К полке, где стоит Пушкин, читателя нужно правильно подтолкнуть…
6 февраля 2018 711

Какое бы место ни занимал Пушкин в истории нашей литературы, каждому новому поколению ‒ а точнее, каждому новому читателю ‒ придется открывать его для себя заново (как и любого другого классика).
А с какой стати новые читатели должны этого захотеть? Видимо, мы должны искать способы сделать так, чтобы Пушкин стал для них интересным.
В московском Театре.Doc это делают с помощью странного «малобюджетного» спектакля под названием «Пушкин и деньги».
Режиссер Анастасия Патлай рассказала «Папмамбуку», как родился спектакль и почему он может подтолкнуть читателя к книжной полке с сочинениями Пушкина.

Спектакль «Пушкин и деньги» родился внутри проекта «Ночь музеев». В «Ночь музеев» посетителей, зрителей развлекали не только в помещениях, но и на улицах перед музеями. Нас попросили дать спектакль в шатре, на Старом Арбате.

Это была почти нерешаемая и поэтому амбициозная задача – придумать спектакль, который можно играть без всякой звукоизоляции, с учетом того, что зрители будут постоянно мигрировать в шатер и из шатра.

Совет нам дал Александр Родионов, известный сценарист. Он сказал: на Арбате жили разные писатели. И музеев вокруг Арбата много. Походите и поищите тему.

Мы пошли по музеям, и тема быстро определилась: «Слово и вещь».

А в музее Пушкина как раз незадолго до этого была выставка «Пушкин и деньги». От выставки осталось много материалов, новых, недавно обнаруженных пушкинистами.

По этим материалам для «Ночи музеев» мы сделали два коротеньких скетча, по пятнадцать минут каждый.

Но мы, конечно, не знали, как это будет принято.

И тут нас ждал настоящий сюрприз. В «Ночь музеев» погода была отвратительная: дождь, ветер, какой-то ужас… А к нам в шатер набилась куча народу – и уходить никто не хочет. Все сидели и слушали, как наши актеры рассказывали не истории даже, а просто факты из жизни Пушкина – правда, малоизвестные: сколько зарабатывал Пушкин, и сколько он проигрывал, и сколько стоила шляпка Натальи Николаевны…

Мы сами себе не верили: эти зрители – что? С ума они все сошли?

Сидят и слушают. И не уходят.

После «Ночи музеев» мы уже не захотели с Пушкиным расставаться – раз это так интересно.

Мы поняли, что не стоит недооценивать такой сценический жанр как сторителлинг. Просто рассказывать со сцены о какой-то исторической личности ничуть не хуже (а в чем то и лучше), чем представлять его как персонажа. Персонаж всегда будет в той или иной степени придуманным, отличающимся от человека, который реально существовал. И мы отказались от традиционного жанра разыгрывания ситуаций. Наши актеры – современные люди, такие же, как люди в зале. Но они что-то узнали – любопытное, интересное – и хотят этим поделиться со зрителями.

В результате у нас получился спектакль для смешанной аудитории ‒ и для детей, и для взрослых. Люди приходят к нам семьями. Интересно и тем и другим. Родители тоже благодаря спектаклю что-то для себя открывают.

Ведь про Пушкина существует много разных историй. И почти все истории так или иначе связаны с деньгами ‒ с теми долгами, которые он наделал. Сумма его долга к концу жизни была астрономической. И большую часть этой суммы Пушкин был должен государственной казне.

Потом, правда, мы узнали, что для дворян того времени это было практически нормой – иметь такие долги (и даже гораздо большие). Ведь все они были служивыми людьми царя, и царь поэтому одалживал им деньги.

А после смерти Пушкина царь заплатил его долг казне…

Foto 1

Ведут спектакль два актера – «он» и «она». «Она» ‒ прагматик и сетует на непрактичность Пушкина: ах, зачем он в карты играл! Ах, зачем он женился на этой красивой дуре, да еще бедной! Да еще у нее была такая жадная до ненормальности мать…

А «он» объясняет обстоятельно и терпеливо: так ведь Пушкин-то был поэт! Его поступки не всегда объяснимы, их нельзя мерить обычными мерками…

И так они весь спектакль разговаривают друг с другом и между делом общаются со зрителями, втягивают их в свои арифметические подсчеты.

Когда нужно было покрыть долги, приходилось что-то продавать.

Одна корова в то время стоила 5 рублей. А крепостной мальчик – 10 рублей, то есть как две коровы…

Эти подсчеты и небольшие картинки, которые вешаются на доску, помогают удерживать внимание зала. Получается нечто вроде свободного урока, только лишенного учительской назидательности.

А еще актеры время от времени приглашают на сцену какого-нибудь ребенка.

‒ Вот ты, пожалуйста, выйди к нам. Побудешь у нас вместо крепостного мальчика, хорошо? Как тебя зовут? Ваня? Итак, Ваня сто́ит у нас как две коровы. Ваня, ты как в школе учишься? Английский немного знаешь? Ого! Наш крепостной мальчик умеет немного говорить по-английски. Набавим за это цену. Будет стоить 12 рубликов…

‒ А ты, девочка? Поможешь нам? Вот, посмотрите, мы сейчас продаем эту девочку…

Foto 2

Между прочим, девочки, девушки и даже взрослые женщины не считались за «души». Богатство помещиков (а Пушкин владел поместьем, то есть был помещиком) определялось количеством «душ» – то есть количеством взрослых мужчин. «Душа» стоила от 80 рублей до 1000. Дороже всего ценились повара… А это вот – девочка, не «душа». Давайте решим, за сколько ее продавать…

На первый взгляд, это кажется забавным, и дети, вроде бы, сначала смеются. Но это на первый взгляд. В какой бы раз ни шел спектакль, меня каждый раз этот торг пробирает до мозга кости: мальчик стоит как две коровы…

Мы, конечно, сначала побаивались, что найдутся какие-нибудь критики, которые скажут: что вы тут сеете сплетни про великого Пушкина, лучше бы стихи детям почитали!

А потом я подумала: надо будет это использовать, такую формулировку – «спектакль в жанре сплетни»…

Но что такое сплетня? Чем она отличается от истории?

И то и другое связано с бытовой жизнью писателя. И только кажется, что быт писателя, бытовые проблемы писателя не отражаются в его творчестве.

Вы только вспомните: «Скупой рыцарь», «Разговор поэта с книгопродавцем», «Отец понять его не мог и деньги отдавал в залог», «…но можно рукопись продать»… Тут везде замешены деньги, часто именно вокруг них строится сюжет. Правда, тут уже многое разодрано на цитаты, и цитаты привязаны к каким-то ситуациям. А нужно как-то продраться через штампы. Нам хотелось, чтобы наши рассказы воспринимались именно как истории личной жизни.

И вот что интересно. Родители нам рассказывают: мой ребенок после спектакля два дня только и делал, что разговаривал со мной о Пушкине… Ой, а мой ребенок прямо измучился: мам, а почему ему все-таки пришлось заложить имение?..

Мне кажется, это важно – говорить о писателях и поэтах не только в контексте их литературного творчества. Тогда связанная с ними реальность перестает быть формальной, по-школьному обязательной. И, возможно, в какой-то момент подтолкнет человека к тому, чтобы снять с полки пушкинский томик…

Фото Андрея Кокшарова

Мнения экспертов подростковой редакции о спектакле «Пушкин и деньги»

Понравилось! 4
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.