Груды цветов и трав…
20 февраля 2019 981

Летом я перечитывала книгу Константина Паустовского «Золотая роза». Там есть глава «Груды цветов и трав»: герой-рассказчик ловит карасей на озере и случайно слышит разговор деревенских детей – они собирают щавель и заодно учат младшего мальчика разбираться в травах. Я поймала себя на мысли, что так мало знаю о травах, цветах и злаках. И тут как раз в издательстве «Белая ворона» появилась энциклопедия шведского писателя Стефана Касты. О чем бы он ни рассказывал – о деревьях, ягодах, грибах или бабочках, – в его книгах всегда сочетается увлекательный материал по теме и тончайшая поэзия природы.

Травы и злаки кажутся неприметными, но это удивительные растения. Трава – самое прочное, что существует в природе. Никакие изобретения человека не сравнятся с травинкой по силе и гибкости – даже железо и сталь. Все дело в строении стебля, полого внутри. Травы и злаки служат основной пищей для человека и многих животных. А еще мы дышим воздухом, часть которого создана зеленой травой.

Книгу Стефана Касты можно использовать как атлас злаков и трав. Вот злаки: пшеница, рожь, ячмень, кукуруза, овес. Вот травы: мятлик луговой, ежа сборная, луговик дернистый, горошек мышиный, сныть. А это травяные бабочки, которые называются «сатириды»: крушинница (или лимонница), бархатница волоокая, чернушка лигея, буроглазка мегера – травы являются кормом для гусениц этих бабочек.

Прежде чем сообщить какую-либо информацию, автор задает вопросы читателю. Например, можешь ли ты отличить сено от соломы? И выясняется, что «сено – высушенная луговая трава, которую заготавливают летом. Домашние животные питаются им всю зиму. Солома – это то, что остается, когда собран и обмолочен урожай зерновых. Солому используют в качестве подстилки в хлеву».

Текст внутри книги расположен нелинейно. Некоторые фрагменты содержат культурологические комментарии к теме.

 

Молитва о хлебе

«В прежние времена для защиты всходов существовали свои собственные боги и богини. В Римской империи им покровительствовала богиня Церера, а у древних греков – Деметра. В их честь устраивали пышные праздники урожая. Им дарили зерно и колосья. В Древней Скандинавии приносили жертвы богу плодородия Фрё. И по сей день зерно и хлеб занимают важное место в наших молитвах. Например, в молитве “Отче наш” есть такие слова: “Хлеб наш насущный даждь нам днесь”».

Illustr 1

Другие отрывки текста можно читать как стихотворения в прозе.

 

Травы цветут

«У трав появляются цветки, но они очень мелкие и лишены того, что мы обычно воспринимаем как важнейшую часть цветка, – ярких лепестков. Поэтому нам почти никогда не приходит в голову, что травы тоже цветут.

Когда зацветают травы, события развиваются очень быстро. Ранним летним утром, пока мы еще спим, тычинки внезапно начинают расти. Когда их припекает солнышко, пыльники раскрываются, и огромное количество мелкой, как мука, пыльцы высыпается наружу и разносится по ветру.

И вот все уже закончилось – так же быстро, как и началось. Когда мы выходим из дома, то даже не догадываемся, что этим утром цвели травы».

Но, пожалуй, самое ценное – автор книги побуждает ребенка к взаимодействию с природой: наблюдай за травой, собери букет из трав. А можно сыграть в игру «петушок или курочка»: сжать пальцами травинку и собрать колосок на конце. Если он получится круглым, то это «курочка». А если высоким и острым, как гребень петуха, то «петушок» (для этой игры лучше всего подходит райграс французский). Или нанизать землянику на травинку типа тимофеевки (кстати, в рассказе Юрия Коваля «Березовый пирожок» такое занятие называлось «подколоть свинку»).

Illustr 2

Завершу рассказ об энциклопедии Касты фрагментом главы «Груды цветов и трав» из книги «Золотая роза» Паустовского – они у меня «зарифмовались»:

«Однажды я ловил рыбу на небольшом озере с высокими, крутыми берегами… Наверху, надо мной, где по пояс стояли цветы, деревенские дети собирали щавель. Судя по голосам, там было три девочки и маленький мальчик. Две девочки изображали в разговорах между собой многодетных деревенских женщин. Каждая, должно быть, подражала своей матери. Это у них была такая игра…

– Вот увязался за нами, скулит, а кругом, гляди, один цвет не похож на другой. Их тут сотни, этих цветов. А что он знает? Ничегошеньки он не знает. Даже как зовется вот этот цвет – и то не знает.

– Курослеп, – сказал мальчик.

– Да не курослеп это, а медуница. Сам ты курослеп!

– Мядуница! – даже с некоторым восхищением повторил мальчик.

– Да не “мядуница”, а “медуница”. Скажи правильно.

– Мядуница, – поспешно повторил мальчик и тут же спросил: – А это какой, розовый?

– Это мята. Повтори за мной: мята!

– Ну, мята, – согласился мальчик.

– Ты не нукай, а чисто за мной повторяй. А вот это таволга. Такая пахучая-пахучая! Такая нежная-пренежная! Хочешь, сорву?

Мальчику, видимо, понравилась эта игра. Он, посапывая, добросовестно повторял за Клавой названия цветов и трав. А она так ими и сыпала:

– Вот, глянь, это подмаренник. А это купава. Вот та, с белыми колокольцами. А это кукушкины слезки.

Я слушал и только удивлялся. Девочка знала множество цветов. Она называла дрёму, ночную красавицу, гвоздику, пастушью сумку, копытень, мыльный корень, шпажник, валерьяну, чабрец, зверобой, чистотел и много других цветов и трав».

Зимой самое время читать книгу Стефана Касты и «с некоторым восхищением повторять» названия трав. Тогда летом все они уже будут добрыми знакомыми.

Ксения Зернина

Понравилось! 5
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.