Книжное дитя
26 октября 2018 421

Ребенку часто интересно то, о чем взрослый говорит как о глупости. Много ли вы знаете детей, которые с радостью бегут учить таблицу умножения или прилежно заполняют сорок листов прописи непонятными закорючками? Я вот не знаю ни одного, потому что и сама никогда не была такой. Таблицу умножения учила со слезами в последние недели августа, а пропись за меня дописала мама, потому что воспитательница из детского сада звонила и требовала не своим голосом сдать работу.

А вот с чтением дела обстояли совершенно по-другому. В нашей семье читают все, и я рано пристрастилась к книгам. Причем родители имели привычку зачитывать все вслух, отчего семейная беседа нередко представляла собой комичное зрелище. Мама могла распаковáть коробочку от зубной пасты и за семейным ужином прочитать от производителя, дополняя его своими сведениями. Выходило смешно и остроумно, а делала она это с таким заговорщицким видом, что мне немедленно хотелось прочитать это письмо самой и проверить, не шутит ли она.

Чтение стало нашей игрой, которую никто, включая меня, не воспринимал всерьез. Поэтому чтение не виделось мне чем-то сугубо обязательным или тем, чему необходимо научиться. Если бы тогда ко мне в руки попала книга Оливера Джефферса «Я из мира книг» (с иллюстрациями Сэма Уинстона), я бы сказала, что это про меня. По сюжету маленькая девочка из мира книг отправляется в путешествие по океану фантазии. Она сама соткана из тысячи слов, а ее воображение позволяет ей забираться в самые дальние уголки вселенной. Книжное дитя ищет себе друга, но не может найти его. (Вспоминаются знаменитые слова Пришвина о языке: «Дело было не в том, чтобы научиться, а в том, чтобы встретить свой родной язык, как друга, нужно было искать этой встречи…»)

В итоге, благодаря любви к слову, девочка обретает еще одного друга-читателя. Сначала он выглядит несчастным: фигурка маленького ребенка выполнена в серых скучных тонах. Но по мере знакомства с миром книг он преображается: на лице появляется широкая радостная улыбка, в глазах ‒ живой блеск, а под мышкой он держит маленькую красную книгу, как две капли воды похожую на ту, что держит в руках настоящий живой читатель.

Ya iz mira knig_illustr 1

Эта персонализированность позволяет настоящему читателю, который держит в руках книгу, почувствовать себя частью ее истории. Каждая страница содержит маленький рассказ о том, какие преимущества дает чтение. С помощью книг и воображения можно совершить любое путешествие, не выходя из дома. Если повседневность кажется тебе унылой, это повод открыть для себя новую книжную вселенную, познакомиться с ее героями и научиться у них чему-то новому.

Ya iz mira knig_illustr 2

Чтение этой истории похоже на участие в театральном представлении: все происходит легко, весело, живо. Ты встаешь на место читателя, проходишь с ним путь длиною в маленькую книгу и, закрывая ее, возвращаешься преображенным.

В этой истории важно не то, как она написана (хотя текст, безусловно, играет важную роль), а то, как она нарисована. Цвета сначала почти отсутствуют, но по мере того, как читатель проникается атмосферой книжного мира, красок становится все больше и больше. Кажется, будто штрихи и мазки поставлены здесь и там совершенно хаотично, но это не так. Структура есть, но ее способен увидеть только ребенок или взрослый, который готов мыслить нестандартно. Горы, поля, реки и лесные тропинки – все составлено из слов, как из конструктора. Думаю, авторы хотели показать, что слово ‒ это структурная единица языка, из слов строятся предложения и целые тексты. Причем тексты в этой книге подобраны тематически из произведений классической литературы.

Чтобы прочесть эту историю, нужно крутить и вертеть книгу. Если герои лазают по горам, то горы эти составлены из таких строк: «Мы тронулись в путь; с трудом пять худых кляч тащили наши повозки по извилистой дороге на Гуд-гору». Имя автора приведенной цитаты и название произведения всегда выделены жирным шрифтом ‒ если читатель заинтересуется отрывком, он сможет найти и прочесть произведение целиком. Например, строки про Гуд-гору взяты из романа М. Ю. Лермонтова «Герой нашего времени».

Ya iz mira knig_illustr 3

Мне было интересно находить строчки из книг, которые мы уже прошли по школьной программе. Думаю, ребенку помладше больше понравится исследовать странички с лесами и небесами, потому что деревья на них составлены из русских народных сказок, а облака вылеплены из колыбельных.

«Я из мира книг» ‒ это признание в любви к языку и классической литературе и пример того, как маленькая книга может рассказать о многом. Чтобы маленький человек полюбил чтение, нужно не заставлять его читать, а представлять процесс чтения как веселую игру. Только так ребенок может стать «книжным».

Дарья Пономарева, 16 лет

__________________________________

Ya iz mira knig
Оливер Джефферс
«Я из мира книг»
Художник Сэм Уинстон
Перевод с английского Марии Юнгер
Издательство «Поляндрия», 2017

Понравилось! 10
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.