Директор издательства «Эгмонт» Лев Елин: «Наша цель – собрать все самое лучшее!»
15 августа 2018 1356

«Мы решили создать антологию современной детской литературы», ‒ говорит Лев Елин, отвечая на вопрос, какая идея стоит за проектом «Пестрый квадрат». Нужно уточнить: речь идет об отечественной детской литературе.
Проект поражает своим размахом: к настоящему моменту он включает несколько десятков произведений и в ближайшем будущем готовится прирасти еще сотней книг.
«Папмамбук» попросил Льва Елина рассказать историю «Пестрого квадрата» – от появления первых пяти книг в 2008 году до настоящего момента, когда в работу над проектом включился Артур Гиваргизов.

‒ Лев, расскажите, пожалуйста, как возникла идея книжной серии «Пестрый квадрат».

‒ Все началось в 2008 году. Эгмонт тогда не был российским, входил в международный издательский холдинг, под эгидой которого выходили в основном журналы и книги по главным мировым брендам. Компания процветала, у нас все получалось, и в какой-то момент мы решили «похулиганить» и выпустить нечто необычное. Бум в детской книге только начинался, книг современных российских детских писателей выходило мало, часто они были оформлены бедно и без затей.

Писателей Тима Собакина, Михаила Есеновского, Сергея Георгиева, Артура Гиваргизова, Валентину Дёгтеву читатели знали прежде всего по публикациям в детских журналах, в том числе, наших. Мы пригласили нарисовать книги этих авторов одаренных и очень разных художников: Максима Покалёва, Екатерину Силину, Надежду Суворову, Наталью Корсунскую и Зину Сурову. Иллюстраторы получили практически полную свободу, а мы выдающийся художественный результат. Пять книг с необычными названиями, необычными иллюстрациями и в необычном некоммерческом формате.

‒ К тому же квадратный формат – самый трудный для иллюстрирования.

‒ И для иллюстрирования трудный, и для переверстки. Если издательству захочется подготовить книгу другого формата или включить текст в какой-нибудь сборник — квадратные иллюстрации использовать не получится.

Пять книг «Пестрого квадрата» получились непохожими друг на друга, но при этом выглядели серией. Отлично работал формат. Получившиеся книги отличались от многих других смелостью, решительностью, какой-то бескомпромиссной художественностью. На профессионалов они произвели сильное впечатление – такого никто не ждал. Издательство получило премию «Книга года». Но читательская реакция нас сильно разочаровала. У нас появилось стойкое ощущение, что мы «страшно далеки от народа». И хотя меня сложно удивить агрессивным непониманием (чего я только не переживал как издатель «Телепузиков» и «Маши и Медведя»), но здесь я по настоящему обиделся. Наверное, можно было и эту обиду пережить, продолжать проект несмотря на сомнительные финансовые перспективы: наша компания входит в число крупнейших книжно-журнальных холдингов России, мы могли это себе позволить. Но тут один за другим пошли кризисы, и пришлось мне думать о «чистом бизнесе».
Однако прошло время, и мы вернулись к проекту десятилетней давности.

‒ Что вас к этому подтолкнуло?

‒ Очень непростая цепочка событий... Сначала появились поправки к закону о средствах массовой информации, по которым иностранный владелец не мог больше иметь более 20% акций газет или журналов в России. Эгмонт (принадлежавший датчанам) всегда издавал много журналов, но мы думали, что этот закон не коснется детских издательств. Оказалось, коснулся. Наверное, можно было как-то выкручиваться, записывать компанию на российских сотрудников, еще что-то... Но наши тогдашние владельцы скандинавы в принципе не понимают, что значит «выкручиваться», и после принятия закона они просто решили выставить компанию на продажу.

Я руководил издательством больше двадцати лет, это дело всей моей жизни, поэтому я не мог допустить его продажи случайным людям. Чтобы выкупить издательство, заложил все, что у меня было, включая пенсию. Для россиянина это звучит чуть ли не как шутка. А на скандинавов произвело сильное впечатление. Они, тем не менее, педантично переписали все мое имущество – и я стал полновластным хозяином Эгмонта. Но – с огромным долгом. Не хочу объяснять, что это значит – в самый разгар кризиса пройти едва ли не на коленях по 12 банкам в поисках кредита. Сколько пришлось пережить проблем с правообладателями западных брендов. Должен я был получить что-то взамен, как вы считаете?

‒ Я бы вам этого пожелала.

‒ И я себе этого желал. Некоторое время назад я поставил перед собой две цели: снять фильм и выпустить серию книг, которая будет событием. Первой цели добился, когда стал продюсером мультфильма «Садко». А чтобы достигнуть второй цели, решил вернуться к идее «Пестрого квадрата».

‒ Но ведь при первой попытке проект оказался неуспешным?

‒ Времена изменились. Читатель изменился. И у меня, похоже, обострилось желание рисковать… Да, уровень недоверия был высокий, партнеры припоминали: «Вы же тогда проект бросили!» И все же мы решили его возродить.

Десять лет спустя изменилось наше видение серии. В 2008 году мы просто искали нечто новое, а сейчас решили создать своеобразную антологию современной детской литературы в десятках книг. Включить в нее лучшее – и изданное ранее, и издаваемое впервые. Серию «Пестрый квадрат» поддерживает еще одна возрожденная серия «Город мастеров», куда за редким исключением входят прозаические книги большего объема для детей постарше. Обе эти серии — части нашего большого проекта.

Evdokimova
           Иллюстрация Екатерины Головановой к книге Натальи Евдокимовой «3 минуты до хорошего настроения»

‒ И в качестве руководителя проекта пригласили Артура Гиваргизова. Решили, что Артур, как магнит, притянет к себе интересных авторов и художников?

‒ Да. Артур Гиваргизов – это настоящее явление в современной литературе и очень щедрый человек, который поддерживает талантливых авторов и художников словом и делом. Я знаю его со времен первых успехов студии «Мельница», которая создавала мультфильмы про трех богатырей. Книги по мотивам тех мультфильмов писал Артур Гиваргизов. Это была сложная задача – сделать качественную остроумную книжку по мультфильму, а он блистательно с ней справлялся.

Свои собственные тексты, «не по заказу», Артур долго писал в стол и читал их только своим друзьям. Мне очень нравились его вещи. Поражала невероятная писательская изобретательность Артура, какая-то изощренная, доведенная до совершенства писательская техника. Вообще-то, огромное количество произведений для детей основаны на некоторых сюжетных штампах, заданных параметрах – как у нас, так и во всем мире. Вот маленький мальчик. Его во дворе не любят. У мамы проблемы с папой. Денег в семье не хватает. И вот мальчик встречает друга… Дальше есть десять вариантов развития сюжета на выбор. Я понимал, что тексты Артура – это совершенно другая литература.

‒ И решили, что это должно увидеть свет?

‒ Да. Я стал первым издателем Артура Гиваргизова. В 2003 году мы подготовили его книгу «Со шкафом на велосипеде». А теперь вот Артур стал руководителем проекта «Пестрый квадрат».

‒ И это работает?

‒ Абсолютно. Начали мы серию с переизданий: переиздали те пять книг, которые выпустили десять лет назад. Потом переиздали интересных авторов, книги которых до этого выходили в других издательствах. Но на этом не остановились. К Артуру приходит огромное количество рукописей. Он их читает. Просыпается каждый день в пять утра, и садится за чтение рукописей. Продолжается это уже полтора года.

‒ Кажется, вы обрекли его на кошмарную жизнь.

‒ Но его вдохновляет идея – собрать в «Пестром квадрате» и «Городе мастеров» самое лучшее. Чтобы читатели увидели все это богатство и разнообразие. А еще Артуру страшно интересно работать с художниками. Для него художник – полноправный соавтор. Я знаю еще двух писателей, у которых к художникам было похожее отношение – Юрий Коваль и Сергей Михалков. Юрий Коваль сам был талантливым художником и любил, чтобы иллюстрации к его книгам делали талантливые художники. А книги Михалкова, кажется, иллюстрировали все интересные художники его времени.

Артур всегда участвовал в выборе иллюстратора для своих книг – куда бы ни приносил рукопись. А сейчас он ищет художника для каждой книги «Пестрого квадрата» и «Города мастеров». Это непросто, поверьте. Так что для Артура наш проект ‒ не только собрание звездных авторов, но и галерея современной иллюстрации.

‒ А насколько Артур свободен в выборе текстов? Он ведь не только «дух современной литературы», он еще и в дружеских отношениях со многими современными писателями. Это влияет на его оценку, как вам кажется?

‒ Первичный отбор текстов осуществляет Артур. И художника для книги предлагает тоже он. Я его вкусу абсолютно доверяю. Но иногда ему сложно усидеть на двух стульях. Он «разрешает» автору гораздо больше, чем я, например. И желание понять автора и художника у него гораздо острее, чем у меня. Поэтому мы принимаем решение простым голосованием. Редсовет – это Артур, главный редактор Эгмонта Михаил Морозов и я. Если двое голосуют за рукопись, ее будут публиковать. Если двое голосуют за данного художника, художник будет иллюстрировать книгу. На деле все, конечно, бывает не так просто…

Sobakin
                                       Иллюстрация Ольги Соломатиной к книге стихов Тима Собакина «Ужин Ёжика»

‒ Авторы всегда согласны с выбором иллюстратора?

‒ Когда мы только запустили проект, то устроили выставку эскизов и пригласили на нее авторов и художников – для знакомства. У кого-то из писателей иллюстрации вызывали напряжение. Они говорили: это не мое. Приходилось убеждать их в правильности нашего выбора. В процессе работы автор и художник друг к другу притирались, хотя я знаю, как минимум, один случай обиды автора... Что касается нашей задачи, то нам важно, чтобы книга выглядела целостным произведением.

‒ В 90-х сложилось определенное представление о серийности. У всех книг серии должна быть если не совсем одинаковая, то почти одинаковая узнаваемая обложка. Первым идет бестселлер, к нему «привязываем» все остальное – пусть и более слабое. А у ваших книг все обложки разные.

‒ Квадратный формат работает, это и есть опознавательный знак серии. Но обложки действительно разные. И книжки разные. И я даже не жду, что читатели будут покупать все книги серии. В этом нет никакой нужды. Пусть каждый выбирает то, что ему по душе. А из чего выбирать – будет. В этом году мы собираемся выпустить 30 новых книг и приблизиться к сотне...

‒ Сотне? Тогда действительно, пусть читатели выбирают… А у вас среди издаваемого есть любимцы?

‒ Да. Но я не хочу называть отдельные имена.

‒ Но этот вопрос я задаю вам как частному человеку. Вот вы очень любите произведения Артура Гиваргизова. Вы в этом признались. Есть еще кто-то, кого вы так же любите?

‒ Знаете, сам я предпочитаю читать прозу. Но есть поэты удивительные, строчки которых сражали меня наповал. Галина Дядина, Дина Бурачевская.

‒ Их книги тоже увидят свет?

‒ Уже увидели.

‒ Ну а коммерческая составляющая? «Пестрый квадрат» и «Город мастеров» приносят прибыль?

‒ Если это дело жизни, какая может быть прибыль? Тем не менее этот проект самоокупается. И возникает возможность совместить приятное с полезным. Мы платим авторам и художникам гонорары. Платим зарплату редакторам и верстальщикам. Возможность поддержать талантливых людей тоже приносит удовлетворение. Кроме того, Интернет открывает новые возможности популяризации книг. Мы признательны читателям, которые рассказывают о книгах проекта. Благодаря им, все получится.

Беседу вела Марина Аромштам

1

Все книги серии «Пестрый квадрат»
Все книги серии «Город мастеров»

Интервью с Артуром Гиваргизовым

Артур Гиваргизов читает свои рассказы и стихи

Givargizov 1

Givargizov 2

Givargizov 3

 

Марина Аромштам читает рассказы Сергея Седова

Sedov 1

Sedov 2

Понравилось! 4
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.