Как Жак Паганель стал лягушкой. Новое прочтение «Детей капитана Гранта»
10 января 2019 1086

В прежние века литературные сюжеты нередко вдохновляли композиторов на создание опер и балетов. В 20 веке по мотивам литературных произведений стали ставить театральные спектакли и снимать кино. А в 21-м вдохновением преисполнились создатели комиксов и графических романов. Поначалу это шокировало: зачем? Для чего? Для кого? И не приведет ли это к «полному вымиранию» книг и их читателей? Хотя от балетов и кино они вроде бы не «вымерли»… Но балетные спектакли и экранизации известных литературных произведений сегодня воспринимаются как более или менее «нормальное» искусство. А комиксы – это же… Что? Вопрос!

Между тем, переложение литературной классики в формат комиксов встречается все чаще и чаще. Может быть, это и есть искомый способ сохранить ее в обиходе современных подростков?

Вот что думают сами подростки, эксперты «Папмамбука», по поводу нового комикса по роману Жюля Верна «Дети капитана Гранта».

Darya Ponomareva
Дарья Пономарева, 17 лет, г. Кемерово

Многие «проверенные временем» книги я открыла для себя только сейчас, и не все они были в привычном для моих родителей формате. Моя мама рассказывала, что «Детей капитана Гранта» она читала у бабушки на даче, куда ее каждое лето отвозили родители. Но в моем детстве не было ни дачи, ни старого бабушкиного книжного шкафа, ни романа Жюля Верна. У моих сверстников уже начали завоевывать популярность комиксы. Сейчас они перестали быть лишь развлечением на один вечер, тонкой «книжкой с картинками», на которую родители смотрят с подозрением и немым укором. Сейчас комикс – это способ приобщиться к мировому «культурному коду».

Классический роман Жюля Верна обрел новую жизнь благодаря французскому комиксисту Алекси Нэму. Три тома романа уместилось на 152 страницах комикса. Работу Нэма можно назвать «новой классикой», ведь приключенческий роман, которым зачитывались наши родители, был «переведен» на понятный современным подросткам язык картинок и диалогов.

Первое, что удивляет в этом графическом романе – его герои. Это животные, причем очень колоритные! Лорд Гленарван и его жена обзавелись полосатыми шубками и длинными молочно-белыми усиками, превратившись в пару тигров; близкий родственник Гленарвана майор Мак-Наббс, описанный в книге как человек скромный, молчаливый и добродушный, стал упитанным медведем, раскуривающим трубку; а двоюродный брат Гленарвана, добрый и энергичный капитан «Дункана» Джон Манглс оказался худощавым ушастым лисом с погонами.

Интереснее всего наблюдать, как на этих звериных мордах проступают вполне человеческие эмоции. Сведенные на переносице тонкие бровки Элен и печаль в ее глазах, когда она рассказывает мужу, что по воле Адмиралтейства детям капитана Гранта суждено остаться сиротами… Праведный гнев маленького сынишки Гранта и слезы его сестры… Переживанием героев веришь, потому что видишь их своими глазами.

Illustr 1

Детальная прорисовка каждого персонажа, интерьера кают и городского пейзажа позволяет проникнуться романтической атмосферой XIX века. Обилие теплого бронзового цвета в сочетании с восхитительными картинами закатов и рассветов создает единую визуальную атмосферу для всего произведения.

Сильнейшее впечатление на меня произвела панорама Патагонии, где, как предполагали герои, томится в плену у индейцев капитан Грант. Природа этого географического региона передана с невероятной точностью: величественные горы, пики которых обрамлены снежным кружевом, зеленые долины, перехваченные лентой горных вершин, и холодное неприветливое солнце, отмеряющее начало нового дня...

Illustr 2

Романы Жюля Верна всегда образны, а героями его историй часто становятся незаурядные личности с ярко выраженными чертами характера. Может быть, именно поэтому «Дети капитана Гранта» так удачно смотрятся в графике ‒ ведь то, что легко представить, всегда будет хорошо смотреться в виде рисунка.

«Дети капитана Гранта» ‒ это пронзительная история о дружбе, взаимовыручке и упорстве. Герои романа доказывают на личном примере, что надежда на успех – это уже половина успеха, а когда рядом с тобой сильная команда, ты можешь пересечь полмира, чтобы достигнуть цели.

1

Eva Birukova
Ева Бирюкова, 15 лет, г. Челябинск

Порой достаточно одного взгляда на обложку книгу, чтобы понять: «Это мое». Беру книгу в руки, и с этого момента мы одно целое, вдыхаю этот запах ‒ бумаги, краски… Даже сама история, когда только начинаешь в нее погружаться, может иметь свой легкий загадочный аромат… А электронные книги лишают меня этого предчувствия и «предвкусия» чтения.

Графический роман «Дети капитана Гранта» я прочитала с экрана в формате PDF. К сожалению, это лишило меня возможности по-настоящему полюбоваться книгой, ощутить связь с ней. Но все же я с уверенностью могу сказать, что с первых строк, а точнее с первой иллюстрации влюбилась в этот роман. С самого начала я была поражена самой идеей: изобразить в графике известный роман Жюля Верна. Но ведь графический роман еще больше, чем обычная книга, позволяет почувствовать себя героем сюжета, свидетелем и участником великой истории, написанной автором, поэтому, может быть, это хорошая идея…

Все герои графического романа предстают перед нами в облике разных животных. Поначалу это меня немного смутило, но, прочитав пять-шесть страниц, я привыкла к внешнему виду героев, и мне даже начал нравиться необычный подход художника-иллюстратора. Паганель, известный географ, секретарь Парижского географического общества, почетный член Королевского географического общества, предстает перед читателем в облике лягушки. Вор, разбойник, нарушитель всякого порядка Бен Джойс изображен в виде волка. Дети капитана Гранта – котята (или, скорее, рысята). Боцман – медведь. Капитан корабля «Дункан» ‒ тигр. Мне стало интересно, почему художник выбрал именно этих животных. И вот о чем я вспомнила.

Кто, как и Паганель, жаждал приключений, был невнимателен, рассеян, забывчив, но очень храбр? Лягушка-путешественница.

Волки всегда замышляют что-то плохое, они злопамятные, жестокие, живут только в стае, а по одиночке не выживают, ‒ как и Бен Джойс, возглавивший банду разбойников, грабящих и не щадящих никого на своем пути.

Дети капитана Гранта, Роберт и Мэри, своим любопытством, добротой и ласковостью действительно напоминают котят.

Почему боцман – медведь? Наверное, потому что он такой же сильный, а еще он преданный, помощник капитана.

Ну а капитан, храбрый, умный, справедливый и честный, – настоящий тигр.

Вот так, лишь взглянув на героя, можно узнать о его характере.

Illustr 3

Стоит сказать, что несколько глав романа со мной читал мой четырехлетний брат, и он, к моему удивлению, все понял. Почему к удивлению? Да потому, что в книге много дат, фактов, исторических событий, которые происходили века назад и информацию о которых понимают не все школьники. А тут малышня четырехлетняя! Поэтому возрастной индекс графического романа ниже, чем текста романа.

Все-таки как много интересных перемен и смелых экспериментов в современной литературе! Я рада, что познакомилась с этим романом.

1

Mariya Dorofeeva 1
Мария Дорофеева, 17 лет, г. Симферополь

Когда я увидела обложку графического романа по «Детям капитана Гранта», мне показалось, что новое воплощение знаменитого приключенческого романа в графической форме – отличная идея. Однако, когда я открыла книгу, выяснилось, что Алекси Нэм пошел не просто путем адаптации романа Жюля Верна к новому способу повествования, но и изобразил его героев в виде животных. И первый вопрос, который я себе задала, ‒ зачем?

Алекси Нэм, по-видимому, тщательно обдумал выбор каждого персонажа-животного, чтобы отразить характерные черты персонажа-человека. Например, достаточно прямолинейный, даже грубоватый, и физически сильный майор Мак-Наббс превратился в медведя, а благородный лорд Гленарван – в тигра. (Правда, при этом в графической версии довольно парадоксальными кажутся сцены, где герои-животные вытаскивают акулу из моря или сами ездят на лошадях.) Логика «превращений» здесь более или менее понятна: автор просто гиперболизировал отдельную, но действительно говорящую характеристику каждого персонажа. Однако Жак Паганель, мой любимый герой и вообще уникальный персонаж, который стал одним из главных литературных достижений Жюля Верна, почему-то оказался лягушкой! Возможно, только потому, что он француз (а недобрые соседи обзывают французов «лягушатниками» за то, что они едят лягушек). Но, на мой взгляд, из-за этого теряется практически весь смысл Паганеля как персонажа. Это напоминает мне лингвистическую задачу: найдите пару, слова в которой связаны между собой не так, как остальные. Айртон – хищный и безжалостный волк, Роберт Грант – ловкий кот, Паганель – лягушка. Какое определение вообще применимо к лягушке? Прыгучая? Холодная? Зеленая? Разве это о Паганеле?..

Illustr 4

Я задумалась: какие цели преследуют авторы анимационных фильмов, делая главных героев известных литературных произведений антропоморфными животными? Взять, к примеру, мультфильм «Пёс в сапогах», переосмысленную экранизацию «Трех мушкетеров», или американский «Робин Гуд» (1973 года), где главный герой – хитрый лис, который обводит вокруг пальца своих преследователей. Мне кажется, что художники, заменяющие людей животными, неизменно стремятся к упрощению произведения, чтобы сделать его более понятным для детей.

Однако научные комментарии, вложенные Жюлем Верном в уста Паганеля, Алекси Нэм все же сохранил. Видимо, в случае с «Детьми капитана Гранта» упростить образы персонажей, превратив их в животных, было недостаточно для того, чтобы сделать всю книгу более доступной для современных читателей. Хотя научные объяснения у Жюля Верна являются частью приключенческого сюжета, от читателя требуются достаточно большие и осознанные усилия для понимания этих связей, и, возможно, многим школьникам читать графический роман будет так же сложно, как и оригинал. А упрощенные персонажи-животные вступают в конфликт с научной составляющей романа, делая его возрастную адресацию неопределенной.

Но кто тогда может быть его целевой аудиторией? Возможно, люди, которые никогда не читали Жюля Верна и, вероятно, не собираются этого делать. Или люди, которые коллекционируют всевозможные издания «Детей капитана Гранта».

1

Alexandra Dvoreckaya
Александра Дворецкая, 15 лет, г. Ярославль

Просто замечательно, когда замысел автора за тебя переварили, продумали до мельчайших деталей и превратили в рисунок. Другое дело, если тебе этот рисунок не по душе. Но это уже вопрос вкуса. Лично мне иногда жизненно необходимо не только посетить книжный мир в моём воображении, но и увидеть его вживую, хотя бы на картинке. А мой мозг, увы, не принтер, работает только на ввод описания в формате текста, и полученные в нём картинки распечатать не получится. Ну не умею я рисовать. Тут – совсем другое дело. Всё тебе разжевали, нарисовали. Смотри и радуйся.

Сразу представляется утопическая картина: вместо произведений классической литературы перед нами лежат тома графических романов. И сложный язык классиков прост и понятен, и описания куста, занимающие три разворота, умещаются в небольшой рисунок. И думать не надо. А вдруг художник нарисовал этот куст иначе, чем его представили бы вы? Вдруг в вас умер великий исследователь творчества классиков, который мог бы открыть в этом описании скрытый смысл? А тут ‒ куст. Качественно прорисованный. Пушистый, словно растущий на глянцевой странице. Без всяких там шифровок в тексте и анаграмм. Или, может, и с шифровками, но уже не писательскими. А вы могли бы раскрыть великие тайны литературы, но теперь представляете этот куст не иначе, чем нарисованный художником, и красота речи автора осталась за полями. Зато книжка с картинками. Удивительно красивыми картинками.

Не спорю, многие писатели дополняли свои произведения изображениями. Нарисованными своими руками или созданными талантливыми друзьями. И эти изображения появлялись параллельно процессу написания произведения и, соответственно, по-своему влияли на облик персонажей и их характер. Но в этой ситуации художник точно знал со слов автора малейшие детали образа рисуемого персонажа. И это были лучшие иллюстрации, которые, увы, создать во второй раз не получится.

Графический роман по известным произведениям ‒ это хорошо. Красиво. При согласии автора. Прижизненном. А то мало ли что он изображал в своём воображении, мало ли кого представлял. Тут не стоит ошибаться. Но графический роман ‒ это произведение свободное, не ограниченное стилем рисования и интерпретацией внешности персонажа. Поэтому в любую историю можно добавить немного басни и заменить несимпатичных людей на симпатичных животных.

Логичный вопрос: вот откуда в «Детях капитана Гранта» животные? Которые, к тому же, по стандартному соотношению образов зверей и определенных личностных качеств, должны быть «расставлены» иначе. И не важно, что Паганель француз. Что, теперь всех жителей этой страны лягушками изображать? Да и вообще, можно ли «разобрать» этих персонажей на конкретные абсолютные качества? В мире Жюля Верна нет идеализации людей. Да и семейная жизнь представительницы семейства кошачьих и лиса вряд ли возможна. И мы вновь возвращаемся к вопросу «истинности» изображений. Как тут обойтись без животных? Кто возьмёт на себя ответственность извлечь из произведения точные портреты не имеющих лиц персонажей? Кто сможет воссоздать «правильную» внешность по характеру?

Графический роман – самостоятельное произведение. Созданный по книге, он, как и фильм, может быть и плох, и хорош. И виноват в этом будет совсем не Жюль Верн. И даже не талантливый художник, которого так и хочется обвинить во всех несоответствиях. Просто восприятие у каждого своё. И вряд ли вы возьмёте на себя ответственность утверждать, что картинка в вашей голове – единственно правильная. Изучать по графическому роману классическое произведение вряд ли получится. Такой тип искусства надо просто любить, понимать и уважать за его самобытность. Что я, собственно, и делаю.

1

Baruscheva Ksenia
Ксения Барышева, 15 лет, г. Ярославль

От дома до школы мне идти достаточно далеко, и я скачиваю на телефон аудиокниги или аудиоспектакли и слушаю их по дороге. Так произошло и с книгой Жюля Верна «Дети капитана Гранта». Текст читал один актер, но, как он ни старался, я очень часто не могла определить, кому из героев принадлежит та или иная реплика: лорду Гленарвану, капитану МакНаббсу, Джону Манглсу. Все как один были мужественны, благородны, несгибаемы и лишены даже малейших недостатков. Героини – леди Гленарван и Мэри Грант – ни в чем им не уступали. Ни один из них не был наделен какими-то своими привычками, особенностями. Неудивительно, что самым любимым героем этой истории для меня стал ни на кого не похожий рассеянный ученый Паганель. Поэтому мне очень понравилась идея авторов графической версии книги нарисовать персонажей антропоморфными животными, за каждым из которых с первого взгляда угадывается характер: юная, не всегда уверенная в себе, но со стальным стержнем внутри кошечка ‒ Мэри Грант; игривый, восторженный и безрассудный котенок ‒ Роберт; тяжелый, неповоротливый, но очень надежный медведь – капитан МакНаббс; властный, всегда оказывающийся хозяином положения лев ‒ лорд Гленарван; мужественный, но скромный лис ‒ капитан Джон Манглс. Жюль Верн оставил читателям простор для воображения, сделав героев похожими на картонных кукол из детской игры, где можно, меняя наряды, менять их характеры, угадывать привычки. Авторы графического романа приняли предложенные Жюлем Верном правила игры и сочинили каждому из героев свой характер. Графический роман более динамичен, лишен, может быть, менее интересных современному читателю экскурсов в историческую географию, но очень красочен и удивительно достоверен. Художники тщательно прорисовывают «Дункан», убранство салона на корабле, разворот газеты «Таймс», наряды персонажей, ‒ и современный читатель оказывается в атмосфере того времени, когда развивались описанные в книге события. Для первых читателей книги не требовались объяснения, как выглядит трехмачтовый парусник или дорожная кибитка. Это были хорошо знакомые ему реалии. А на помощь современному читателю приходят иллюстрации, благодаря которым он оказывается больше вовлечен в происходящее.

Illustr 5

1

Daniel Bronsky
Даниэль Бронский, 15 лет, с. Ардонь, Брянская обл.

Я помню, как однажды в детстве решил прочесть «Детей капитана Гранта». Дальше второй главы у меня тогда дело не пошло. Я путался в именах героев, скучал, пока они неторопливо размышляли о содержании найденного в акульем брюхе письма, и недоумевал, как кому-то может нравиться такая грузная и тягучая книга. Обилие подробностей и неспешность повествования, которыми отличается проза Жюля Верна, в детстве оказались для меня непреодолимыми преградами.

Но вот я открываю графическую адаптацию «Детей капитана Гранта» Алекси Нэма. И уже только оттого, что она графическая, обе эти преграды в ней разрушены. Первая, обилие подробностей – благодаря тому, что один-единственный кадр комикса порой может заменить целую страницу подробных описаний и «читаться» при этом будет легче и быстрее. А вторая, неспешность повествования – потому что многие малозначимые эпизоды, само собой, пришлось сократить или вырезать. К примеру, гораздо меньше стало столь любимых Жюлем Верном исторических, географических, биологических и прочих отступлений.

При этом повествование тщательно следует фабуле оригинала и не пропускает ни одного важного события. В графической версии романа всего 140 страниц, а оригинальная книга очень объёмная, – казалось бы, в таком случае история должна получиться скомканной. Но, на мой взгляд, Алекси Нэму удалось сбалансировать ход событий так, что всему нашлось место. И потому в новом графическом переложении сохранилось самое важное: приключение захватывает; герои поражают отвагой и выдержкой; Паганель – всё тот же рассеянный болтун, раз за разом умудряющийся всех спасать.

Именно поэтому я бы отдельно порекомендовал эту адаптацию маленьким детям. Комикс наверняка будет им куда понятнее толстой книжки. Оригинал они лучше прочитают позже, когда смогут по-настоящему оценить его достоинства. А вот приключениями смельчаков, бросившихся в долгое рискованное путешествие ради того, чтобы спасти жизни нескольких незнакомцев, пусть наслаждаются уже сейчас.

Мне хочется, чтобы таких красивых и добротных адаптаций классики было намного больше. Не только потому, что это возможность по-новому взглянуть на любимые произведения, но и как раз потому, что тогда дети смогут раньше начать знакомство с классикой. Обычно это истории, созданные много лет назад для взрослых, написанные несовременным языком, повествующие о проблемах далёкого прошлого. Ребёнку, да и не только ребёнку, бывает трудно читать такую книгу и тем более получать от неё удовольствие. Мне кажется, более понятные графические адаптации тут помогли бы, расширили бы круг читателей классики и помешали бы формированию отрицательных стереотипов о классической литературе.

Я отчасти говорю это, основываясь на собственном опыте, потому что сам прочёл оригинальную книгу «Дети капитана Гранта» только благодаря графическому роману. До него я считал, по своим детским впечатлениям, что книги Жюля Верна очень скучные, что сюжет там всю дорогу переминается с ноги на ногу и что читать их стоит только ради разных энциклопедических сведений. Графическая версия показала, что я ошибался. Заинтересовавшись, я взялся за оригинальную книжку и с удовольствием, без всяких затруднений прочитал её.

Кстати, хотя книга и комикс похожи по содержанию, впечатления от них получаешь совсем разные. Поэтому я не думаю, что от прочтения одного другое сразу станет неинтересным. Напротив, мне было даже любопытно сравнить два варианта одной истории.

И ещё я всё думаю: ладно, в случае с зарубежными книжками нам достаточно подождать, пока по ним нарисуют комиксы зарубежные же художники, а потом просто перевести эти комиксы… Но ведь с русской классикой нам придётся разбираться самостоятельно!

Эх, доведётся ли мне подержать в руках графический роман «Мёртвые души»?..

_________________________________________

Dety capitana Granta
Жюль Верн
«Дети капитана Гранта»
Художник Алекси Нэм
Перевод с французского Михаила Хачатурова
Издательство «Манн, Иванов и Фербер», 2018

Понравилось! 9
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.