След на бумаге
25 февраля 2019 711

Этим летом я познакомилась с одной старушкой из нашего дома. Время оставило на ее лице свой отпечаток. Но каждую весну она высаживала под окнами первого этажа чудесные астры. Их крупные головки напоминали мне разноцветных медуз, плавающих в океане зелени. Было забавно смотреть, как щупальца-лепестки шевелились, не в силах сопротивляться ветру.
Но в этом году место «медуз» заняли нежно-лазоревые цветочки, похожие на лоскутки июльского неба. – Что это за красивый бирюзовый цветочек? – спросила я у пожилой женщины.
– Да это же цикорий! Обычный сорняк, если вдуматься, но из крупного мясистого корня можно заварить ароматный чай. Горчить будет, но для желудка полезен.
Она предложила мне как-нибудь выпить с ней чашечку целебного отвара, но я лишь смущенно кивнула – так стыдно мне было, что я не узнала цветы цикория.

Дома я достала с полки книгу «Мой гербарий. Цветы и травы»: вот же он, цикорий обыкновенный, а рядом иллюстрация, выполненная рукой Светланы Винниковой. На соседней странице иллюстратор подробно нарисовала корзинковидное соцветие цикория, его плоды и семена.

Вспомнилось, как прошлым летом мы с мамой стали «соавторами» этой книги – собирали растения, описанные автором, Анной Васильевой, и вкладывали их в альбом. Больше всего мне нравилось, что экспонаты для гербария можно было легко и быстро найти, ведь книга посвящена растениям средней полосы России, моей Родины. В книге описано шестнадцать видов цветов и трав, но на самом деле растений больше: автор дает ссылки на другие, похожие травы. Их мы тоже вклеивали в альбом, а мама дополняла гербарий аккуратными надписями о месте и времени сбора экспонатов. Иногда дописывала что-то и я, когда хотелось передать свои впечатления о поиске растений или рассказать, почему мы вклеили не одно, а сразу два растения одного вида. Получалось не так красиво как у мамы, зато – с чувством, ведь я знала, что цифры не помогут мне вспомнить тот кусочек лета, когда мы собирали цветы и травы на поляне.

gerbaryi

Мама хотела сделать гербарий семейной ценностью, которую можно было бы передать моим детям. Часто мы не могли решить, какой из экземпляров более достоин места в нашей книге, и в итоге вклеивали оба. Так произошло и с цикорием: приподняв кальку, я увидела два ребристых стебелька и сплюснутые голубые головки соцветий. Цветы хранили отпечаток времени, их бутоны немного поблекли. (Может, именно поэтому я и не узнала цикорий на клумбе.) А пахли они почти так же, как старушка, садившая молодые побеги у нас под окнами. «Интересно заваривает ли она растение целиком или часть оставляет для гербария или поделок?»

Из сухоцветов получаются приятные сердцу безделушки, и на последних страницах книги «Цветы и травы» описано, как их можно сделать. Так в моей комнате появились ароматная свеча «Цветущий луг». Она действительно пахнет луговыми травами – возможно, потому что в ее составе еще и эфирные масла, которые я добавила по совету автора книги.

В «Моем гербарии» нашлось также место статьям и легендам, посвященным цветам и травам. Одна история мне особенно запомнилась: в ней рассказывалось о волшебных свойствах цикория, а еще о том, что раньше цикорий был настоящим деликатесом, ведь варили его только в странах Средиземноморья.

Отправившись зимой пить чай к старушке-садовнице, я рассказала ей все, что узнала из книги. На мой вопрос, правда ли, что цикорий похож на кофе, она со смехом предложила попробовать. Кажется, ей понравилась идея создать такой вот семейный гербарий, потому что она по секрету показала мне свой, вложенный между страницами собрания сочинений Агаты Кристи (включающего пятнадцать томов).

Допив «эликсир жизни», как она в шутку называла цикориевый чай, старушка очень серьезно сказала, что теперь мы с ней настоящие любительницы Природы, а значит, навсегда останемся Ее детьми.

Природа вокруг нас – и в виде тех небольших комнатных растений, которые мы выращиваем дома, и тех трав, что растут на лугу. Даже умирают растения не окончательно – раз мы можем сохранить память о них в виде гербариев. Природа вокруг нас не всегда дышит молодостью, ведь сухоцветы и пожилые люди тоже ее часть. Засушенные растения примиряют нас с мыслью, что ничто не вечно, но у каждого живого существа на планете есть шанс оставить свой след. Пусть даже это будет след на бумажном листе или лепесток в чашке чая.

Дарья Пономарева, 17 лет
Фото автора

________________________________

Moy gerbaryi cvety i travy
Анна Васильева
«Мой гербарий. Цветы и травы»
Художник Светлана Винникова
Издательство «Манн, Иванов и Фербер», 2018 год

Примечание от редакции:
авторству Анны Васильевой принадлежит еще одна книга из этой же серии с иллюстрациями Светланы Винниковой – «Мой гербарий. Листья деревьев» (год издания – 2018).

Мой гербарий. Листья деревьев »
Понравилось! 7
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.