Круглый год
8 октября 2018 249

Все родители сталкиваются однажды с необходимостью дать детям понятия о времени. Об этом же говорят с ними в детском саду и в первом классе. И, в общем, дети в курсе, что в году четыре сезона и 12 месяцев, в неделе ‒ семь дней, а в сутках ‒ 24 часа. Потому что они читали стихи Маршака и сказку о девочке с корзиной подснежников. И рассматривали картинки, где изображены соответствующие сезону одежда и занятия людей. Но мне почему-то кажется, что дети нуждаются еще и в глубинном постижении времени, а не только в освоении новых понятий. Может быть, не все, но в каждой детской группе таких будет несколько человек обязательно. Пресловутая детская созерцательность, которая так раздражает многих взрослых (давай, давай быстрее, что ты смотришь в одну точку, мы же опаздываем!), как мне кажется, – одно из проявлений этой потребности постижения природы времени.

Когда-то давно, на заре моей педагогической юности, мы с первоклассниками мастерили из майонезных баночек песочные часы. Именно для того, чтобы ощутить бег времени, а не просто зафиксировать его в цифрах и понятиях. Закрывали глаза и пробовали молчать ровно минуту, чтобы почувствовать, а не только увидеть на циферблате, что это такое – минута. Я и со своими собственными детьми тоже играю так. И когда приходит пора научить их ориентироваться во времени, стараюсь читать с ними не только те тексты, которые рассказывают о том, что происходит в разные месяцы или части дня, но и такие, которые дают возможность именно прочувствовать это. Наверно поэтому среди наших любимых книг не «Круглый год» Маршака, а одноименная книга коротеньких новелл Юрия Коваля. А совсем недавно первоклассник Митя с удовольствием слушал небольшую книжку Ирины Зартайской «Кот и лошадь круглый год».

По ней совершенно невозможно обрести «правильные» знания о месяцах, которые устроят педагогически загруженных взрослых. Так же, как по знаменитому мультику Юрия Норштейна нельзя изучать биологическую жизнь ежиков, медведей и лошадей. Но можно понять нечто очень важное и глубокое. Книжечка Ирины Зартайской как раз рассчитана на пяти-шестилетних мечтателей, которые в принципе уже знают, что на свете бывают лето и осень, и даже, возможно, выучили порядок месяцев. Но им хочется понять, почему вот это – октябрь, а вот это – уже ноябрь. Хочется встретиться с кем-то, кто расскажет не про увеличение месячной нормы осадков и скорость ветра, а про солнечный запах яблок в теплом ноябрьском доме, когда за окном так противно сыро. Хочется почувствовать оттенки, обратить внимание на подобности. Мои дети на прогулке могут целый час смотреть на вороньи гнезда. Спрашивается, что может быть в них интересного? А вот.

Может быть, конечно, это нам так везет. Мы живем в загородном доме, и природа обступает детей со всех сторон. Поэтому с ними так легко читать русскую классику. И поэтому так легко впитываются ими коротенькие новеллы Юрия Коваля и Ирины Зартайской. Но я не думаю, что это привилегия лишь «деревенских» детей. Ведь действие книжки по большей части происходит в городе. Проходивший мимо десятилетний Макар опознал по картинкам город: «Похоже, это Питер, мам, ‒ смотри, какие трамваи!» Да и окна, и парадные – вполне себе питерские, василеостровские.

Kot i Loshad kruglyi god_illustr 1

Кот и лошадь подружились в самом начале года, в январе, и месяц за месяцем проживают его вместе, как и положено настоящим друзьям. Один месяц – один книжный разворот, это очень удобно, можно и со случайно подсевшим малышом трех-четырех дет рассмотреть картинки и прокомментировать. Рисунки Катерины Бауман чудесные, нетиповые и совершенно не детсадовско-дидактичные. Они исполнены в технике сепии, прямо пахнут старинными пожелтевшими фото. И по цветовой гамме не всегда можно догадаться о том, какой сезон на дворе (особенно, в новелле о майской ночи). Но это, по моему, замечательно. Рисунки открывают детям именно искомую возможность поэтического, а не дидактического, «переживательного», а не познавательного восприятия времени. В январе – шапки снега на придорожных тумбах, в феврале – изящные коньки-«снегурки» на лошадиных ногах и счастливый восторг на лицах друзей, в марте – ледоход и кошачьи песни. В сентябре – виолончельный концерт (густые звуки виолончели очень подходят, по-моему, меланхоличному сентябрю). В октябре – холодные листья и холодные капли. В декабре – холщовый мешок воспоминаний. После таких встреч с природой и погодой маленькие читатели, как мне кажется, будут с большей охотой учить заданные наизусть стихи Фета и Тютчева об осени и зиме, где тоже все построено на оттенках и полутонах. Потому что уже натренировались в обществе кота и лошади замечать неочевидное.

Kot i Loshad kruglyi god_illustr 2

В конце книги детям предложено составить свой собственный календарь «Мои самые яркие воспоминания минувшего года». Прекрасная идея, можно создать на ее основе рукописный календарь для тех, кто никак не может запомнить порядок месяцев, или просто для того, чтобы сохранить свой личный год. У нас тоже есть такой календарик. А идея мешка воспоминаний нам с Митей так понравилась, что мы стали думать над ней дальше. Что бы мы положили туда?

– Летние вратарские перчатки! – тут же выпалил сын.

Футбол для него сейчас – большая часть вселенной.

– И еще михайловский фонарик в ноябре!

Это мы в конце ноября делаем разноцветные масляные фонарики для уличного шествия на Михайлов день. Подсмотрели когда-то в «Осенней книге» Ротраут Сюзанны Бернер еще с маленькими Аней и Макаром и не можем до сих пор остановиться.

А я бы еще добавила от себя любимый всеми яблочный пирог. Осенью яблоки особенно вкусно пахнут.

Елена Литвяк

___________________________________

Kot i Loshad kruglyi god

Ирина Зартайская
«Кот и лошадь круглый год»
Художник Катерина Бауман
Издательство «Молодая мама», 2018

Понравилось! 10
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.