Тула известна пряниками, самоварами… и книжным фестивалем!
3 мая 2018 1075

В мае в третий раз пройдет фестиваль детской книги «ЛитераТула». За деятельность по продвижению детского чтения и детской литературы организатор фестиваля и создатель концептуального книжного магазина «Корней Иванович» Ирина Рочева получила одну из престижных российских наград в области литературы – премию «Ясная Поляна».

Мы решили расспросить Ирину об особенностях тульского фестиваля и о том, чего хотят достичь его устроители.

‒ Ирина, первый вопрос напрашивается: зачем вы это затеяли?

‒ Возможно, это прозвучит пафосно, но моя задача как организатора фестиваля – популяризировать чтение, детское и семейное, знакомить родителей и детей с современной детской литературой. Очень хочется показать, как много разного и интересного в ней сегодня есть. Фестиваль – это концентрация живой литературной среды. Здесь можно пообщаться с авторами, иллюстраторами, литературоведами.

‒ Но Тула сравнительно недалеко от Москвы. А в Москве проходит много книжных фестивалей. Крупнейшее событие – книжная ярмарка «Нон-фикшн». Тут совсем другие возможности «литературной концентрации», другие возможности организовывать общение авторов и читателей.

‒ Москва, действительно, в пределах досягаемости для туляков: сел на «Ласточку» и доехал. Но есть важные «но». На тульский фестиваль приезжают люди из других городов, например, из Калуги и из Рязани. И им до Москвы уже далековато. И дороговато. Кроме того, это кажется, что о «Нон-фикшн» известно всем. Знают об этом событии только в пределах Москвы. Да и не все москвичи. В основном это те, кто по роду занятий и своим интересам принадлежит к определенной культурной среде. Поэтому мне и кажется, что региону нужно свое книжное событие. Тем более что наш фестиваль обладает спецификой ‒ это фестиваль современной детской книги. Детская книга стоит во главе угла. Нам в свое время предлагали назвать фестиваль семейным. Но мне больше нравится сочетание «фестиваль детской книги». В широком смысле слова. Понятно, что дети приходят сюда с родителями. И среди посетителей много подростков. Но мы все-таки говорим не «семейная книга», а «детская». И это всем понятно и сразу настраивает на определенную волну.

Foto 1

‒ То есть это все-таки межрегиональный фестиваль детской книги. И среди посетителей фестиваля много детей?

‒ Детей, конечно, много. Кто-то приходит с родителями, кто-то – с учителями. Я не могу сказать, что к нам привозят детей туристическими автобусами и целыми классами. Тем не менее, приезжают группы и из Рязани, и из Калуги и даже Москвы.

‒ Наверное, это и хорошо, что привозят не целыми классами. Все-таки это не цирк и не футбольный матч. Везут, скорее всего, именно читающих детей, тех, которым это интересно.

‒ Наверное. Фестиваль стал региональным местом встречи «книжников». Это происходит само собой, без всякого вмешательства организаторов. Например, в прошлом году здесь встречались книжные блогеры. Это была их собственная инициатива. Традиционно на фестивале проходят встречи поклонников комикса. У нас в Туле есть специализированные магазин комиксов BWComics. Вокруг него сложилась своя тусовка, на фестиваль приезжают значимые люди из этого мира, и получается тематический фестиваль в фестивале.

‒ Скажите, а как фестиваль соотносится с вашим бизнесом? Не мешает ли он существованию книжного магазина? Есть ведь и такое мнение, что фестиваль с его обилием книг и низкими ценами подрывает основы существования магазина.

‒ Я должна прямо сказать: концептуальный книжный магазин в регионе – это не бизнес. Это хобби и миссия. Чаще всего разорительные. Я наблюдала короткую звездную жизнь нескольких концептуальных книжных магазинов. Очень хороших, интересных. Что тут скажешь?.. Но магазины не выживают, конечно же, по другим причинам, совсем не из-за фестивалей. Связь между фестивалем и книжными магазинами совершенно иная.

Чем занимаются концептуальные книжные магазины? Чем занимается мой «Корней Иванович»? Мы продвигаем книги небольших независимых издательств. И люди, которые ходят к нам в магазин, чувствуют себя на ярмарке как дома. Они разбираются в книгах, они знают издательства, имена авторов. Они, как правило, понимают, что покупать и зачем.

‒ Магазин – это культурные будни, а фестиваль – это праздник?

‒ Да. Но и фестиваль работает на магазин. У фестиваля гораздо мощнее информационная поддержка. Сюда приходит больше людей. Для кого-то все увиденное в новинку. Это поражает. Не может не поражать. И люди говорят: надо же, какие книжки! А где можно такое купить после того, как все кончится? Им отвечают: а у вас в Туле есть один книжный магазин. Там почти те же книжки! Мы раскладываем на столах издательств свои визитки. И после фестиваля аудитория магазина заметно расширяется.

‒ Сколько людей, по вашим подсчетам, посещает фестиваль за три дня?

‒ Боюсь, не смогу дать точного ответа. На «Нон-фикшн» количество посетителей определяется по количеству проданных билетов. Мы билетов не продаем. У нас бесплатный вход. И это наша принципиальная позиция. В прошлом году мы пытались извлечь какую-то статистку из количества розданных программок. Три тысяч программок мы раздали. Но нужно все умножать на два, потому что люди приходят семьями. Поэтому мы решили остановиться на цифре пять тысяч.

‒ Кто к вам приезжает? Кого вы зовете выступить? Кого зовете продавать книжки? Те же концептуальные издательства, книги которых можно увидеть в «Корнее Ивановиче»?

‒ Именно так. Не стану скрывать, программа фестиваля во многом формируется, основываясь на моих собственных книжных вкусах и предпочтениях. Я считаю, что у меня есть на это право.

‒ Как у эксперта – безусловно. Вряд ли кто-то откажет вам в праве считать себя экспертом.

‒ Поэтому я приглашаю те издательства и тех авторов, книги которых люблю и считаю нужным продвигать. Сейчас в моем списке 30 издательств. Но бывают и исключения. Концептуальные издательства обычно маленькие. Или не очень большие. «РОСМЭН», очевидно, в их число не входит. По целому ряду причин. Наш фестиваль пока не интересен с коммерческой точки зрения таким гигантам.

Но в прошлом году Борис Кузнецов приезжал к нам в гости, его нашли читатели, была очень интересная дискуссия о современном фэнтези. И вот в этом году, по просьбам подростков фан-клуба, мы пригласили на фестиваль автора «РОСМЭНа» Екатерину Соболь. Мы решили, что это правильно – пойти навстречу подросткам. Если дети эти книги читают, если им хочется о них поговорить, нужно найти для этого место и время. В конце концов, нужно признать, что детская литература, как и взрослая, очень разная. И нельзя настаивать, чтобы она была исключительно высоко интеллектуальной.

В этом году к нам приедет Артур Гиваргизов – как представитель издательства «Эгмонт». Мы будем говорить о сериях, которые он курирует ‒ «Пестром квадрате» и «Городе мастеров». Издательство «Эгмонт» тоже не совсем «наше» – и по масштабам, и с точки зрения большей части выпускаемых книг. Но серии Артура – это отдельная история. В них выходят книги, которые полностью вписываются в концепцию фестиваля.

Приедут питерцы: Антон Соя, Антон Ломаев, Дима Яковлев, Виталий Терлецкий, Руслан Хубиев.

Государственный литературный музей привезет новую интерактивную выставку; фестиваль книжной иллюстрации и визуальной культуры «Морс» покажет более 200 иллюстраций современных молодых художников И это только часть программы.

В этом году наш фестиваль приобретет характер международного: мы ждем гостей из Белоруссии ‒ книжного блогера Наталью Медведь, библиотекаря и организатора концептуальных книжных событий в Минске Ольгу Вовк, ее коллег; приедут представители Центра немецкой книги в Москве и Франкфуртской книжной ярмарки. Из Франции прилетит Жан-Поль Монген, автор детской серии «Платон и Ко».

Бывает, что люди приезжают не только потому, что я их официально пригласила, а потому что им самим хочется попасть на наш фестиваль или издательству важно «продвигать» нового российского автора. Я ценю такое желание, и мы всех рады видеть.

Правда, случаются некоторые недоразумения. Обычно они связаны с так называемыми «местными писателями». Почему-то такие писатели считают, что если фестиваль проходит в Туле, то они должны быть на нем представлены в первую очередь.

Собственно, прийти на фестиваль может каждый желающий – пишущий или непишущий. И вход у нас совершенно бесплатный. Можно послушать любое выступление, можно принять участие в разговоре. Да и с издателями на фестивале можно поговорить…

‒ Если человек живет с ощущением непризнанной гениальности, то такое приравнивание ко всем будет только растравлять ему душу. Но тут ничего не поделаешь. Так бывает почти на всех фестивалях и ярмарках… А тульские библиотекари приходят на фестиваль?

‒ В предыдущие годы у нас на фестивале работали волонтерами библиотекари Тульской Центральной научной библиотеки. Это такая самоотверженность, такой интерес к делу! Но вот библиотекарей детских библиотек на удивление мало. Может, им не нравится, когда их учат. Они и так все знают, что надо. А тут им рассказывают о каких-то «новых формах работы с читателями». Может, им больно смотреть на книги, которые в их библиотеки никогда не поступят. А может, им просто не нравятся книги, которые мы представляем. У нас ведь почти нет классики. Я все время подчеркиваю: это фестиваль современной литературы, современной книги!

‒ То есть бывает, что к вам приходят и говорят: «Что вы нам привезли! Это читать невозможно!» И что-нибудь про традиции?

‒ Да, бывает: приходят, ворчат и бурчат. В прошлом году в одной газете тульские журналисты написали про фестиваль настоящий пасквиль: мол, это не «ЛитераТула», а «ЛитераТорговля». Торгаши понаехали! Деньги берут за книжки! То есть бывает всякое.

Но я другие впечатления коллекционирую. В прошлом году в последний день ярмарки пришла одна бабушка – лет семидесяти, в платочке. Взяла со стенда «Дневник кота-убийцы». Села на пуфик в самом центре свободной зоны, открыла книгу, читает. Пять минут, десять, двадцать… Мы все затаили дыхание. А она не просто читает – она в голос хохочет! Все бросились бабушку фотографировать – правда, издалека. Она так просидела минут тридцать, если не больше. Потом стала вставать. С пуфика (а это мешок такой) просто так не встанешь. Я подошла помочь. А она говорит: какая смешная книжка, про этого кота!

Ну и вообще очень много людей приходят нам помочь – что-то установить, закрепить, мебель расставить. Родители «наших» детей, туляки, друзья.

‒ А тульские власти?

‒ И власти тоже. Региональное Министерство культуры. Тут нужно сказать им спасибо. Они пускают нас в Кремль. А это очень важно. Это площадка в историческом центре города. Они оставляют за нами содержательную часть фестиваля. И это очень много.

Есть у нас и другие партнеры, не менее ценные. В этом году у нас появился настоящий партнёр и спонсор – Творческий индустриальный кластер «Октава». Благодаря им фестиваль получается таким масштабным. Театральную программу подготовила тульская арт-площадка «Барабан», а это по 2-3 события в день! ДКЖ Кино предоставило участникам фестиваля возможность бесплатно смотреть фильмы-экранизации. Друзей очень много.

А еще была одна замечательная история с рекламой фестиваля. Вообще-то реклама – это проблема. Когда мы только начали делать фестиваль, я пришла просить денег (а куда от этого деться?) на Тульский молочный комбинат. И директор по маркетингу мне сказала: нет денег, не можем дать. Но зато мы можем разместить рекламу фестиваля на пакетах с кефиром. А кефир – это ведь напиток нашей целевой аудитории! И туляки предпочитают покупать именно местную молочную продукцию. И вот представьте: за пару недель до фестиваля на прилавках появляется полтора миллиона пачек кефира, и все – с логотипом нашего фестиваля.

Foto 2

‒ Прямо как в сказке – «книжный кефир»! Замечательная история. Ирина, а что вы считаете главным результатом фестивальной работы?

‒ Детей, которые уходят оттуда с книгами под мышкой. Подростков, которые при встрече на фестивале здороваются друг с другом, обнимаются…

‒ Можно ли сказать, что в Туле за время вашей деятельности сложилось детское читающее сообщество?

‒ Да. Оно, кончено, включает не десятки сотен детей, а сотни, но для Тулы это немало. И эти дети потом приходят в «Корней Иванович» за конкретной книжкой, заходят в интернет-магазин «Лабиринт» в поисках новых книг полюбившегося писателя, надеюсь, читают рецензии, ищут свои книги в современном потоке. То есть у фестиваля есть отсроченный результат.

Беседу вела Марина Аромштам
В оформлении статьи использованы фотографии из архива Ирины Рочевой

Понравилось! 7
Дискуссия
ирина
Доброго времени суток. Уже второй раз читаю материалы о деятельности этого уникального книжного магазина и его хозяйки Ирины Рочевой. Впервые услышала и увидела ее в "Переплете". Восторгаюсь профессионализмом человека, посвятившего себя книжному делу. Как же повезло тулякам... Жалко, что живу далеко, не имею возможности приехать на Фестиваль. Очень люблю такие события. У нас в Красноярске осенью проходит ярмарка книжной культуры. Это незабываемое действо, всегда с нетерпением его жду и всем, кому возможно про него рассказываю. Желаю Вам, Ирина, удачи и процветания. Вы делаете великое дело, всех Вам благ. Обидно за коллег-детских библиотекарей. Разве могут быть в принципе причины игнорирования любого книжного события в своем городе, а события такого уровня особенно?! Кто как не мы-библиотекари должны быть первыми зачинщиками таких значимых дел.Буду с нетерпением ждать информации о том, как пройдет Фестиваль. С уважением и признательностью, Дейнеко Ирина, главный библиограф красноярской краевой детской библиотеки.