Реалии детской жизни в детских книгах: какашки, горшки и памперсы
29 октября 2018 1084

Еще каких-нибудь десять лет назад экскременты животных, изображенные на страницах детских книг, приводили в ужас представителей педагогической общественности: надо же, о чем стали писать!.. В сознании советского человека прочно засела мысль о том, что искусство и литература – это о высоком, о «духовном». А «низкое» мы склонны рассматривать как некрасивое, неприличное, недостойное оказаться в фокусе публичного внимания. Хотя искусство и литература уже лет сто как предпочитают говорить вовсе не о красивом, а о разном, и стремятся расширить культурное поле. Ведь это один из способов выражать и понимать человека и его проблемы. И детская книга, с этой точки зрения, не исключение. Она, в ряду прочих своих задач, еще и вырабатывает язык, на котором взрослые могут общаться с детьми.

Общаемся мы с ребенком всегда по поводу каких-то жизненных ситуаций. И чем меньше ребенок, тем более непосредственной оказывается связь жизни и книги. Поэтому туалетная тема должна была в какой-то момент пробиться на страницы детских книг.

Понятно, что «какашки» – это область «низкого», и все, с ними связанное, «неприлично», то есть табуировано.

С другой стороны, «приучение к горшку», т.е. внушение ребенку определенного отношения к отправлению своих физиологических нужд, – важнейший этап «очеловечивания», социализации. Какашки – то, вокруг чего в жизни маленького ребенка много чего происходит – и страданий, и «побед». Они, как говорится, «даны ему в ощущениях», и ощущения эти нередко гипертрофированы. Кроме того, с какашками связаны первые строгие запреты – запреты на манипуляции, например. И взрослые ведут себя, на взгляд ребенка, непоследовательно: то живо интересуются содержимым горшка, то утверждают, что это неприлично и даже отвратительно. И с самим называнием какашек тоже все сложно: первые эвфемизмы, которые усваивает ребенок, связаны именно с этой областью: «поделать», «сходить по большому», «сделать а а».

Иными словами, с первыми жесткими социальными ограничениями ребенок сталкивается именно здесь. Все, что происходит вокруг какашек, несет на себе тень невроза.

Конечно, в отсутствие такого важнейшего цивилизационного изобретения как памперсы (подгузники) проблема какашек стояла гораздо острее. Памперсы, эта гигиеническая броня, в которую облачен ребенок, сильно снижает возможные риски отравить окружающим жизнь, а потому снижает и риск «горшечного невроза». И это замечательно!

Современные малыши вступают в социум гораздо более беззаботно, чем, к примеру, их сверстники конца прошлого века. Их возможности наращивать социальный опыт, «огибая» горшок и связанные с ним проблемы, гораздо шире. И говорить (а значит, и активно общаться) многие из них начинают раньше, чем пользоваться горшком.

В этом нет ничего плохого. Как раз наоборот: это сильно снижает невротичную составляющую процесса «окультуривания». Да, памперсы (подгузники) позволяют отодвинуть необходимость пользоваться горшком. Но они в то же время позволяют родителю пользоваться более сложным и психологически верным педагогическим инструментарием: говорящему ребенку уже можно показывать книжки. Он уже осваивает азы знаковой культуры и опознает на картинках знакомые реалии.

«Где, где мне взять книжку, где какой-нибудь персонаж сидел бы на горшке?» ‒ причитала одна мама, рассказывая мне про свои проблемы. Ее дочка любила слушать книжки, с удовольствием смотрела картинки. И мама была уверена: покажи она дочке картинку, где кто-то, какой-то малыш сидит на горшке, все «цивилизационные» проблемы сразу решились бы. И она была права, потому что в возрасте двух с половиной – трех лет у детей начинается активный период подражания окружающим – тем, кого они считают авторитетными носителями «норм». И если ребенок к этому времени приучен слушать и смотреть книжки, то книжные персонажи в его глазах вполне достойны того, чтобы им подражать.

Но с той мамой мы разговаривали пять лет назад, и книжки, о которой она мечтала, тогда на российских пространствах не было.

А потом ситуация стала довольно быстро меняться. Появились и «книжки про какашки», и книжки, в которых фигурировал детский горшок, – для самых маленьких. Список пока еще не очень длинный, но такой книжный ряд существует.

Начало ему положила книжечка Вернера Хольцварта и художника Вольфа Эрльбруха «Крот, который хотел узнать, кто наделал ему на голову», вышедшая в 2012 году (и она приняла на себя первый шквал негодующих отзывов). За ней появилась книжка Анжелы Берловой и Ольги Демидовой «Горшок для Феди» (из серии историй про маленького Федю), потом ‒ книжка «Макс и горшок» (из серии историй про малыша Макса) Барбру Линдгрен и Эвы Эриксон.

И вот теперь этот ряд пополнила книжка бельгийского автора и художника Гвидо ван Генехтена про маленького мышонка «Что в твоем подгузнике?».

Российские издатели открыли ее для себя примерно в то время, когда я выслушивала причитания мамы об отсутствии книг с туалетным горшком на картинках. Книжечка кочевала из издательства в издательство, но никто тогда так и не решился ее издать – из-за «интерактивного элемента» в виде открывающихся клапанов-подгузников. Мол, что это мы будем побуждать детей лазить в чужие штаны? Хотя читателей-малышей это вряд ли смутит. Ведь родители так и ведут себя по отношению к ним: а ну-ка покажи, что там у тебя, в памперсе? Разве не так? Да и на картинках неслучайно изображены не дети, а животные, т.е. подчеркивается некая условность ситуации.

Тем не менее, страх потревожить благопристойных представителей педагогической общественности в тот момент одержала вверх.

Но справедливость все-таки восторжествовала, и книжку про мышонка в подгузнике перевели. И если теперь кто-то будет искать картинку, на которой персонаж сидит на горшке, то здесь ему обеспечена очень качественная картинка – и с точки зрения выразительного рисования (очень милые зверята действуют в книге), и с точки зрения психологии малышового восприятия (крупные персонажи, их эмоции легко «считываются» с мордочек, белый фон, минимум второстепенных деталей).

А сама история заключается вот в чем.

Маленький любопытный мышонок (мышонок-ребенок) всюду сует свой нос и, в частности, интересуется, что «хранят» в своих штанишках другие малышы-зверушки. Каждый из них – зайчонок, барашек, щенок, жеребенок – без всякого стеснения демонстрирует мышонку содержание своего памперса, который набит какашками. Естественно, у каждого свои какашки. Это важные отличительные знаки животных - следы, оставляемые в природе всеми без исключени. В констатации факта, что у разных животных – разные экскременты, заключается научно-познавательная составляющая этой малышовой книжки.

Chto v tvoem podguznike_illustr 2

Потом друзья мышонка требуют от него показать, что он сам прячет в памперсе. Мышонок не упирается, снимает памперс и… Тут обнаруживается, что в памперсе у мышонка ничего нет. «Потому что, – заявляет мышонок детскому собранию, – я хожу на горшок!» Все настолько поражены этим обстоятельством, что на последнем развороте мы видим большую компанию, дружно восседающую на горшках.

Chto v tvoem podguznike_illustr 1

Некоторые взрослые при взгляде на такую картинку испытают нечто вроде катарсиса. Это ж какое торжество прогресса! И какая солидарность в деле приобщения малышей к цивилизации!

Мне кажется, такая картинка, «венчающая» историю, - должна подействовать на малыша, еще не включившего горшок в свой обиход, самым правильным образом.

Так что по отношению к книжке Гвидо ван Генехтена ответ на вопрос: «Чему она учит?» очевиден.

Марина Аромштам

1

Другие книги на тему

Malenkyi krot
Вернер Хольцварт
«Крот, который хотел узнать, кто наделал ему на голову»
Художник Вольф Эрльбрух
Перевод с немецкого
Издательство «Мелик-Пашаев», 2014

 

Gorshok dlya Fedy
Анжела Берлова
«Горшок для Феди»
Художник Ольга Демидова
Издательство «Клевер Медиа Групп», 2013

 

Maks i gorshok
Барбру Линдгрен
«Макс и горшок»
Художник Эва Эриксон
Перевод с шведского Марии Людковской
Издательство «Самокат», 2016

О них можно прочитать в статье «Искусство на службе у человека, или Как научить ребенка ходить на горшок» и в рекомендательном списке «Маленькие люди и горшки» 

Понравилось! 6
Дискуссия
vkontakteUser
Здравствуйте) непонятно, если мышонок ходит на горшок, почему он в памперсе..? И я бы поделикатнее обыграла сюжет, без заглядывания в чужой памперс... ?? Тема вовсе не табу, но мне кажется, скромность в обсуждении этой темы должна прививаться с детства) и вроде никто пока не страдал от того что без картинки ребёнок на горшок ходить не приучился...а вообще, именно в зарубежных детских книгах нам попадались с юмором обыгранные ситуации про пуки и каки.