Хорошечный сладенец
9 февраля 2018 5063

Когда ребенок уложен спать, домашние дела выполнены и даже осталось немножко сил, мама может уйти… в интернет. Как в давнем стихотворении Маши Рупасовой:

Мама дома? Мамы нет.
Мама вышла. В Интернет.
…Кофе пьет, глазами водит:
Что там в мире происходит?
Мама, я тебе скажу!
В мире я происхожу!

И вот я держу в руках новый сборник стихов Маши Рупасовой «Едет мамин человечек». Мой собственный «человечек» при этом уложен спать, и я вымотана изрядно. Мысленно укоряю себя: мол, если бы научились жить по режиму, уложить ребенка было бы легче… Перед тем как упасть и уснуть самой, наугад открываю книгу:

Мы не спим – не спим – не спим.
Ноем. Возимся. Скрипим.
Нас в кроватку – мы визжим.
Вот такой у нас режим.

О-о-о, какое облегчение – прочитать эти строчки! Значит, есть еще такие же родители, как я, в жизни которых пресловутый «режим» рифмуется исключительно с «визжим»… Листаю дальше.

Одевают не к добру…
Дай-ка лучше
Заору.

Знакомая картина сборов на прогулку? Знакомая! Воодушевившись, читаю еще:

У меня сегодня пир:
Я облизываю мир!

Этим строчкам радостно (или горестно) кивнут вместе со мной все, кто еще не забыл (или прямо сейчас наблюдает), как ребенок, начавший ползать, тянет в рот что ни попадя, от кошкиного хвоста до маминых уличных туфель.

Кто станет главным героем сборника «Едет мамин человечек», понятно уже из названия. «В мире Я происхожу!» – с полным правом мог бы заявить этот малыш, если бы уже умел говорить. В центре маминого мира – он сам, его нахмуренный лобик, зацелованные пятки, первый зуб и первый шаг. Но и мама для него – целый мир, «река молока», помощь и утешение. Кажется, и спина маме дана именно для того, чтобы склоняться к «человечку» («Я хочу везде ходить – / Значит, вам меня водить!»), руки – чтобы качать «сонного сынка» или играть с ним, неспящим, в «ку-ку» («Солнце спряталось за тучки. / Мама спряталась за ручки»). И, конечно, грудь – чтобы кормить и успокаивать днем и ночью («Я люблю тебя, еда! / Оставайся навсегда! / Я усну – а ты сиди, / Никуда не уходи!»).

Illustr 1

Прочитав всю книгу, я тоже уснула, убаюканная ласковыми колыбельными Маши Рупасовой (их в сборнике целых три, и все три чудесные). Засыпая, подумала, что надо бы показать новую книгу моему «человечку». Правда, сомневалась, оценит ли Киприан эти стихи. Ведь они скорее для грудничков, тогда как моему читателю стукнуло два с половиной года. И сейчас возле меня не малыш посапывает, а

В спаленке –
Да в спаленке –
Спит немного маленький
(Но немножечко большой) –
Обладающий душой.

Наутро я неуверенно зачитала своему «немножечко большому» пару потешек, честно сопровождая их необходимыми действиями:

Хорошо иметь сынка,
Щекотать ему бока,
Гладить ножки, и в пупок
Делать чмок.

К стихам, щекотке и поглаживанию сын отнесся благосклонно, а после финального «чмока» потребовал:

– Давай еще!
– Едет-едет человечек
Мимо башен, мимо речек, –

читала я, потряхивая Киприана у себя на коленях. Кажется, он был счастлив.

Забегая вперед, скажу, что обе потешки у нас прижились, а заодно и еще две пары строчек (по стечению обстоятельств, обе про пироги): для переодеваний – «Я люблю тебя, нога! / Ты вкуснее пирога!» и для похода в магазин – «Широкими шагами / Идем за пирогами!».

Маша Рупасова порадовала нас с Кипрюшей не только новым звуковым сопровождением для подскоков, щекотаний и разных бытовых дел, но и переливами ритма, и забавным словообразованием.

Вот у мамы
Лоб, лоб,
Аккуратно –
Хлоп, хлоп.
Вот у мамы щека –
Ак-
     ку-
         рат-
               нень-
                        ко!

Из игры «найди у мамы ушки, глазки…» мы и правда выросли, но вот это ступенчатое «аккуратненько!» очень понравилось Киприану. А в мою копилку рупасовских словечек, где уже есть «гнездом» и «ладно-мармеладно», добавился «сладе́нец» (сладкий младенец), который «ужасно крошечный и такой хорошечный».

Иллюстрации тоже имели у сына успех. Уж не знаю почему, но на улице, в магазине, в поликлинике он всегда обращает внимание на грудничков, обстоятельно объясняет мне, что они «не умеют ходить, говорить, кушать». Понравилось ему и разглядывать иллюстрации, на которых то малыши в колясках, то малыши на полу, то малыши на руках у мамы... Киприан даже по-своему позаботился об одном из них. Увидев рядом с малышом на картинке непонятное большое животное, он тут же проявил бдительность:

– Кто это?!

– Это лев.

– А где его папа?!

– Папа льва?.. – не поняла я.

– Папа мальчика этого!!! – возопил Киприан. Было видно, что он всерьез обеспокоен судьбой ребенка, оставленного рядом с хищником, да еще и без взрослых.

Illustr 3

К счастью, на других страницах папа нашелся.

– Мимо башен, мимо рек

Едет мамин человек… –

снова начала было я, но Киприан вдруг добавил:

– И папин!

И мы проскакали на бис, только уже под стихи про «папиного человека», и сделали «чмок в пупок».

Сын был невероятно доволен. А я думала о том, что мой «немножечко большой» пока все же «немного маленький»… Да и каждый взрослый, думаю, не отказался бы на минутку побыть «хорошечным сладенцем» – почувствовать себя любимым и защищенным, ощутить радость первых открытий в мире. Задорный и нежный поэтический напев Маши Рупасовой – достойный аккомпанемент для таких счастливых моментов.

Татьяна Бобрецова

_____________________________

Edet mamin chelovechek
Маша Рупасова
«Едет мамин человечек»
Художник Мария Якушина
Издательство «АСТ», 2017

Понравилось! 7
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.