Кому нужен мир, в котором нет любви?
19 апреля 2018 967

Когда я прочитала название этой книги, я подумала, что это будет что-то типа «Чиполлино» Джанни Родари. Рисунок на обложке был соответствующий: огурец в короне сидит в коляске и поедает проросшую картошку, которая летает вокруг него. «Чиполлино» я не читала, только смотрела мультик. И он мне не понравился: слишком уж был занудный. Мир там делился только на «положительных» и «отрицательных» персонажей, всякие там «мерзавцы» гонялись за самыми хорошими, которые хотят спасти других самых хороших и вообще весь мир, и пытались засадить их в тюрьму. Причём там говорилось не о людях, а об овощах! Поэтому, когда мы поехали на дачу, «Долой огуречного короля» я с собой не взяла. Но через неделю на выходные приехала мама и привезла эту книгу. Мама начала читать ее моей младшей сестре. Мне стало интересно, что будет дальше, и я решила прочитать книгу сама.

История оказалась совсем не об овощах, и сюжет был совсем не такой, как в «Чиполлино». В книге рассказывается о семье двенадцатилетнего Вольфи Хогельмана. У него есть папа, мама, дед, старшая сестра Мартина (15 лет) и младший брат Ники (7 лет). Вроде бы семья как семья, всё нормально. Но всё-таки что-то не то.

В семье Вольфи за завтраком почти никто ни с кем не общается, разве что папа с дедом спорят, у кого газета лучше. С мамой вообще никто не разговаривает (мама в этой семье вообще считается прислугой), Вольфи с Мартиной сидят рядом и тоже не общаются, Ники общается только с папой. Повествование ведется от лица Вольфи. Меня удивило, что, рассказывая о членах своей семьи, он не описывает их человеческих качеств. Например, о старшей сестре Вольфи написал только, что она отличница и влюблена в своего одноклассника Бергера Алекса.

Семья Вольфи – это мир, в котором нет любви. И вы думаете, Вольфи протестует? Он считает этот мир, в котором нет любви, обычным делом, как школа, например. Ну, иногда бывает неприятно, и что?

Но однажды, в пасхальное утро, случилось невероятное. В семью Хогельманов заявилась то ли тыква, то ли огурец в короне! Странное существо рассказало, что оно – король Куми-Ори Второй и что подданные прогнали его. Все, кроме папы, дружно подумали: «Мы его не перевариваем!» Папа же согласился приютить короля, и с тех пор они были заодно. А семилетний Ники считал короля игрушкой.

Надо сказать, король оказался довольно вредным. Однажды он стащил вещи Вольфи и Мартины, положил их в коробку и спрятал ее под кровать. А Вольфи и Мартине сказал, что «напрячет и повыкожет их гусьпадин Гоглимон» (то есть папе Хогельману). Вольфи дал ему прозвище Огурцарь.
Король появился в доме Хогельманов ни с того ни с сего, начал всем мешать и творить гадости. Но зачем Нёстлингер об всем этом написала? Просто так ведь ничего не бывает.

Действительно, с появлением огуречного короля всё стало меняться не только в худшую сторону. Члены семьи понемногу начали друг друга понимать. Один раз Мартина даже запротестовала: «У нас худшая семья в мире! По телевизору смотри только то, что захочет папа! Кушай только то, что захочет папа! Смеяться можно только тогда, когда захочет папа!..» Вольфи и Мартина вдруг поняли, что очень друг друга любят. Заметно вырос Ники: если раньше он очень любил Огурцаря, то он же его и выдворил. Мама, оказывается, тоже очень любит Вольфи… Деду же и не надо было меняться ‒ он старше всех, и до него не дошёл этот мир, в котором нет любви. А вот про папу непонятно, меняется он или нет.

В одной из моих любимых песен был такой припев:

Так же синей ночью звёзды в небе кружат,
Так же утром солнце светит с вышины,
Только для чего он и кому он нужен,
Мир, в котором люди друг другу не нужны?
Так же гаснет лето и приходит стужа,
И земля под снегом новой ждёт весны,
Только мне не нужен, слышишь, мне совсем не нужен
Мир, где мы с тобой друг другу не нужны!

Нёстлингер протестует против такого «мира, где мы с тобой друг другу не нужны». Я читала много её книг, и практически в каждой я видела этот протест. Поэтому я и люблю этого автора.

Дина Леонтьева, 11 лет

Понравилось! 6
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.