеоблогерами, обучали такие люди как вы.

‒ Хотя профессиональный подход неизбежно связан с коммерческой составляющей и рекламными приемами.

blog

‒ Мне все-таки кажется, что сложные книги должны приходить к читателю, сориентированному на сложное. И он вряд ли купится на примитивные приемы. Как вы считаете, могут ли подростки попробовать себя в качестве буктьюбера?

‒ Видеоблогеры, как и буктьюберы, как правило, ‒ молодые люди, в возрасте 20‒30 лет и чуть старше. Но мне приходилось встречать и буктьюберов подросткового возраста. Таких не очень много, но они есть. Понятно, что технических препятствий для этого практически нет. Смартфон сейчас есть у каждого подростка, и он умеет с ним обращаться. И если подросток читает и ему хочется делиться впечатлениями от прочитанного, то нет более понятного и простого пути это сделать, чем записать на видео свои соображения о книге и выставить ролик в ютьюб или в социальную сеть. Это особенно важно для людей, по натуре стеснительных: камере иногда легче поведать свои чувства и мысли, чем живому собеседнику.

‒ А личный дневник для этого не подходит? Раньше писали дневник.

‒ Есть люди, для которых говорить гораздо легче, чем писать. Я, например, отношу себя к этой категории. И тут еще важно, что высказанное ни с коем случае не останется без внимания, без ответной реакции. На просторах Интернета непременно найдутся пользователи, которых привлечет сказанное, которые захотят посмотреть твой видеоролик. Сработает закон больших чисел.

‒ А если отзывы будут отрицательными?

‒ Любой отзыв лучше, чем ничего, лучше, чем игра в стенку. Без отклика творческая энергия затухает. Обратная связь – мощнейший катализатор деятельности. Так что детям, подросткам непременно нужна аудитория. И это, на мой взгляд, правильный способ самоутверждения – высказывать свое мнение вслух. Но, конечно, кто-то обязательно должен сказать: как круто! И, по тому же закону больших чисел, ему непременно кто нибудь это скажет. Когда подросток знает, что его слышат и видят, это действует на него оздоравливающе.

‒ Вас послушаешь – и подумаешь, что это элементарно – высказываться вслух о книгах. Главное – правильно поставить камеру.

‒ Нет, на самом деле это сложно. Тут ведь сталкиваются между собой разные «языки». Рассказывая о книге, ты переводишь информацию с языка письменного на язык устной речи. А приемам перевода придется, конечно, учиться – на практике.

Первое, что делает буктьюбер, ‒ пересказывает содержание. И вроде бы, без пересказа содержания не обойтись ‒ иначе как заинтересовать потенциального читателя книгой? Но тут очень важно не допустить в рассказе спойлеров (от англ. to spoil ‒ «портить»; имеется в виду преждевременно раскрытая важная сюжетная информация, которая разрушает интригу). Спойлер лишает читателя удовольствия от неожиданных поворотов сюжета, от таинственности персонажей и тому подобного. Надо уметь пересказывать так, чтобы показать достоинства книги и оставить при этом загадки сюжета нераскрытыми.

Еще нужно владеть навыками «информационной гигиены». Этот термин используют писатели Андрей Жвалевский и Евгения Пастернак, вкладывая в него гораздо более широкий смысл, чем просто техника безопасности при использовании Интернета и соцсетей для подростков. Это и умение правильно проверять информацию, защищаться от манипулирования и психологического давления, и умение правильно ставить задачи при работе с сетью и не поддаваться соблазнам, которые подстерегают блогера: дешевая популярность, легкий заработок, ложное самоутверждение («я так популярен, что могу себе позволить…»). Жвалевский и Пастернак даже сняли на эти темы серию коротких «видеопособий» для подростков и их родителей.

Начинающему буктьюберу очень полезно с пристрастием смотреть ролики, сделанные другими буктьюберами, и спрашивать себя: почему один видеоблогер мне нравится, а другой ‒ нет? Почему после просмотра одного ролика книгу хочется прочитать, а после другого – нет? И почему «обещания» одного буктьюбера «сбываются», а обещания другого – нет?

А вообще задача книжного блогера вполне традиционная ‒ рассказывать читателям, «что такое хорошо и что такое плохо». Только на современном языке.

Беседу вела Марина Аромштам

Понравилось! 7
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.