Девушка в безбрежном океане
27 марта 2018 871

Нечасто ощущаешь такую растерянность после чтения. Читаю еще раз. С трепетом перелистываю плотные гладкие страницы. Случайно замечаю на странице с выходными данными посвящение: «Моему отцу, потому что это была последняя история, которую я ему рассказала». Эти строчки как будто подтверждают мое первое впечатление: необычная книга. Все в ней удивительно.

Очень мало текста. Иллюстрации – настоящие картины, очень красивые. Именно они рассказывают эту историю. Цветовая гамма иллюстраций и стая птиц, перелетающих со страницы на страницу, вызывают ощущение полета. Чувство свободного парения в чистом небе, согретом ласковым солнцем, возникает сразу, как только прикасаешься к обложке: фактура бумаги бархатистая, успокаивающая. Странно, но сюжет плавания по океану усиливает ощущение полета, а плавное, спокойное повествование как будто отрывает читателя от его реальной жизни.

Провожу рукой по гладкой поверхности страниц, всматриваюсь в мельчайшие детали рисунков: вот, держась за руки, гуляют человечки, в домах зажигается свет, люди пляшут и машут руками, плывут кораблики, прямо из воды вырастают острова, расцветает дерево с круглой кроной. И птицы. В начале истории – розовые, как вестники счастья, распахнувшие руки-крылья в полете. Затем ‒ угрожающе черные, сбившиеся в кричащую стаю, во время шторма на «самом краю света». Потом ‒ прозрачно-белые, бестелесные птицы-руки, летящие в сторону счастливого острова, и ‒ кричащие, нацарапанные на темном фоне «бессонных ночей», в странных изломанно-изогнутых позах, так созвучных состоянию героини…

Illustr 1

Эти рисунки дополняют текст, а часто даже говорят за него. Каждая деталь рождает ряд ассоциаций, каждое слово наполнено подтекстом. История начинается четырьмя строчками, висящими в чистоте страницы: «Девушка плыла по безбрежному океану на плоту, построенном из обломков разбитых кораблей». Слова «обломки разбитых кораблей» нарушают картину общей безмятежности, а соседство слов «океан» и «плот» вызывают ощущение ненадежности и беззащитности. Ноты нарастающей тревожности усиливаются красными оттенками иллюстрации.

Страницы без текста – это продолжение сюжета, такое же легко прочитываемое, как и слова. Кажется, что никаких слов и не нужно. Некоторые детали говорят больше, чем слова, выражают больше смысла, потому что их нельзя понять однозначно. Чем внимательнее всматриваешься в рисунки, детали, позы, тем больше проясняется история ‒ будто выплывает из тумана или озаряется лучом восходящего солнца. О чем она? О девушке, плывущей на счастливый остров? О поиске счастья? О смысле жизни? О самоопределении и надежде? О смерти? О безграничном одиночестве человека, о случайных столкновениях людей-островов?.. Можно ли найти единственный смысл этого сюжета? И стоит ли? В этой истории, по-моему, отражается сам читатель. В зависимости от душевного состояния, отношения к миру, даже от возраста каждый увидит и поймет ее по-своему.

Illustr 2

Какой он, остров счастья, где его искать и сколько людей может на нем поместиться?

«В какую сторону плыть? Далеко ли еще до горизонта?» – спрашиваю себя вместе с героиней этой истории.

…Эта история придумана и нарисована голландской художницей Марит Торнквист. Но некоторые страницы, прозрачность красок, обобщенность и образность текста напомнили мне японское искусство: соединение живописной картинки и коротких поэтических строк. Этот сплав изображения и слова производит очень сильное впечатление.

Illustr 3

Ева Бюрюкова, 14 лет

Понравилось! 7
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.