Расколотый мир
21 ноября 2018 308

В мире, придуманном французской писательницей Кристель Дабо для тетралогии «Сквозь зеркала», планета Земля – не более, чем далёкое воспоминание. Много столетий назад она погибла в результате катастрофы, известной под названием Раскол. Человечество продолжает своё существование на ковчегах – уцелевших осколках Земли, парящих над её необитаемым Ядром. Некоторые из них довольно велики – на них умещаются города, леса, озёра и горы. Развивавшиеся изолированно ковчеги совершенно не походят друг на друга, к тому же жители каждого из них обладают уникальными сверхспособностями. Мир романа – это настоящий калейдоскоп цивилизаций, культур, экосистем. Первые две книги мало рассказывают о загадочных истоках этого мира и о властвующих над ним незримых силах, да и ковчегов-то в них упоминается немного. Но это только подстёгивает читательское любопытство.

Жители ковчега А́нима необычны тем, что в их присутствии неодушевлённые предметы оживают и даже обретают некоторое подобие разума. Кучера управляют безлошадными каретами силой мысли. Даровитые умельцы могут восстанавливать повреждённую материю одним прикосновением. Да что там, некоторые жители Анимы содержат предметы обихода в качестве домашних питомцев! Но, пожалуй, интереснейшая из их сверхспособностей– чтение предметов. Владеющие этим искусством способны впитывать, как губка, мысли и чувства людей, когда-либо прикасавшихся к читаемой вещи, – тем самым по крупицам восстанавливая её историю.

Главная героиня романа Офелия – одна из лучших чтиц Анимы, поэтому неудивительно, что она работает заведующей одного из музеев истории. Она обожает эту работу, влюблена в свой музей и, вроде бы, вполне довольна тихой и скромной жизнью. О замужестве (которое на Аниме, по традиции, происходит довольно рано) она вообще не думает и отказывает одному жениху за другим. Так продолжается до тех пор, пока Офелии не объявляют, что она должна будет стать женой знатного чиновника родом с другого, далёкого и таинственного ковчега – Полюса. Офелия расстроена, напугана, доведена до отчаяния, но на сей раз отказаться от замужества невозможно: между ковчегами уже заключена сделка о помолвке, в которой замешаны правительства, знать и даже полубоги. Всего через несколько месяцев Офелия, оставив семью, дом и музей, вместе с сопровождающей её тётушкой отправляется на дирижабле в неизвестность.

Судьба Офелии оказывается ещё хуже, чем она могла себе вообразить. С момента прибытия на Полюс её жизнь оказывается в руках будущего жениха Торна, который не обращает на Офелию никакого внимания, и его тётки Беренильды, добродушной с виду, но не терпящей неповиновения. Они едва ли воспринимают её как равную себе – скорее, как инструмент в своих бесконечных интригах, разъяснить смысл которых Офелии не спешат. Она постоянно находится под надзором, ей нельзя выходить за пределы владений Беренильды, а за любым неподчинением следует наказание. Путь на родину закрыт, возможно, навсегда. Будущее туманно. Офелия вынуждена жить вместе с ненавистными ей людьми, потому что только им под силу уберечь её от ещё больших опасностей внешнего мира.

Полюс совершенно не походит на Аниму. Если отбросить такие «мелочи», как ужасный холод и множество гигантских хищных зверей, то одно из главных отличий этого ковчега от Анимы заключается в уникальных сверхспособностях его жителей. Если на Аниме сверхспособности связаны с воздействием человека на материальный мир, то на Полюсе они основаны на взаимодействии человеческих разумов: создание иллюзий, обманывающих органы чувств, причинение боли силой мысли, связь нескольких сознаний в единую сеть, и тому подобное. Это порождает и совершенно иное отношение к материальному миру. Но еще разительнее отличие в государственном устройстве ковчегов. На Аниме царит вовсе не демократия, но там хотя бы поддерживается видимость порядка и справедливости, а жители считают друг друга одной большой семьёй. А Полюс – это аристократическое государство, где люди, обладающие сверхспособностями, считаются высшим сословием, а все остальные – почти бесправными слугами. При этом знать ещё и разделена на кланы, которые грызутся между собой за внимание правителя ковчега. Иногда и в прямом смысле за то, чтобы он обратил на них свой взгляд, потому что память у него порой хуже, чем у годовалого ребёнка.

Знать Полюса живёт отдельно от простолюдинов, в огромном летающем городе Небограде. Небоград – это такой своеобразный замкнутый мирок богатых и влиятельных людей, которым нечего больше делать, кроме как веселиться на балах, беседовать о всякой чепухе, сплетничать и плести интриги. Чем-то это напоминает королевские дворы далекого земного прошлого, только здесь люди куда мстительнее, кровожаднее, и к тому же способны создавать миражи, от реальности почти неотличимые. На самом деле Небоград – это грязное, неухоженное, плохо отапливаемое место. Но чудеса иллюзионистов и манипуляторов пространством превращают его в город роскошных дворцов и прекрасных садов. Само собой, всё это предназначено только для власть имущих – слуги же, когда не заняты исполнением хозяйских приказов, могут пожить и в вонючих дряхлых бараках. Конечно, несложно было бы замаскировать иллюзиями убогость и их жилищ... но зачем напрягаться? Не лучше ли вместо этого приятно провести время в курительном салоне?

Всё это глубоко чуждо Офелии. Она никогда не пыталась скрывать свои слабости, льстить или лицемерить. И с этим тесно связано ещё одно её умение, куда более редкое, чем Чтение – способность входить в одно зеркало и выходить из любого другого, в котором когда-либо появлялось её отражение. Правда, дальность перехода ограничена, так что перемещаться на другие ковчеги невозможно. Однако это умение всё равно немного увеличивает свободу Офелии и иногда очень вовремя выручает её. Как и в случае с большинством других сверхспособностей, автор не объясняет, как и почему зеркальный переход работает. Но одного врождённого дара тут недостаточно: требуется ещё и умение смотреть на себя непредвзято, открыто; не прятаться за маской; не «пенять на зеркало», ведь иначе оно не впустит в себя. Честность перед собой и перед другими – это качество лежит в основе характера Офелии. И, как ни странно, именно оно роднит Офелию с её будущим мужем.

Торн, на первый взгляд, личность отталкивающая. Он весь какой-то жёсткий, угловатый и невозмутимый, как скала. Разговаривает всегда холодно, категорично, даже грубо. А главное, он способен запросто убить человека. Если Офелия когда-нибудь и мечтала о муже, то точно не о таком. Но есть одна важная, открывающаяся со временем деталь: Торн, как и Офелия, противопоставляет себя обществу Небограда. Его мрачная фигура возвышается как бы в стороне от толпы расфуфыренных дам и кавалеров и их нескончаемого бал-маскарада. Торну противен такой образ жизни, и он этого не скрывает. Своей дерзостью, непростым происхождением (Торн – бастард) и неподкупностью в должности суперинтенданта – управляющего всеми финансами Полюса – он заслужил ненависть знати. И Торн, и Офелия, несмотря на выдающиеся способности и волевые характеры, жили одиноко, замкнувшись в рамках собственных профессий. Но оба предпочитали такую жизнь жизни бесцельной и праздной.

В «Зеркалах» мне очень понравились диалоги. Потому что почти каждый из них – это захватывающее столкновение характеров, с постоянно меняющейся динамикой и много рассказывающее о героях. Иногда я даже перечитывал их по нескольку раз, чтобы сполна насладиться всеми оттенками эмоций, всеми яркими репликами. К примеру, Офелия разговаривает с Торном: диалог напряжённый, немного неловкий; Торн давит на Офелию (он вообще, похоже, не умеет общаться по-другому), а она вдруг тихонько говорит что-то потрясающе дерзкое ‒ и тогда казалось бы непоколебимый Торн, плохо скрывая растерянность, умолкает. Тем самым открывая ещё одну из многих граней своей личности.

Офелия, будучи умной девушкой, прекрасно понимает положение, в котором оказалась; понимает, в отличие от своей тётки, что глупо, бессмысленно бунтовать и возмущаться. Надо принять неизбежное и сконцентрироваться на других вещах ‒ например, на поиске надёжных союзников. Поэтому она беспрекословно подчиняется Торну и Беренильде, если это необходимо (то есть почти всегда). Жизнь Офелии напоминает лодку, которую несут и швыряют из стороны в сторону свирепые волны, и всё, что она может сделать – это изо всех сил держаться за борта и надеяться, что её не утянет на дно водоворот междоусобных склок, схваток за власть, любовных драм и закулисных интриг.

И всё-таки с самого начала путешествия Офелия решила бороться за свою свободу. Ждать, использовать каждую возможность упрочить своё положение, свои связи, свой голос. Сперва эта её мечта о независимости кажется наивной. Но мы пока ещё плохо знаем Офелию. И понятия не имеем об испытаниях, в которых ей предстоит закалиться. О людях, с которыми столкнёт её судьба. О местах, куда заведёт её талант.

Вскоре жизнь Офелии становится гораздо свободнее. Но и гораздо опаснее. Она, бывшая простая музейная смотрительница, вознеслась до самых заоблачных шпилей летучего города – и даже выше.

Что же ждёт её впереди?

Даниэль Бронский, 15 лет

___________________________________

О книге Кристель Дабо «Сквозь зеркала. Книга 1. Обрученные холодом» рассказала Полина Зеленова в статье «Анима и Полюс»

Понравилось! 6
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.