Найди свое золото
5 июня 2018 873

Я не собиралась читать эту книгу с моими средними мальчишками. Во всяком случае, в ближайшее время. Пятьсот с лишним страниц, на обложке пометка «12+». Историческое повествование из норвежской жизни XIII века. Все-таки они еще маленькие, хотя и кажутся себе очень большими. И вообще, книга принадлежит их старшей сестре, двенадцатилетней Анне, она получила ее в подарок от самого автора, за победу в «скандинавской» викторине. Аня уже несколько лет с головой погружена в историю и культуру Швеции и Норвегии, сама понемножку учит шведский. Для нее эта книга – из разряда оберегаемых сокровищ. Но девятилетний Макар во всем старается догнать и перегнать старшую сестру. И увидев однажды на ее столе «Золото Хравна» Марии Пастернак, тут же сунул нос в текст. «О, карта, как в “Хоббите”! Значит, будут приключения! Давайте прямо сегодня начнем, а?» Я принялась отговаривать – что книга слишком толстая, что в ней много трудных слов и специфических средневековых реалий, что подождать бы еще хотя бы годик и тогда... Но нашему Макару чем труднее, тем лучше, чем сложнее, тем интереснее. «Ну мам! Мы же читали “Остров сокровищ”! И “Шерлока”!..» Пришлось согласиться. В конце концов, если книга окажется не по силам, можно будет и отложить. Но откладывать ничего не пришлось. Пришлось напоминать каждый вечер, что пора уже, наконец, спать.

Было такое чувство, будто мы шагнули в тот самый тринадцатый век в Норвегии прямиком с двухъярусной кровати, на которой обычно читаем по вечерам с фонариком. Словно кто-то пустил нас ненадолго в «машину времени». Это мы бежали на лыжах через темный лес на Таволговое болото к старой знахарке Йорейд, а не главные герои ‒ семнадцатилетняя Вильгельмина, дочь купца Стурлы, и ее возлюбленный, молодой резчик Торлейв. Это не на них, а на нас охотились отвратительные разбойники, чтобы отнять золото древнего предводителя викингов Хравна Бешеного, наследницей которого нечаянно оказалась хрупкая Вильгельмина. Это над нашими головами свистели тяжелые арбалетные стрелы, и где-то совсем близко выли волки...

Через пару вечеров к нам подсел шестилетний Митя, на которого этот текст уж точно никак не рассчитан. Но Макар, очарованный невероятными приключениями героев, стал с восторгом их пересказывать. И Митя попался. Теперь он тоже, замерев, слушал и рассматривал картинки в иллюстрированном словаре, приложенном к книге. Иллюстрации к нему нарисовала сама автор, замечательная художница и рассказчица Мария Пастернак. Без этого словаря было бы очень сложно понять многие подробности повседневной жизни героев. Когда мы дочитывали до какого-нибудь неизвестного нам норвежского слова, тут же лезли в словарь, где собраны детальные рисунки средневековой домашней утвари, доспехов и оружия, кораблей и повозок, план аббатства и прорисованные со всеми подробностями облачения членов разных монашеских орденов, одежда крестьян и воинов. К каждой картинке даны подписи, на каждое трудное слово в тексте книги есть пространные, очень понятные ссылки-объяснения, так что в итоге представление о средневековой Норвегии у моих мальчишек сложилось из множества разнообразных кусочков и вышло очень живым и ярким.

Illustr 1

А потом с ребятами произошло то, что бывало и со мной в детстве, когда я буквально пьянела от какой-то очень хорошей книжки. Стали возникать всевозможные игры, которые помогали сыновьям переработать переживания, распиравшие их изнутри. В комнате мальчиков поселились картонные воины, причем фигурки были прорисованы Макаром со всей возможной для него тщательностью, с опорой на тот самый словарь, что приложен к книге. Потом из кухни исчезли крышки от кастрюль (именно так выглядел круглый норвежский щит – баклер, с которым сражался Торлейв). Потом Макар смастерил для братьев самодельный арбалет, стреляющий карандашами. Почти каждый день в нашем доме раздавался грохот деревянных мечей и кастрюльных крышек. И я не вспоминала больше про пятьсот страниц и «12+».

Это тот удивительный случай, когда книга оказалась настолько вровень душевным запросам детей, что на все остальное можно было не обращать внимания. Во время долгого, почти трехнедельного погружения в текст каждый нашел в нем свою «точку обзора», необходимую и достаточную именно для него, чтобы сделать следующий шаг читательского и человеческого развития. Для Мити это была, прежде всего, музыка речи героев, полной старинных длиннющих и цветистых оборотов. Он без запинки и с явным удовольствием выговаривал: «Стурла, сын Сельви», «Торлейв, сын Хольгера с Пригорков». Они с братом постоянно играли в книгу, называя себя именами полюбившихся героев. И никто, конечно, не хотел быть Стюрмиром, сыном Брода. Митя сам, без подсказки брата, сразу сумел распознать самого главного злодея, охотника за золотом и человеческими жизнями.

По силам ему оказалась и «мистическая» линия книги, связанная со средневековыми верованиями и легендами. Ужасные варульфы-оборотни и тролли, добрые альвы и смешные лесные девы хюльдры с коровьими хвостами, молитва «Отче наш» и псалмы царя Давида, которые Торлейв читал на латыни, удивительно органично сосуществуют на страницах «Золота Хравна». Впрочем, насколько я помню, точно так же было и в реальной средневековой Норвегии, где сохранялись одновременно языческие и христианские представления о жизни. Митя, зажмурившись, слушал страшные места и боролся с собственным страхом. Рядом с миром, известным ему из сказок, он потихоньку выстраивал пока еще новое для него, но очень интересное «героическое » пространство. Мария Пастернак виртуозно запутывала сюжет все новыми и новыми опасными неожиданностями, так что совершенно невозможно было догадаться, как именно герои поступят в следующей главе… которая, конечно, обрывалась на самом интересном месте, о чем всякий раз свидетельствовал громкий вздох слушателей.

Illustr 2

А Макара привлекали, прежде всего, многочисленные препятствия, которые преодолевали стремительно взрослевшие Вильгельмина и Торлейв. Они не испугались скрестить мечи с профессиональными убийцами и спасли от расправы отца Вильгельмины и его друга, секретаря Кольбейна, сумели обрести настоящих друзей, укрепиться в вере и вырастить свою детскую любовь до самой настоящей. И конечно, нашли золото Хравна, причем в самом неожиданном месте, накануне собственной свадьбы. «Мама, а ведь они сами золотые, эти ребята! ‒ как-то сказал Макар. – Испытания очистили их душу...» И правда ‒ золото очищается огнем, а человек ‒ превратностями судьбы... Мне кажется, самое ценное в этой книге – совсем не крепко сбитый сюжет и историческая основательность, а именно сложные «нравственные вызовы», с которыми столкнулись герои и с которыми каждый день сталкиваются мои дети.

Мы живем в мире, где почти все измеряется в материальном эквиваленте, успешность и богатство желаемы и социально одобряемы. И в этом, в общем, нет ничего дурного. Но в «Золоте Хравна» ясно показано, что жажда богатства самого по себе ‒ очень коварная штука. Слишком легко человек может пойти неправедными путями и растерять человеческое, если вдруг золото окажется для него самодостаточной радостью, как это случилось с несчастным Стюрмиром, который заплатил за нее жизнью. Вокруг этого возникли многие наши диалоги над книгой ‒ о том, для чего на самом деле нужны деньги, о чести и добром имени, о подлинной храбрости и готовности идти до конца по однажды выбранному пути, о том, что жизнь, конечно, трудное приключение, но не повод для отчаяния и страха. Для Макара и тем более для Мити все это ‒ задачки на вырост, иногда градус нравственного напряжения, сопровождающего приключения героев, был еще слишком высок для них. Но я точно знаю, что «Золото Хравна» оказалось очень питательной средой для возрастания детского сердца.

Елена Литвяк

_______________________________

Zoloto Khravna

Мария Пастернак
«Золото Хравна»
Иллюстрации автора
Издательство «Розовый жираф», 2018

Понравилось! 8
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.