«Ой! Бегемот вылез из воды!»
22 августа 2017 661

Некоторое время назад я написала, как мне казалось, программную статью о том, что советую родителям читать детям по преимуществу художественные книги и не увлекаться так называемыми «развивалками». А то эти «развивалки» побуждают активных взрослых слишком жестко и «осмысленно» членить детское время на «сенсорику до обеда» и «навыки счета ближе к вечеру». Не могу сказать, что готова полностью отказаться от своего взгляда на вещи: я по-прежнему считаю, что художественные книги развивают ребенка не меньше, чем книги, созданные для решения узкоспециальных задач (если, к примеру, это книги Эрика Карла). Но кое-что я хотела бы подкорректировать.

Это связано с развитием такого вида книг как книжка-картинка, с новой эстетикой и новым подходом к созданию развивающих книг для малышей. Попробую показать это на примере книжки финской художницы Айно-Майи Метсолы «Счет».

Само название – «Счет» ‒ прямо говорит родителю, чем он будет заниматься с ребенком, открыв книгу. Куда уж более «откровенно», куда более дидактично! Но первое, с чем столкнется и родитель (открыв книгу где-нибудь в магазине), и потом ребенок – вовсе не счет и не задачи и задания, а цвет, образы и их ритм. Это они притягивают взгляд и прямо «зовут к себе» ‒ задержаться, рассмотреть, «войти в контакт». Я видела, как взрослые открывали книгу и не могли удержаться от возгласа «О-о-о!» – так это красиво. И наверное мы могли бы обнаружить на разных разворотах «цитаты», отсылающие к произведениям известных современных художников. Но это не обязательно. Достаточно и того, что это чувствуется: каждый разворот книги претендует быть таким «полотном», построенным в духе компьютерной эстетики. Здесь нет центра и линейных «повествований». Зато есть «иконки» – и они открываются, в буквальном смысле слова.

А текст минимизирован до подписей-названий под образами и не мешает их рассматривать. Текст спрятан в открывающихся окошках, на задней части «ставенки». И его тоже ничто не мешает читать. Текст – это и есть те самые вожделенные «задачи», которыми заботливый родитель стремится озаботить ум ребенка. Но сказать, что это задачи в прямом, привычном для нас смысле слова, тоже нельзя. Они как бы расслаиваются на образ и задание, которые довольно условно связаны друг с другом. Открываем окошко с изображением фламинго и читаем: «Розовый фламинго машет крыльями. А ты найди и покажи 5 черных птичек». Черные птички, казалось бы, никак не связаны с розовым фламинго. Но это на первый взгляд. Потому что в задании заложено противопоставление по цвету, например. И ребенок не просто будет искать пять черных птичек (которых для уверенности можно пересчитать). Он еще и мимоходом соотнесет размеры и количество птичек и фламинго: фламинго большой, но один, а птички маленькие, но их много. А это уже мини-рассказ.

Разворот книги «Счёт»

«Жираф ест листик дерева. Найди и покажи ему 5 деревьев». Жираф «выполнен» в стиле аппликации – очень милый и несколько глуповатый. Вызывает симпатию. Почему бы не показать ему пять деревьев? А в голове должна возникнуть довольно сложная связь: какое отношение имеют деревья к жирафу? Да он (в данной книге, не в жизни) питается их листиками!

Бывает и нечто более сложно устроенное: «Голодные мышки почуяли запах сыра. А ты чувствуешь, как пахнет один красивый цветок?» Тут акцент смещается с мышек на ребенка: оказывается, у него с мышками есть нечто общее. Он способен что-то «унюхать», почувствовать запах.

1 Разворот книги «Счёт»

А есть и просто шутки. Вот окошко с бегемотом. Какое задание будет связано с ним? А никакого! Он просто вылез из воды! Ну и хорошо: кто будет сомневаться, что это событие достойно внимания?

Я бы сказала, что задания этой книги под названием «Счет» провокативны и нацелены не только и не столько на то, чтобы ребенок каждый раз тупо пересчитывал нарисованные предметы, сколько открывают ему ассоциативный способ отношения к предметам и явлениям жизни. Я думаю, что ребенок, который в три-четыре года рассматривал книжки, подобные этой, к шести годам будет способен воспринимать сказки Марселя Эме и Ионеско.

Но это, конечно, в том случае, если его мама не привяжет книгу Айно-Майи Метсолы к занятиям по «сенсорике» или «развитию первоначальных математических представлений», как пишут в программах детского сада.

Потому что «Счет» – в первую очередь произведение живописное, художественное. А куда выведет ребенка художественное, никто не знает. Но куда-то в правильном направлении, мне кажется.

Марина Аромштам

______________________________

Айно-Майя Метсола «Счёт»
Айно-Майя Метсола
«Счет»
Иллюстрации автора
Перевод с финского
Издательство «Самокат», 2017

Понравилось! 6
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.