«Читать умею, но не хочу!»
18 апреля 2018 1370

Случается, что родители (и педагоги) ищут книги для чтения в специфических ситуациях, или книги, которые по каким-то причинам могут ребенка зацепить, потому что отвечают на его внутренний запрос. А иногда родителям нужна книжка, в которой наглядно представлена какая-то семейная проблема.
«Мой желает слушать только про машинки…» – такое тоже случается. Поэтому у нас есть список разноплановых книг про машинки – от тех, где только картинки с подписями, до сложно-сюжетных.
Главное – читать, и читать то, что ребенку нравится.
«Мой не любит грустные книги…» – понятно. Хотя не так-то просто составить список смешных книг для ребенка трех лет, например. Тут родитель может выдавать желаемое за действительное. Ценить смешное начинают, в лучшем случае, только в старшем дошкольном возрасте.
«А мой любит только страшное. Чтобы кто-то кого-нибудь ел…»
«Нам – только добрые книги…»
Не все, что просят родители, отражает действительные потребности детей. «Мы поели», «мы покакали», «мы это любим/не любим» – мамы склонны не отделять своих детей от себя. Даже тогда, когда писать и какать уже лучше не «коллективно», а индивидуально.
Но читает-то маленькому ребенку родитель! И если он хочет «чего-нибудь оптимистичного» – и только такого, ничего не поделаешь. До тех пор, пока ребенок не станет самостоятельным читателем. И то…
Поэтому мы стараемся угадать родительские запросы.

1

Как-то я «консультировала» родителей – известных людей, состоятельных. Они мне пожаловались: у нас чудесная девочка, умница и отличница, с пеленок ведет публичную жизнь. Но не любит читать. Что делать?

Я три дня думала, что им предложить. Потому что не существует такого заклинания, не существует такой волшебной палочки, которые бы разом превратили нечитающего ребенка в читающего. Но можно попробовать с ребенком поиграть. В читателя, в хозяина книг. Владельца библиотеки.

Взять, например, и к какому-нибудь празднику подарить ему не одну, не две, а целую стопку книг. Чтобы их количество поражало. Чтобы оно воспринималось как «богатство из сундука».

И пусть это богатство будет представлено исключительно книжками картинками. Но такими, которые притягивают к себе взгляд. И чтобы, с одной стороны, чтение такой книги казалось легким делом (потому что там мало слов), а с другой стороны, чтобы ребенок сказал: ого! Прикольная книга!

«Прикольная» – это качественная характеристика. Не просто книжка-картинка, не просто «с большими буквами», не просто книжка, где мало текста, – а именно «прикольная».

Это тот случай, когда имеет смысл искать союзника в детском чувстве юмора.

Речь ведь идет о детях восьми-девяти лет. Примерно в этом возрасте решается читательская судьба ребенка: станет чтение одной из форм его досуга или не станет?

И здесь, мне кажется, неправильно демонстрировать снобизм и фыркать, увидев ребенка за чтением-разглядыванием комиксов или книжек-картинок. Мол, я в твоем возрасте уже прочел «Три мушкетера» (с фонариком под одеялом), а ты демонстрируешь «порчу породы».

Мне кажется, важно, чтобы ребенок в принципе признавал существование книг в своей жизни. Чтобы для него было естественным иметь дело с книгой (не относящейся к школе). Поэтому нужно приветствовать появление «дурацких» книг, в которых «нечего читать» и которые, с точки зрения взрослого, вообще не могут считаться «чтением».

Эти книги нужны тем детям, которые читать умеют, но не хотят.

Вот, например, издательство «Самокат» недавно выпустило две книги шведского графика Карла Йохансона. С точки зрения представлений о классическом чтении, это совершенно «дурацкие» книги (хотя их издание поддержал Шведский совет по культуре). Одна книга называется «Все автомобили», другая – «Вся авиатехника». Но это, что называется, «официальные названия». А обложки оформлены так, что ты видишь слово «АВТО» и слово «АВИА». Главное достоинство этих слов в том, что они короткие.

И какое же «содержание» предлагает нам шведский график? Абсолютно постмодернистское отношение к «энциклопедичности». В книге «АВТО», сообщает нам аннотация, вы найдете все возможные виды автомобилей – даже те, которых НЕ существует. На каждой странице нарисованы автомобили, а под ними – названия. Картинки с «этикетками». С «АВИА» та же история.

Скажу, что машины, которых НЕ существуют, не просто «случайно встречаются» среди машин реальных, а явно доминируют:
«тучевоз», «жиромобиль», «гигантомобиль», «сосисковоз» и т.д. и т.п.

Illustr 1

Что касается «авиа», то тут вы найдете «мозголет», «книголет», «морковлет» и банальное НЛО (наряду с аэростатом Монгольфьера и флаером братьев Райт).

Illustr 2

Это все для кого?

Да вот для тех самых восьми-девятилетних (а может, и для десятилетних), которые читать умеют, но не любят. И которым претит даже мысль, что они на досуге будут читать историю воздухоплавания или машиностроения.

А тут – сплошные приколы.

И, между прочим, слова, которые сложно устроены. Они так и называются – «сложные». Их вообще-то нужно уметь прочитать. И оценить «приколизм».

Если бы я могла давать советы учителям, я бы так и сказала: книги Карла Йохансана – просто клад для изучения сложных слов. Нет лучшего способа освоить их правописание (правописание соединительных гласных), чем заняться словотворчеством по примеру шведского графика.

Мне кажется, с помощью «морковколета» и «жаболета» вполне можно пробудит интерес к теме и побудить ребенка самостоятельно придумывать сложные слова. А придумывание слов – лучший способ усвоить орфограмму.

Иными словами, книги Карла Йохансона самым органичным образом вписываются в ряд «Читать умею, но не хочу!».

А вот еще одна книга - «Моя бабушка – супер!» Мари-Элизы Массон. Правда, она кажется более «девчачьей». Там две героини – девочка и бабушка. И девочка похожа на куколку. Зато бабушка отличилась. На каждом развороте она представлена новым существом – то крокодилом, то китом, то удавом. Существа не злобные, а очень даже симпатичные. Но все равно это несколько неожиданная задача – опознать в симпатичном крокодиле бабушку. Зато интересно – и девочке-героине, и читателю.

Который не любит читать.

Illustr 3

Текста в книжке совсем мало. И не очень-то он информативен. Содержание заключено в картинках, в превращениях бабушки, о которых в тексте – ни слова. В тексте сдержанно сообщается: «В понедельник бабушка устроила мне чаепитие». А на картинке никакой бабушки нет. На картинке чай распивают девочка и Слон. «В среду бабушка водила меня в бассейн»: на картинке – девочка с Китом. И т.п.

Вряд ли эти сдвиги будут понятны дошкольнику. Дошкольнику, скорее всего, придется объяснять: ты понял? Бабушка-то, оказывается, умеет превращаться!

Но хорошо это или плохо, дошкольнику непонятно. Не думаю, что ему близко отношение к бабушке как к крокодилу или удаву, пусть и милым на вид. Все это для маленького человека слишком многослойно и плохо соединяется: ведь в тексте бабушка никак не характеризуется, ее странноватое поведение никак не объясняется.

А вот самостоятельному читателю все уже понятно. И он может получать удовольствие от содержательного расхождения текста и картинок. И сразу догадается, почему бабушка в книге именно такая. Это же прикол!

Что важно для книг из условного списка «Читать умею, но не хочу!»?
Чтобы они не выглядели как книги для малышей.
И не надо путать их с книгами для начинающих читателей.
Они призваны выполнять специфическую задачу.
И для решения этой задачи нам, взрослым, полезно, мне кажется, научиться их распознавать.

Марина Аромштам

 

Понравилось! 7
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.