Поэзия деревенской прозы для городского малыша
25 сентября 2018 713

«Что-то мы с тобой, Федор, совсем не знаем современных авторов, – задумчиво сказала я на днях четырехлетнему младшему сыну. – Не мешало бы нам восполнить этот пробел». Мы отправились в библиотеку, потому что на наших книжных полках в основном ‒ старая добрая классика.

‒ Посоветуйте кого-нибудь из современных писателей, пожалуйста, – попросила я библиотекаря. – Вот ему.

Федор приподнялся на цыпочки, чтобы было понятно, кому.

‒ А возьмите Станислава Востокова, – сказала библиотекарь.

Видимо, Федор произвел на сотрудницу впечатление необычайно развитого ребенка, потому что книга «Зимняя дверь», найденная мною на полке, предназначалась для среднего школьного возраста. Мы – привередливые читатели. Я наугад раскрыла книгу: «Пришла осень. Листья с деревьев облетели. Остались одни голые ветви. Мне кажется, кто-то вырвал из земли все березы и клены, перевернул их да и вкопал вверх корнями. А листья скрылись под землей».

«Пойдет», – подумала я. Мы взяли книгу и пошли домой.

‒ Мама, почитай мне книжку из библиотеки, – сразу начал просить Федор. – А то нам скоро ее сдавать. Мы не успеем.

Впереди у нас был месяц, а читаем мы быстро. Но время тянуть не стали.

Федя устроился у меня на коленях. Я открыла книгу и начала читать про деревенскую жизнь ‒ «с колодцами, печками и совсем древними старушками». Одна из них – Анна Петровна, с которой автор любит гонять чаи. Это у нее есть зимняя дверь, которую автор и вынес в название книги. Зимой домик Анны Петровны так перекашивается от мороза, что основная дверь, летняя, перестает открываться. На этот случай у нее имеется другая, зимняя, «с обратошной стороны». Она в мороз очень хорошо отворяется, не то что летом.

Нам сразу стало понятно, что автор души не чает в деревенской жизни. Вот он выглянул в окно – и готов сюжет для одного из маленьких рассказов, из которых состоит книга. Федор любит такие небольшие истории. Одно действие сменяет другое, и чтение не надоедает.

Вот из окна своей комнаты писатель видит соседний огород, а в нем – ведро на березе. И никак не может понять, в чем предназначение этой емкости. Думал-думал, а потом спросил у соседа Митрича: зачем, мол, ведро? Какой в нем смысл? «Самый простой, – ответил Митрич. – Это ведро для кота». Оказалось, что в ведре живет кот Митрича. И вечером автор убедился в этом: «Вдруг я увидел, что ведро зашевелилось. Оттуда вылез огромный серый котище, выгнул спину и стал кору с дерева драть. Потом зевнул, расправил генеральские усы и пошел куда-то по своим кошачьим делам».

Этот Митрич – вообще большой оригинал. Как-то он позвал писателя в свою баню... слушать соловья. «Вся баня звенела от соловьиного журчания. Оно било отовсюду: из печи, из углов, из кадушек и даже из сапог Митрича, которые он оставил у входа». Гость поначалу никак не мог понять причину такого эффекта. «Он в трубе сидит, – шепчет Митрич, – а печь усиливает звук, вот и выходит так громко».

Я читаю, а Федор сидит у меня на коленях, пригрелся и молчит. Так ни слова и не проронил с самого начала чтения. «Спишь, что ли, Иваныч?» – спохватилась я. «Нет, не сплю, слушаю», – ответил Федор и для пущей убедительности поморгал. «Будем дальше читать?» – спросила я, потому что как раз читала про дуб, под которым останавливался Наполеон. Автор гордился тем, что этот дуб рос в его деревне Мамоново, а прохожий, с которым он случайно встретился, утверждал, что реликтовое дерево находится в Подушкине. Я опасалась, как бы сложная драматургия рассказа с надрывом по поводу этой конкуренции не наскучила Феде. Но он лишь спросил, зачем людям стоять под дубом и кто такой Наполеон. Прерывать чтение Федор не собирался.

‒ Тебе нравится книга?

‒ Очень нравится, – сказал Федя.

‒ А чем она тебе нравится?

‒ Она про деревню.

Феденька любит истории про сельскую жизнь, даже лирические описания его не утомляют. Тем более, если героями повествования становятся животные. И вот он, затаив дыхание, слушает, как лось застрял рогами в окне, когда просунул голову в кухню Анны Петровны и съел ее кашу и буханку хлеба.

Освобождать пленника пришлось Митричу.

«– Уж не знаю как, а только вынь мне его, Митрич. Что ж мне – всю жизнь с этим лосем жить?

Митрич ходит вокруг лося, не знает, с какой стороны к нему подступиться.

‒ А может, пусть живет? – говорит он. – Смотри, какие рога! Будешь на них белье вешать мокрое или полотенца.»

В итоге Митрич перепилил оконную перекладину «и вытолкал лося наружу». А тот убежал в лес с занавеской на рогах, чем привел Федора в неописуемый восторг.

Illustr_Zimnaya dver

Самое большое впечатление на Федю произвел рассказ «Брат – золотые руки». Эта незамысловатая история о том, как из Ярославля к Митричу приехал родственник – на все руки мастер. Митрич так гордился умелым брательником, что вынудил его целую неделю ходить по домам и ремонтировать все подряд, не зная отдыха.

«– Ты моего брата не знаешь! – кипятится Митрич. – У него весь отдых в работе! Делает тебе, допустим, табуретку или тумбочку, а сам отдыхает. Верно я говорю, брательник?

‒ Так-то оно так, – сомневается ярославский брат, – да вот я на речку хотел сходить, покупаться. И за грибами в лес. Ты говорил, у вас лисичек много. У нас-то в Ярославле одни грузди.»

В итоге не дал Митрич брату ни искупаться, ни за грибами сходить, ни даже толком пообедать. Так и уехал тот в Ярославль, не солоно хлебавши. А Митрич стал другого брата поджидать – электрика из Костромы. Наверное, и с его помощью тоже планировал самоутвердиться в глазах соседей. Федор все ждал продолжения про костромского брата. Очень уж ему хотелось узнать, как Митрич будет и электрика гонять и в хвост, и в гриву. И очень расстроился, узнав о том, что автор об этом не написал.

Мы читали один рассказик за другим, пока не перевернули последнюю страницу. Федор подержал книгу, полистал и сказал: «Мамочка, почитай мне ее еще раз».

Евгения Бородина

__________________________________

Zimnya dver

Станислав Востоков
«Зимняя дверь»
Иллюстрации Марии Воронцовой
Издательство «Самокат», 2011

Понравилось! 8
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.