Лариса Романовская: «Писатель пишет, чтобы все, что мы пережили, не ушло в космос, а осталось тут, как облако»
13 апреля 2018 1177

Лариса Романовская – писатель, журналист, автор романов и повестей для подростков «Сиблинги», «Самая младшая». Ее недавняя книга «Удалить эту запись?», написанная в форме интернет-блога 14 летней девочки, стала победителем конкурса «Книгуру» (2016). Корреспондент «Папмамбука» расспросил Ларису Романовскую об этой книге, о важной роли подростковых дневников, неожиданных читательских реакциях и о том, могут ли книги учить взрослению.

– Ваша новая книга «Удалить эту запись?» написана в форме блога 14-летней девочки Веры. Как вы думаете, почему в этом возрасте у многих подростков возникает потребность вести блог или дневник?

– Я точно знаю, что абсолютно любой подросток рано или поздно в том или ином формате, в бумажном или в электронном, но дневник ведет. Без дневника практически не бывает взросления. Я абсолютно точно это знаю, потому что мой сын и моя старшая племянница тоже это делают, причем кто-то из них ведет уже видеоблог. Формат может меняться, а суть остается. У нас могут измениться обстоятельства жизни, могут измениться исторические, социальные, экономические реалии, а вот какие-то подростковые вопросы все равно не меняются. Потому что есть вещи, которые в 13-14 человек должен сам для себя решить. Начиная с глупых вопросов, вроде «кем я стану, когда вырасту?», до вполне практических: «как мне заработать первые деньги?», «как пережить такую вот ситуацию в школе или дома?», «как помириться, не поругаться?», «как постоять за себя?». Иногда для того, чтобы принять какое-то решение, надо про него написать, выговориться перед камерой или набрать текст на клавиатуре, или написать от руки. Мне кажется, это важно.

В принципе, эта повесть ‒ монолог 14-летней девочки. Потом ей исполнится пятнадцать, потом шестнадцать, но мы этого не узнаем, ‒ внутри дневника ей всегда будет четырнадцать. И пока у нас эти дневники существуют где-то, мы в них можем вернуться и либо еще раз прочесть какой-нибудь кусочек, либо вспомнить себя, это тоже очень важно. Если бы у меня не было дневников в школе, я бы во взрослой жизни не смогла так писать.

– Важно ли для писателя получать отклики от читателей? Как на вас влияют отзывы о ваших книгах?

– Я очень люблю отзывы на сайте конкурса «Книгуру», в котором я в прошлом году выиграла с книжкой «Удалить эту запись?». Все авторы ждут этих читательских отзывов с нетерпением. На самом деле, это всегда великое счастье. Но всегда немножко страшно. И всегда очень интересно, потому что подготовленные читатели высказывают какое-то аргументированное развернутое мнение – это действительно достойный уровень комментирования. Если я увижу в социальной сети отзыв из серии «посмотрел на обложку, понял, какая она ужасная, страшная, в руки брать противно, в жизни не куплю», я, наверное, расстроюсь. А если увижу отзыв: «ой, эта книжка про меня, я ее читала залпом», я обрадуюсь, но это будет малоинформативный для меня текст.

– Мне кажется, что взрослому непросто думать и писать, как подросток. На мой взгляд, вам удалось передать внутренний мир 14-летней девочки очень точно. Использовали ли вы какие-то специальные приемы, чтобы «вжиться в образ» вашей героини? Опирались ли вы на собственный опыт?

‒ Я мама подростка, ‒ правда, у меня мальчик, ему 14. У меня есть старшие племянницы, им 15 и 16, и есть еще племянник помладше. В общем, подростков вокруг меня достаточно много, поэтому какие-то вещи про них я естественно знаю просто из «окружающей среды». А какие-то вещи переживала сама, причем как в достаточно юном возрасте, так и в более серьезном. В этом тексте есть несколько цитат из дневника, который я вела, когда мне было четырнадцать.

– «Проверяете» ли вы каким-то образом, удалось ли вам написать про подростка достоверно? Например, показываете ли выновую книгу какой-то тест-группе читателей до ее публикации?

– У меня есть две племянницы, и они обе читали «Удалить эту запись?». Одна племянница ее прочла, и ей понравилось, мы с ней немножко это обсуждали. А другая прочла чуть позже – ей не понравилось. Ей 16 лет, и она сказала мне: «Если бы я хотела пойти и прочесть чужой блог, я пошла бы и прочла чужой блог, зачем ты мне это подсовываешь?» И я ей была благодарна за абсолютную искренность. Я подумала: «Если текст неотличим от живого блога ‒ значит, слава богу, удалось».

С сыном у меня все сложнее, потому что он не любит, когда я пишу про девчонок, считает, что это неинтересно. А когда я пишу про мальчиков, он мне говорит: «Мама, я устал быть твоим прототипом, мне это уже надоело! Мама, не пиши про мальчиков». Поэтому следующая моя книга будет про сушеных сусликов. Говорю абсолютно серьезно.

– В книге «Удалить эту запись?» у героини есть собака по имени Марсик, которую Вера очень любит, но в своем блоге она ни разу его не описывает. В книжке нет иллюстраций, и даже на обложке изображен только силуэт собаки. Но в тексте есть указание на очень странную редкую породу «ризенбокс». Что это за удивительная порода, и почему у Веры должна была быть именно такая собака?

– Собаки таких пород образуются, когда одна собака ризеншнауцер, а другая боксер, и то, что у них получилось в результате – это ризенбокс. Дело в том, что эта собака по имени Марс, это персонаж с глубокими литературными корнями. В Петербурге есть прозаик Тимур Максютов. И вот лет пять назад я как редактор работала с первым сборником его рассказов, и там у него был рассказ про его собственную собаку породы боксер, и в том числе про то, как у нее однажды появились щенки породы ризенбокс. И мне эти щенки так понравились, что я уже в процессе создания своей книги поняла, что собака Веры должна быть очень необычной такой породы, которой ни у кого другого быть не может. И я, соответственно, одного из щенков собаки Тимура Максютова быстренько выдала моей героине. Потом, уже когда книжка выходила, я у него спросила: «Тимур, ты не против?». Он ответил: «Я горжусь». Так что у нас собака с такой глубокой генеалогией.

Собственно, собака изображена на обложке этой книги не просто так, собака тут ‒ один из ведущих героев текста. Потому что наши звери – они всегда персонажи, они иногда бывают главными действующими лицами, а иногда просто очень важными. И тут с помощью этой собаки решают разные проблемы в жизни, в том числе проблемы взросления и проблемы во взаимоотношениях матери и дочери.

– Как вы считаете, могут ли книги учить нас взрослению, должны ли они предостерегать нас от каких-то ошибок?

–Книги вообще не имеют права никого ничему учить. Книга ‒ это что-то вроде «шведского стола». Каждый оттуда берет то, что ему нужно.

После выхода этой книги я как-то выступала перед школьниками. Потом ко мне подошли две девочки, и одна из них рассказала: «Я прочитала вашу книгу, там была собака. Я позвонила маме, сказала: “Мам, давай пока собаку заводить не будем, я к этому не готова”». И вот тут я поняла, что я выиграла, потому что есть какие-то вещи, которые хочешь не хочешь, а совершенно случайно передаешь. То есть вот человек принял какое то решение, достаточно важное для себя, стал старше.

– Бывает так, что читатели по-своему интерпретируют книги, делая акценты на чем то, что у автора было только фоном. Как вы думаете, должно ли обязательно совпадать то, что автор вложил в книгу, с тем, что увидел в ней читатель?

– Иногда оказывается, что читатель видит в тексте совсем не то, что хотел автор. Читатель видит там то, чего вообще никогда не было. Это такой поиск черной кошки в черной комнате: они не понимают, что там в этой комнате находится ‒ носорог, или крокодил, или кошка.

Когда книжка только вышла, я в рамках конкурса «Книгуру» поехала в Петрозаводск вместе с писателем Шамилем Идиатуллиным. Мы там всячески агитировали детей читать. И в последний день нас привозят в мужской кадетский корпус. Брутальный Шамиль Идиатуллин, журналист издательства «Коммерсантъ», автор вполне взрослых текстов и автор текстов для подростков, с этими мальчиками совершенно спокойно нашел общий язык. А я думаю: «Господи, а меня-то каким…» И тут Шамиль говорит: «Ребят, эта книга про девочку и про то, как у девочек устроены мозги. Прочтите, и вы поймете, как с ними обращаться». А я думаю: «Она, оказывается, еще и про это…» Я не знаю, прочел ли ее хоть один из тех мальчиков, но зато теперь я знаю, про что еще моя книга. Это всегда очень ценно знать. Так после встречи с читателями вдруг выясняется, а про что еще у тебя этот текст написан.

– В разговорах с моими друзьями или на уроках литературы мы иногда обсуждаем вопрос, зачем читать книги. А у вас как у писателя я хочу спросить: как вы думаете, зачем писать книги? Что вам дает (а также, возможно, что у вас отнимает) писательство?

‒ Написать текст ‒ это как занозу глубокую вынуть. Пишут, чтобы был смысл жизни. Чтобы все, что мы пережили, не ушло в космос, а осталось тут, как облако. Чтобы мы могли утешить следующее поколение: ребята, не бойтесь, весь ужас, который с вами происходит, это норма.

Беседу вела Мария Дорофеева

_______________________________________

Mariya Dorofeeva 1
Мария Дорофеева, обладатель диплома «Книжный эксперт XXI века», член детской редакции «Папмамбука», 16 лет, г. Симферополь

1

Книги Ларисы Романовской

Самая младшая »
Удалить эту запись? »
Витька-Винтик »

Понравилось! 3
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.