Елена Костюкович: «В некоторых поздних романах Умберто Эко я находила следы наших с ним разговоров»
22 января 2018 1013

Елена Костюкович – писательница и переводчица с итальянского, известная многим российским читателям по романам Умберто Эко. Ее собственная книга «Еда. Итальянское счастье» переведена на многие языки и награждена несколькими престижными премиями. Елена Костювич также автор романа «Цвингер». Она живет в Италии, преподает в нескольких итальянских университетах, читает лекции по русской культуре и является директором русским программ издательств «Бомпиани» и «Фрассинелли».

В международном конкурсе детей-переводчиков «Культурный мост: русский – итальянский», который проводит «Папмамбук», Елена Костюкович стала председателем жюри.

Вот как она рассказала о своей переводческой деятельности.

‒ Елена, кто ваш любимый иностранный детский автор в русском переводе?

‒ Не в переводе, в пересказе ‒ «Приключения Пифа» в пересказе Евгении Аркадьевны Жуковской. Кстати, я считала, что эта Жуковская ‒ потомок Василия Андреевича Жуковского. А его я как переводчика просто боготворила с раннего детства, за баллады.

‒ В каком возрасте вам впервые довелось что-то переводить?

‒ Для себя, не для показа, ради пробы ‒ в 14 лет. Соревновалась с боготворимым Жуковским (на этот раз с Василием Андреевичем самим) ‒ пере-переводила «Лесного царя» под влиянием критического разбора, который меня потряс. Этот разбор громил моего идола Жуковского. У меня этот разбор был в виде машинописной странички, которую мне принес мой дядя Исаак Крамов. Автором разбора была Марина Цветаева, листочек был самиздатом, но я узнала это много лет спустя.

‒ В каком возрасте вы осознали, что любимые книги не всегда были написаны на русском языке, а кем-то переведены?

Рано, потому что взрослые мне указывали на первой странице книги ‒ вот автор, вот переводчик.

‒ Случались ли в вашей переводческой практике курьезы?

‒ У кого их не было.

В некоторых поздних романах Умберто Эко я находила следы наших с ним разговоров (русские реалии), но до того измененные, что уж не понять было, как переводить: так, как принято говорить в России ‒ например, «Охранка», или так, как захотел это вывернуть романист ‒ «Okhrana»? Вариант, который использовал Эко, придумал не он. Этот вариант бытует в европейской и североамериканской историографии. Но мне как переводчику пришлось помучиться с этим термином. И добро бы один раз… Нет, много раз! Как назло, Эко очень интересовался разными шпионами и провокаторами русского происхождения, работавшими в Европе в конце девятнадцатого и начале двадцатого веков...

И еще ‒ ну, например, что было делать с песней «Катюша», перекрученной по вкусу итальянских партизан? Пришлось переводить по-другому: «Над полями ветер завывает, поплыли над лугом облака, в сапогах разбитых выступаем за свою свободу воевать...» (Fischia il vento, urla la bufera…). Хотя они считали, что поют настоящую «Катюшу».

‒ Какого итальянского детского писателя, на ваш взгляд, надо непременно перевести на русский язык?

‒ Того, кто скрывается под псевдонимом Джеронимо Стилтон (это группа авторов под руководством Элизабетты Дами). Есть уже переводы первых книг, их сделала Ирина Заславская. Но там еще бездна работы. Серия в русском варианте остановилась, мне кажется, на пятой книжке, а их уже опубликовано около ста… И это настоящее профессиональное упражнение для любого переводчика ‒ современный ироничный язык со множеством культурных подтекстов.

Беседу вела Ольга Уварова

______________________________

Книги и переводы Елены Костюкович

Конкурс для двуязычных детей «Культурный мост: русский-итальянский»

Понравилось! 4
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.