Кто тут главный энтоман?
6 декабря 2017 201

Почитать «Рони, дочь разбойника» я хотела своим детям позже. Почему-то мне казалось, что эта книга для них еще велика. Хотя, каюсь, я ее сама на тот момент не читала. И была сильна делать выводы по нечитанной книге. Но получилось так, что сначала дети увидели аниме-сериал по этой книге. Включил его детям их папа, когда приходил посидеть с ними. Шестилетний Никита с четырехлетним Вадюшей на следующий день стали просить меня: «Включи нам вторую серию! Пожалуйста!» И вот, серия за серией, они посмотрели все двадцать шесть. «Как это так! – мысленно негодовала я. – Мультфильм до книги! И какой книги! Книги Астрид Линдгрен!» В общем-то, я продолжала делать выводы о книге, которую до сих пор не читала. Но мой разум требовал справедливости. Справедливости! Сначала Линдгрен! Линдгрен сначала! Но для «сначала» было уже поздновато. А я пряталась от мультфильма. Когда дети смотрели его, я уходила, отворачивалась, старалась не слушать…

Я люблю аниме. А этот сериал и вовсе снял Горо Миядзаки, сын великого Хаяо. От «Рони» я пряталась из-за одной своей особенности – я спойлерофоб. Я боюсь спойлеров. Я их остерегаюсь. Я могу отказаться от просмотра или чтения только из-за того, что знаю, чем дело закончится и что будет дальше. Но, к счастью, моя плохая память милостива, и чаще всего я спойлеры попросту забываю. Но ведь я по-прежнему собиралась прочитать с детьми «Рони», и поэтому попросту не могла смотреть на экран.

А дети уже вовсю играли.

– Ты будешь Бирк! А я Рони!

– Нет, я Рони! А ты Бирк!

– Друды, друды летят, спасайся!

И еще они очень любили играть в Маттиса и Борка и в их вечную вражду. Это у моих детей хорошо получалось. Они вообще любят ролевые игры, и часто после прочтения книги или просмотра мультфильма берут себе одного из героев и разыгрывают сюжеты. И играют подолгу, и события у них развиваются, пока они не устанут и не начнут просто лупить друг друга. Так или иначе, а героев книги я неплохо изучила еще до прочтения книги.

Но когда сериал закончился, мы пошли в библиотеку.

– «Рони» нам, пожалуйста, дайте, – попросила я. – В переводе Лунгиной.

– Вот вам «Рони» в переводе Лунгиной.

Дети посмотрели на меня, пытаясь взглядом выспросить про Лунгину, но я была невозмутима. Мультик-то они смотрели в переводе очень даже любительском. Никита, кстати, очень захотел прочесть эту книгу – мультфильм их впечатлил. И, как оказалось, Горо Миядзаки тот еще перфекционист – аниме-сериал был настолько подробным, настолько приближенным к оригиналу, что… В общем, мы стали читать.

Это было испытанием для меня.

«...и только злющие друды, для которых гроза была слаще меда...» – читала я.

Никита меня перебил и показал на картинку:

– Вот, вот друды! В них потом стреляли.

«...а Ловиса готовилась родить ребенка...»

– Это Ловис! – вскричал Никита. – Ловис, да?

– Ловиса, – сказала я.

– Почему? – буркнул Вадюша.

– Тут она зовется Ловиса.

– Кто зовется Ловиса? – спросил Вадюша.

– В мультике ‒ Ловис, – настаивал Никита.

– А тут Ловиса, – не сдавалась я и переживала за Лунгину.

– Можно «Ловис» читать? – попросил Никита.

– Нет, – сказала я. – Это перевод Лилианы Лунгиной. И мы будем читать в переводе Лунгиной. А про себя ты можешь думать что хочешь.

Грозная мать, стоящая на страже детской литературы, продолжала читать:

«Маттис тут же схватил лук и пустил несколько стрел из бойницы».

– А то ты говорила, что не «схватил лук», а «схватил бойницы», – решил вдруг Никита.

– Схватил лук и пустил несколько стрел из бойницы!

Ответ Никиту устроил, но это было только начало.

«Пока Ловиса пела, рожая ребенка, а Маттис отгонял мерзких тварей от замка, его разбойники, все двенадцать, сидели в замке у огня...»

– Их двенадцать? – уточнил Никита. – Если с Маттисом и Ловисой посчитать, то будет четырнадцать разбойников! А если без Ловисы… Ловиса – это мама.

Если без Ловисы, то будет тринадцать.

Шел восьмой абзац книги.

«А что же было им делать, ведь они ждали, когда наконец разрешится Ловиса там, наверху, в башне. Потому что за всю их разбойничью жизнь…»

– Мам! – перебил Никита. – А знаешь, как Лысый Пер смешно говорит? «А если бы родился мальчик, которого зовут Рони, то Рони!»

Дети захохотали. Я тоже сдавленно хохотнула. Мы с трудом выбрались из восьмого абзаца и двинулись дальше. На сцену вышел Лысый Пер.

– Лысый Пер! – воскликнул Никита.

«Я уже стар и немощен, моя разбойничья жизнь подходит к концу...»

– В общем, – вставил свое веское слово Никита. – Он говорил Маттису: «Ты что, будешь сражаться, пока не повесят, да?!» Повесят… Его никогда не повесят!

– Да? – осторожно спросила я.

– Маттис – это же энтоман, он самый сильный из банды.

Энтоман, значит. Я не стала уточнять. Я уж лучше попробую хоть чуть продвинуться в тексте. Что там говорит Лысый Пер?

«А как бы я хотел увидеть нашего нового атамана, перед тем как сыграю в ящик!»

– В ящик! – захохотал Никита.

– Этот, который победил Борку? – вдруг уточнил Вадюша.

Я была в недоумении.

– Энтомана того, – объяснил Никита. – Он победил Борку.

Так, дети. Мы на второй странице книги. Еще никто никого не побеждал. Еще даже Рони не родилась! И Рони наконец родилась!

«– Мальчишка или девчонка? – спросил из своего угла Лысый Пер».

Никита засмеялся:

– Вот! Да, это точно! Это говорили, да!

Все вам в мультике говорили. Ах, Горо, Горо!..

Так мы потихоньку читали дальше, и дети все время забегали вперед, чтобы я была в курсе. Иногда мне казалось, что они выясняют что-то свое.

«– Теперь род Маттиса будет жить, а роду Борки – крышка!

– Золотые слова! – подхватил Маттис. – Крышка, это как пить дать, потому что у Борки нет ребенка и не будет...»

– А у него будет! – похвастался Никита.

– У кого? – спросил Вадюша.

– Бирк – это сын, – пояснил Никита.

– У Маттиса будет? – уточнил Вадюша.

– У Борки!

Я спойлерофоб. Я боюсь спойлеров. Я их остерегаюсь.

И мне некуда деваться.

Я знаю все. И буду знать на шаг вперед – уж мои дети постараются!

Но это не помешает мне восхититься книгой, которую я стала читать в таком сознательном возрасте. Не помешает расплакаться, когда Рони махнет через пропасть, к врагам.

И дети будут удивлены. Они же меня предупреждали! Я должна была быть готова.

Но разве к такому можно подготовиться?..

                               _____

А сегодня, спустя почти полгода после нашего чтения, Никита попросил:

– Мама, давай еще раз возьмем в библиотеке «Рони». Я бы ее перечитал.

Он не просил посмотреть еще раз мультфильм.

Так что Горо проиграл. Или выиграл?

Ох уж эта внутренняя вражда…

                               _____

А сейчас, в лучших традициях кинематографа, титры нашего дневника с невошедшими кусками.

– Какая еще Ловиса? Ловис!

– Но тут Ловиса! В этом переводе ‒ Ловиса!

– Мам, ну Ловис!

– Ловиса! «Лов ис» – это жвачка! И вообще – не спорьте с Лунгиной!

– Пусть Ловис называется.

– Как же Ловис? Она же девочка! Ловис – это мальчик. И жвачка! Короче! Она спокойно взяла у него из рук ребенка и приложила к груди!

                               ______

Вадюша:

– Какой еще Лысый Пер? Одеяло Лысый Пер!.. Какой еще Маттис? Одеяло Маттис!.. Какой еще Лысый Пер? Написер!

 

Наталья Евдокимова

_____________________________

Rony doch razboinika
Астрид Линдгрен
«Рони, дочь разбойника»
Иллюстрации Ирины Петелиной
Перевод с шведского Лилианы Лунгиной
Издательство «Махаон», 2015

Понравилось! 3
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.