Читай танцуя!
28 марта 2018 1824

Эту книгу можно протанцевать. Всю, от начала до конца, меняя темп и настроение. Потому что танец – это радость и праздник. Именно такая книжка – праздничная, радостная, лежит у меня на столе целый месяц, несмотря на попытки куда-нибудь ее убрать, найти ей место среди других книг. Но найти место – значит взять в руки, а потом открыть, а потом снова зачитаться и почувствовать ее танцевальную, пластическую натуру.

Книгу стихов Марины Вишневецкой можно отнести к моему любимому жанру детской литературы – переводу с детского на поэтический. И это не сюсюканье, не снисходительный и нарочитый наклон головы вниз, к назойливому автору бесконечных вопросов, а именно знание детства – детствознание, детствоведение. Поэту Марине Вишневецкой по-настоящему комфортно на этой детской площадке, она действительно ловит кайф от всех этих подслушанных вопросиков, словечек, от этой простоты, за которой – невероятная, недостижимая сложность.

А если это перевод с детского, значит, нас ждет игра, значит, будут неожиданные повороты, и значит, нас никто не осудит, если мы автоматически начнем перевоплощаться в героев книги. К некоторым стихотворениям даже приложена иллюстрация-инструкция:

Как хорошо быть сусликом –
то столбиком, то шустриком,
то в норке, то на холмике,
то шустриком, то столбиком…

Идеальные стихи для игры с ребенком. Это самый первый этап, «введение в танец», начало движения.

Illustr 1

Следующий этап – звуковой.

Ребенок в устных описаниях часто переходит со слов на звуки («А я ему такой: БДЫЩЬ! А он тогда: БДЫДЫЩЬ!»). У Марины Вишневецкой такие стихи занимают значительное место в книге:

Мама-тучка дочке-тучке
дать решила нахлобучку:
БРАМ! БРАРАМ!
Дочка тоже не смолчала,
громко маме отвечала:
ТРАМ! ТРАРАМ!

Можно было, наверное, обойтись и без них. Но вышло бы занудно, скучно, серо. Особенно там, где сквозь несерьезность проступает философия:

Гусь по берегу бродил,
гусь гусыне говорил:
– По весне луга-га-га,
А потом – стога-га-га,
А потом снега-га-га,
А из них – пурга-га-га…

И это, кстати, вовсе не комическое звукоподражание гусиному гоготу (во всяком случае, не в первую очередь), а одно из самых философских стихотворений в книге.

Illustr 2

Жесты, движения и звуки освобождают нас для танца. Кстати, перед совместным чтением детских стихов всегда хорошо сначала активно подвигаться. Тогда проще почувствовать особенности каждого стихотворения – ритм и манеру чтения. Речь читающего то убыстряется, несется вскачь, то приобретает лирическое, слегка распевное звучание. И мы привыкаем двигаться в такт.

И если уж мы заговорили о звукоподражании, то оно в этой книге – на самом высоком уровне:

Воробьят мы угощали.
Воробьята верещали:
– Ты поел?
– А ты-то?
– Я-то? Я-то нет!
– А те ребята?..

Или ‒ бегущие по странице, отскакивающие от пальцев ноты:

О эти гаммы, эти гаммы!..
Как будто в длинных платьях дамы
по гулкой лестнице бегут,
вот-вот споткнутся, упадут,
визгливо всхлипнут, повернут…

Illustr 3

Играть в слова – значит слушать их и слышать в них что-то большее, чем простое словарное значение, – уникальное сочетание звуков, стремительно мелькнувшую ассоциацию, вход в сложно устроенный лабиринт.

Играть в слова – значит перепутать все, что знал о словах раньше. Начиная со слушания – не «застыв тушканчиком», «внимая», боясь шевельнуться, а проживая радость поэзии, кувыркаясь, встав на голову, подпрыгивая, маршируя, замирая и «отмирая» и просто свернувшись калачиком. Но не беситься, а быть живой эмоциональной иллюстрацией.

Ничего на свете нет
травянистей, чем трава.
Ничего на свете нет
деревянней, чем дрова.
Ничего на свете нет
говорящей, чем слова, –
Так устроен белый свет.
Самый-самый-самый белый –
ничего белее нет.

В ритм текстов Марины Вишневецкой прекрасно вплетаются иллюстрации Любы Березиной. То есть мы не только видим картинку, но и чувствуем в ней движение в в такт чтению. И разнообразие в графическом расположении стихотворений – тоже очень удачный ход.

Одни стихотворения в книге – это скороговорки, другие больше похожи на потешки. Есть стихи-загадки и даже подражания классической поэзии:

Не следует переходить дорогу
на очень красный свет и на не очень,
на ярко-алый, огненно-карминный,
на терракотовый и на кирпичный,
и на малиновый, и на пурпурный
ее не следует переходить.
Для тех, кто понимает толк в оттенках,
полна запретов суетная жизнь.

Illustr 4

Игра в слова – жанр почти исчезающий. Слишком разными стали люди, чтобы видеть за причудливым сочетанием слов одно и то же. Поэтому книга Марины Вишневецкой ценная и местами даже драгоценная. Мы быстро привыкли читать, не преклоняясь перед авторитетами («Ну и что, что Маршак? А мне не нравится»). Но не нужно забывать, что рука, написавшая эти легкие, перевернутые с ног на голову строчки – это рука мастера. Поэтому, мне кажется, важно дать ребенку возможность научиться жонглировать словами и смыслами – у того, кто учит, не обучая, и чьи вопросы требуют более сложной работы воображения, чем поиск нужного варианта в тесте.

Наталья Вишнякова

Понравилось! 9
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.