Война, дети и призраки
7 марта 2019 516

25 августа 2012 года в английском городе Лестер во время археологических раскопок была обнаружена могила короля Ричарда III, которого Шекспир в своей драме описал как мрачного и жестокого горбуна, убийцу двух своих малолетних племянников, наследников королевского престола. С версией Шекспира многие историки не согласились: известно, что маленькие принцы были объявлены незаконнорожденными и не могли наследовать престол, поэтому их смерть Ричарду III была не нужна. Тем более, что тела принцев так и не были обнаружены, а в исторических источниках нет ни слова о том, куда они исчезли.
В книге Сони Хартнетт «Дети короля» историю этих двух маленьких принцев, лишенных надежд на корону и заточенных в мрачный замок, рассказывает своим племянникам дядя Перегрин.

В начале Второй мировой войны, после падения Франции, его брат, живущий в Лондоне, чтобы спасти свою семью от немецких бомбардировок, отправляет жену и двоих детей, четырнадцатилетнего Джереми и двенадцатилетнюю Сесили, к Перегрину, в родовое поместье, расположенное далеко на севере страны, куда вражеским самолетам с материка не долететь. Тем же поездом на север в эвакуацию едут сотни детей ‒ одни, с маленькими чемоданами и наклеенными на них картонными бирками с именами. На каждой станции к поезду подходят местные жители, чтобы взять кого нибудь из детей в свой дом. Когда семья, приближаясь к цели своего путешествия, сходит с поезда, Джереми настаивает на том, чтобы они тоже взяли хотя бы одного ребенка, ведь у них так много возможностей для этого. Чтобы не потерять свою репутацию в глазах свидетелей этого разговора, мама вынуждена с ним согласиться и разрешить Сесили выбрать себе в подружки какую нибудь из девочек. Сесили выбирает десятилетнюю Мэй.

На новом месте она принимается всячески ее опекать, контролируя каждый ее шаг и требуя отчета о каждом действии. Сесили ревниво обследует вещи подруги, настаивает на том, чтобы та читала ей вслух свои письма. Но Мэй умеет за себя постоять и очень часто скрывается от «опекунши», отправляясь в далекие прогулки в окрестностях поместья.

Во время одной из таких прогулок она натыкается на развалины старинного замка из белого мрамора, где встречает двух печальных мальчиков с длинными волосами и в старинной одежде, похожей на театральную. Мэй приводит в замок Сесили и показывает ей своих новых знакомых. Вечером девочки расспрашивают дядю Перегрина о таинственном заброшенном замке, который местные жители называют Снежным замком ‒ из-за цвета мрамора, из которого он был построен. И с тех пор каждый вечер после ужина он рассказывает своим гостям историю маленьких принцев Ричарда и Эдуарда, племянников короля Ричарда III, ведь по существующей в этих местах легенде замок принадлежал герцогу Глостерскому, будущему королю Ричарду III, и его племянники вполне могли быть погребены здесь.

Однажды девочки вместе с мамой Сесили идут в деревню, где в одной из лавок словоохотливый бакалейщик рассказывает о том, что многие эвакуированные дети сбегают из своих новых семей. Одни скучают по родителям, а другие уходят из-за того, что их взяли в семью как бесплатную рабочую силу и вместо того, чтобы отправить в школу, заставляют весь световой день трудиться на ферме. Девочки видят, что не все жители рады прибытию эвакуированных детей, нарушивших спокойный уклад деревенской жизни. Сесили думает, что в Снежном замке прячутся сбежавшие из деревни мальчишки из числа эвакуированных, но Мэй считает, что это души маленьких принцев Ричарда и Эдуарда, которые даже после смерти не стали свободными и не смогли покинуть место своего заточения.

Вечер за вечером дядя Перегрин продолжает свой рассказ. Он рассуждает о том, как одно событие, одно решение может повлиять на весь дальнейший ход истории. Возможно, не приди к власти Ричард III, герцог Глостерский, не пришли бы к власти и национал-социалисты в Германии, не началась бы Вторая мировая война… Перегрин задумывается о природе власти, о странной любви мальчишек к войне и о том, почему героизмом считается только проявление отчаянной храбрости, риск, а не ежедневный монотонный и созидательный труд, не стремление изо всех сил избежать войны.

Тем временем Джереми страдает из-за того, что, живя в деревне, он сам и его семья ничего не делают для борьбы с фашизмом. Он узнает, что Мэй оказалась в эвакуации в том числе потому, что ее отец ушел добровольцем сражаться на фронт, а мать устроилась работать на фабрику по изготовлению парашютов для военных самолетов. Джереми решает сбежать в Лондон и отправиться добровольцем на фронт.

Оказавшись на улицах Лондона во время бомбардировки, Джереми чувствует ярость, желание немедленно сразиться с врагом, разорвать тех, кто сбрасывает бомбы на беззащитный город. Как только вражеские самолеты улетают, Джереми вместе с остальными оказавшимися на улице людьми начинает разбирать завалы. Ему удается услышать голоса людей, заваленных в подвале разрушенного дома, и он пытается их освободить. Он кричит, зовет на помощь, но рядом разбирают другие дома, где под обломками ждут спасения другие люди, и мальчик отчаянно пытается в одиночку поднять покореженный взрывом люк подвала, куда уже затекает вода из поврежденной трубы. Наконец заевшая дверь поддается, и из подвала, не глядя на своего спасителя, выбираются взрослые и дети. Обессиленный, Джереми возвращается домой, где под мягким светом лампы на диване спит его отец. Мальчик понимает, что будет его любить, зная о его легкомыслии и эгоизме, зная, что он не самый храбрый, умный и добрый человек на свете, будет любить его просто так, за то, что он его отец… Джереми понимает, что одной только храбростью и героизмом невозможно защититься от врага, спасти свою страну от нападения и не допустить такого в будущем. Он решает отказаться от своей мечты стать археологом, исполнить волю родителей и стать адвокатом ‒ но не для того, чтобы получить высокий статус в обществе, а чтобы участвовать в управлении страной, бороться с несправедливостью, помогать другим людям…

Вскоре отец снова отправляет Джереми в деревню, и он уже не сопротивляется этому.

Пока в поместье ничего не известно о судьбе Джереми, Мэй уговаривает Сесили вернуться на развалины Снежного замка и попросить о помощи в поиске Джереми их новых знакомых. Принцы запутались во времени и пространстве, им кажется, что все еще жив их мучитель, который тайком перевез их из лондонского Тауэра далеко на север, что живы их стражи, и где-то далеко идет борьба за королевскую власть. Мэй убеждает их в том, о чем они и сами уже догадывались ‒ что замок давно разрушен, и они свободны. Но они настолько несчастны и напуганы, что не хотят верить в свою смерть, в свое освобождение. Там, куда они должны уйти, их ждет отец Мэй, который всегда рядом с тем, кто нуждается в помощи…

Джереми наконец возвращается в поместье. За время его отсутствия Сесили очень изменилась. Прежде она росла, не зная бед и забот, в обстановке, когда каждое ее желание немедленно исполнялось. Сесили не привыкла думать, анализировать происходящее, давать оценки своим мыслям и поступкам. Но столкновение с другой реальностью, заставляет ее повзрослеть. В конце книги это уже не та Сесили, которая выбирала себе подружку среди эвакуированных детей, как куклу в магазине. Она научилась сочувствовать и сопереживать. Хотя Мэй ничего не говорит ей, но она понимает, что отец подруги уже никогда не вернется домой. И Сесили находит слова утешения, говорит о той памяти, которую он о себе оставил.

То, что каждый из детей пережил за шесть лет жизни в поместье во время войны, навсегда останется с ними…

 

В книге Сони Хартнетт «Дети короля» удивительные рисунки Анны Романовой, часть из которых сделана с использованием старинных фотографий. И это очень точно передает атмосферу самой книги, где реальность тесно переплетена с иррациональным, где соединились грани двух миров: прошлого и настоящего, книги. На некоторых рисунках контуры предметов, расположенных близко, прорисованы четко, как будто читатель их видит в настоящем, в реальном мире, а контуры предметов в глубине рисунка немного размыты, стерты, как будто эти предметы находятся в ином времени, в ином мире. Как на фотографиях из старого альбома, который часто рассматривали и перелистывали, вглядываясь в незнакомые лица, на рисунках есть размытые пятна, потеки...

Этим летом моя подруга ездила в гости к родственникам, живущим в Швеции. И больше всего ее поразило, что многие жители Западной Европы очень серьезно относятся к призракам и твердо убеждены в их существовании. Они верят, что привидения живут в каждом более или менее приличном доме, нисколько не мешая его хозяевам, и благовоспитанно пытаются соблюдать правила общежития. Многие домовладельцы гордятся своими потусторонними жильцами, а те, у кого их нет, страшно им завидуют. Может быть, поэтому Мэй, встретив принцев на развалинах Снежного замка, нисколько не испугалась и отнеслась к этой встрече как к само собой разумеющемуся событию ‒ ведь каждый замок скрывает в себе тени прошлого.

Мне кажется, именно поэтому для изображения маленьких принцев Анна Романова использует старинную потускневшую фотографию, где двое детей тесно прижались друг к другу. Для героев книги они реальны, хоть и явились из далекого прошлого. Эвакуированные дети на вокзале, наоборот, нарисованы схематично, так, как будто то, что там происходит, настолько неуместно, нереально, абсурдно, что об этом хочется забыть как можно скорее. Единственное, что на этом рисунке выглядит настоящим ‒ вокзальное окно, символ абсолютной достоверности происходящего. Но больше всего мне нравится рисунок, где Джереми, сидя спиной к читателю, смотрит на черное лондонское небо, обуглившиеся руины зданий, реку, мост, велосипедиста на другом берегу. Ты оказываешься прямо за его спиной, смотришь на открывшуюся картину его глазами и чувствуешь страшное одиночество, ощущаешь, как хрупка жизнь и как легко ее оказывается уничтожить. Глядя на рисунки, замечаешь, что художник полюбила героев книги. В начале истории Мэй страшно одинока. Она попадает в огромный дом к чужим людям. На рисунке ее фигурка кажется очень маленькой в просторном коридоре. В книге об этом нет ни слова, но, чтобы придать ей уверенность, художник вручает ей потрепанного плюшевого медведя, украдкой торчащего из чемодана. Девочка крепко прижимает его к себе.

Illustr 1

Ксения Барышева, 15 лет

_________________________________

Dety korolya
Соня Хартнетт
«Дети короля»
Художник Анна Романова
Перевод с английского Е. Гершензон
Издательство «Белая ворона», 2018

Понравилось! 4
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.