Анна Когстрём: «Когда пишешь для детей, нельзя это делать небрежно или фальшиво»
24 ноября 2017 641

Этой осенью в Москве побывала шведская журналистка Анна Когстрём – бывший главный редактор журнала для детей и подростков «Kamratposten». Это старейшее периодическое издание для детей – оно существует с 1892 года, свободно от рекламы и распространяется только по подписке. В журнале были впервые опубликованы рассказы многих известных шведских писателей и работы популярных иллюстраторов. В беседе с корреспондентом «Папмамбука» Анна Когстрём рассказала о том, как она стала журналисткой, что такое «эмоциональные репортажи», существуют ли различия между материалами для детей и взрослых, что сегодня волнует шведских детей, а также в чем секрет популярности журнала.

‒ Анна, расскажите, каким был ваш путь в журналистике?

‒ «Kamratposten» – очень старый журнал, он выходит уже много лет, и я читала его в детстве. В 14 лет я написала письмо в редакцию и попросила взять меня в качестве практиканта ‒ и все сложилось. Это была мечта.

‒ То есть вы в 14 лет определились с дальнейшим местом работы?

‒ Нет, потом я очень много лет работала в «Dagens nyheter» – писала о культуре, но затем «Kamratposten» сами пригласили меня работать у них. Это довольно забавно, потому что в Швеции всё, что связано с детьми, по умолчанию имеет более низкий статус, чем то, что связано с работой для взрослых. Всё, за исключением детской литературы и «Kamratposten» – это, наоборот, престижно и обладает высоким статусом. Поэтому когда я получила должность главного редактора, меня все поздравляли. Обычно думают, что писать для детей – легко и ерунда, но сами авторы относятся к этому очень серьезно и проделывают большую работу.

‒ Вы были главным редактором и продолжаете быть автором?

‒ Главным редактором я была с 2001-го по 2004-й, но и тогда по-прежнему писала статьи. Сейчас я журналист-фрилансер, пишу о культурных событиях для различных журналов, в том числе для «Kamratposten» и утренней газеты «Svenska dagbladet».

‒ Анна, вы пишете и для взрослых, и для детей. В чем, на ваш взгляд, различие между материалами для взрослых и детей и существует ли оно?

‒ Работая в журнале для детей и подростков я многому научилась, потому что когда пишешь для детей, нельзя это делать небрежно или фальшиво. Любому журналисту или человеку, который работает с текстами, понятно, что если у тебя мало времени и не хочется заниматься какой-то темой, то можно написать много-много слов ни о чем. Просто, как говорится, «налить воды», чтобы заполнить пространство. Здесь же надо давать очень четкие объяснения в коротких предложениях. Это значит, что все слова надо выбирать с большим вниманием, ‒ и благодаря этому ты становишься лучше как профессионал.

Кроме того, мы все материалы в журнале прочитывали вслух друг другу, потому что на слух сразу становится понятно, если что-то не так. Предложение надо прочитывать так, чтобы не приходилось переводить дыхание ‒ и это еще и забота о самых младших читателях, которым 8 лет. В четырнадцать они, конечно, могут читать длинные предложения, но нам нужно заботиться обо всех.

‒ Аудитория журнала – это скорее девочки или мальчики?

‒ Он для всех. Мы стараемся не делать разницы между читателями разного пола. Это мы, взрослые, часто хотим каким-то образом рассортировать детей, а самим детям такая сортировка не нужна.

‒ В чем заключается главная особенность «Kamratposten»?

‒ Он рассчитан на аудиторию в возрасте от 8 до 15 лет и выходит раз в три недели. Это журнал, который может стать вашим лучшим другом. В нем рассказывается обо всем: о политике, спорте, культуре, но самое главное – это рассказы о чувствах.

Razvorot zurnala Kamratposten

‒ Можете ли вы рассказать о вашей сегодняшней журналистской работе?

‒ Обычно я пишу так называемые «эмоциональные» репортажи – беру интервью у детей об их собственном опыте трудных вещей, таких как насилие в семье, развод, потеря родителей или проживание с родителями, которые с финансовой точки зрения очень бедны. Но я пишу не только о таких тяжелых вещах ‒ например о том, как осмелиться показать, что вы влюблены в кого-то и «просите шанс», можно ли иметь двух лучших друзей, или как быть братьями и сестрами в одной семье, если вас не связывают кровные узы.

У «Kamratposten» есть ряд постоянных тем: о том, что является самым важным в жизни – друзья, любовь и семья.

Следующий материал, который я собираюсь начать, касается еще одной важной для многих читателей темы: половая зрелость. Читатели пишут нам и спрашивают о том, что их беспокоит ‒ кому-то кажется, что все происходит слишком рано, кто-то переживает, что у всех уже есть, а у него до сих нет, и тысяча других вопросов, на которые чаще всего можно ответить: «Нет, это нормально».

Поскольку журнал предназначен для людей в возрасте от 8 до 14 лет, мы всегда стараемся для каждого материала опросить двух-трех человек разного возраста, чтобы он отражал разные взгляды. Для статьи о половом созревании я буду беседовать с 9-летним, 11-летним и 14-летним.

Большинство рассказов детей о своих эмоциях анонимны, то есть дети дают только свое имя. Это решение редакция журнала приняла, чтобы обеспечить детям защиту. Вместо фотографий мы используем иллюстрации. Они сделаны иллюстраторами, которые не знают, как выглядят интервьюируемые, и, таким образом, являются лишь работой фантазии художника, а не изображением реального человека.

В других материалах, где дети говорят, к примеру, о том, что им нравится делать в свое свободное время, указываются настоящие имена и размещаются фотографии.

‒ Как вы берете интервью у детей?

‒ Исходная точка для меня такая же, как когда я беру интервью у взрослых – то есть, мне действительно интересно узнать, что человек расскажет. Многие взрослые считают, что они всегда должны воспитывать детей и быть теми, кто все знает лучше, чем дети. Это, естественно, мешает и детям, и интервью с ними. Все мы, работающие в «Kamratposten», рассматриваем детей как мыслящих, компетентных людей, которые являются экспертами в своих мыслях и чувствах. И благодаря такому восприятию разговоры получаются очень интересными.

Я предпочитаю лично говорить с тем, у кого беру интервью. Если это происходит у него дома, то часто во время встречи присутствует вся семья – собираются в гостиной, накрывают стол. Тогда я спрашиваю разрешения пообщаться только с ребенком (если только он или она не хочет, чтобы при разговоре присутствовал родитель, но это происходит очень редко).

Даже взрослым очень сложно отвечать на вопросы о своих чувствах или отношениях с семьей, когда вся эта семья сидит здесь же и слушает. А уж детям сложно вдвойне – они почти ничего не могут сказать, опасаясь сказать «неправильно» или «глупость».

Но у «Kamratposten» такая хорошая репутация, что обычно проблем не бывает.

Иногда интервью проводится по телефону или по скайпу. Тем, кто говорит о чувствительной теме (например о том, как подвергать сомнению любовь человека), приятнее ощущать расстояние, которое создает телефонная трубка.

‒ У вас есть раздел с вопросами читателей. Бывают ли какие-то провокационные вопросы, которые вы оставляете без ответа? Например, о беженцах или попрошайках?

‒ Наоборот! Когда несколько лет назад в Швеции появилось много людей, которые попрошайничали на улицах – раньше такого не было, ‒ мы сделали об этом большой репортаж. Мы стараемся писать обо всем, с чем дети сталкиваются в повседневной жизни. И раздел, в котором задают вопросы – в том числе вопросы о взрослении тела – это самый популярный раздел во всем издании.

Самое драматичное время в жизни каждого человека – где-то с десяти лет до пубертата. Дело не только в том, что взрослеет тело, но и сам человек начинает задавать себе экзистенциальные вопросы: кто я? где мое место в мире? И как раз то, что делает наше издание лучшим другом для ребенка – это то, что ему можно задавать вопросы, которые не осмеливаешься задавать больше никому.

‒ На такие вопросы отвечают сотрудники журнала или вы привлекаете сторонних экспертов?

‒ Я покажу вам: вот мы открыли разворот с вопросами, на которые отвечают два эксперта. Один из них сексолог и психолог, а второй ‒ психолог и работник образования.

Здесь типичный вопрос от 11-летней девочки, которая начинает взрослеть и у нее появляется грудь. Она пишет, что ее очень беспокоит то, что у нее дома очень маленькая ванная комната, в которой люди все время толпятся вместе.

Очень важно, что мы всегда стараемся отвечать на вопросы с точки зрения читателя. Здесь женщина-психолог отвечает: «Я понимаю, насколько тебе это неприятно. И совет, который я могу тебе дать – это поставить будильник на пораньше и пойти в ванную первой. Можно попытаться обсудить это с родителями, когда те не будут слишком заняты, или можешь показать им эту страницу в журнале».

Кстати, последнее предложение – это довольно частый совет. Если ты не осмеливаешься или стесняешься говорить с родителями или другими взрослыми, то просто покажи им эту страницу журналу. Когда я была редактором, я получала много писем от родителей, которые были благодарны за то, что здесь поднимаются такие вопросы, о которых и они сами стесняются говорить со своими детьми.

‒ Поддержка очень важна для любого человека, а особенно для того, мир и границы которого начинают меняться. Когда он еще не понимает, где его место и к чему все эти изменения.

‒ Наши эксперты всегда говорят ребенку: ты все сможешь, у тебя все получится, и всячески поддерживают. Вот здесь, например, вопрос о женских выделениях, которые часто появляются у девочки до появления менструального цикла, или вопрос от мальчика, как увеличить размер пениса. Ему отвечает психолог-сексолог: «Понимаю, что тебе хочется выглядеть немного внушительнее, но человек выглядит так, как выглядит, и должен принимать себя таким. И ты, и твои части тела уникальны – никто во всем мире не выглядит так, как ты».

А вот еще одна очень важная страница – это мнения и взгляды читателей о разных вещах. Здесь можно увидеть, какие вопросы занимают детей сегодня. Мы даже периодически проводим исследования на эту тему.

‒ А откуда вы берете данные? Из писем и комментариев в социальных сетях?

‒ Мы каждую неделю получаем очень много электронных писем – примерно 8‒10 тысяч ‒ и внимательно их читаем. Сейчас самые популярные темы – это расизм и антирасизм, климатические изменения в мире, вегетарианство и феминизм. А также в каждом номере будут популярны темы о дружбе, любви и одиночестве и такие сложные темы, как горе, насилие, развод и педофилия.

Еще дети часто пишут о том, что они злятся на взрослых по разным причинам.

Razvorot zurnala Kamratposten 1

‒ Если вам пишет письмо ребенок, который говорит, что в его семье что-то не так, причем «не так» уже на криминальном уровне, вы принимаете какие-то меры?

‒ Мы не можем заявить каким-то образом на эту семью, но мы призываем его обратиться в правозащитную организацию для детей. Есть такая, которая на безвозмездной основе помогает детям и занимается только детскими проблемами. Но у меня были случаи, когда я сама звонила в полицию в том городе, откуда пришло письмо, и просила полицию связаться с социальными службами. В таких письмах, если получаем, призываем его обратиться к тому, кому ребенок доверяет: маме приятеля или любому другому взрослому. Иногда мы чувствуем отчаяние из-за того, что не можем напрямую помочь человеку, а призываем его обратиться за помощью, но все же мы не социальная служба, мы журнал.

‒ А есть ли в журнале какие-то материалы, авторы которых – сами дети?

‒ У нас очень много контента от читателей – вопросы, рецензии, мнения, но иногда они присылают какие-то новеллы или рассказы, которые мы также публикуем. И рассказы иллюстрируют взрослые художники. Или это может быть какое-нибудь соревнование для детей, которые составляют комиксы.

Я очень люблю этот журнал, потому что он обращается к детям как к думающим индивидуумам и показывает, что редакции интересно то, что они думают или чувствуют. Любая форма обратной связи очень важна.

‒ Популярность бумажного формата – это особенность именно вашего издания или в Швеции в целом такое отношение к периодике?

‒ У взрослых изданий наблюдается некий спад – многие предпочитают читать в цифровом формате. С нашим же журналом это не так: это единственный подобный журнал для детей и подростков, поэтому его все равно все будут читать и выписывать.

Бумажные СМИ для взрослых в Швеции сохраняются, потому что шведы до сих пор на них подписаны. Мы не покупаем прессу в каком-то магазине или киоске, все журналы и газеты привозят домой.

Бумажные издания по всему миру сейчас переживают кризис. Но многие специалисты считают, что именно издания с какой-то специализацией выживут в этом кризисе, потому что их аудитория будут продолжать их читать.

‒ Какие еще издания для детей и подростков пользуются спросом?

‒ Есть газета, которую издает один большой банк, она достаточно давно существует и ее раздают в школах. Цель этого издания – научить детей основам экономики, рассказать, как обращаться с финансами и накопить денег. Конечно, есть журналы, которые рассказывают разные истории о знаменитостях и хорошо продаются за счет этого. И есть журнал только для девочек, который называется «Julia» – там даются советы, как накрасится и одеться.

‒ Устраиваете ли вы какие-то мероприятия для читателей оффлайн?

‒ В редакцию часто приходят с небольшими экскурсиями, чтобы посмотреть на рабочий процесс. Приезжают с разных концов страны. А недавно журналу исполнилось 125 лет, и тогда был устроен огромный праздник для всех. Также существуют мастер-классы, которые проводит «Kamratposten», на них рассказывают, как создавать школьные газеты.

 

Беседу вела Екатерина Северина
Синхронный перевод - Анна Огнева
Foto: Susanne Walström c сайта - Bonnier Fakta

Автор выражает благодарность Посольству Швеции в Москве за помощь в организации интервью

Понравилось! 4
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.