На границе двух миров
25 июля 2017 618

Если долго жить рядом с обрывом, невозможно в него не заглянуть. Вниз ‒ где так далеко, что кружится голова, серебрится ручей, сбегая по острым камням. Вниз – где едва заметно колышутся кроны деревьев, похожие на взбитые зеленые подушки, и где на выжженной каменистой земле желтеет задыхающаяся от зноя трава. Вниз, откуда в пасмурный день поднимается молочный туман, который, как мантия-невидимка, прячет тех, кто в такие дни может незаметно подняться наверх. Туман рассеется, но мир все равно уже не будет прежним.

Если долго стоять на краю обрыва, очень сложно вернуться назад. Нужно, чтобы кто нибудь обязательно позвал тебя обратно. И Ксюша, героиня повести Дарьи Доцук «Домик над обрывом», почти не боится заглядывать вниз, ведь у нее есть друг, которого она совсем недавно выдумала: мальчик в красной кепке, который пока умеет говорить только одно слово ‒ «угу» и даже еще не обзавелся собственным именем. Впрочем, имя для него, наверное, не так уж и нужно. В Сосновке, куда девочка приезжает вместе с заболевшей мамой, других детей нет. Там всего два дома: Ксюшиной бабушки- великанши, и ее подруги – бабушки Руфины, которая только притворяется доброй, а на самом деле каждую ночь превращается в оборотня и варит страшные зелья, чтобы Ксюшина мама никогда не выздоровела, а превратилась в маленькую козочку с печальными глазами, вроде той, что уже пасется в ее огороде. Вместе с мальчиком совсем не страшно сходить к лисьей норе, охраняющей вход в темный лес, проверять домики для фей и, обжигаясь крапивой, собирать лесную малину. Он даже готов, стуча зубами от страха, вместе с подругой тайком пробраться в дом Руфины, чтобы стащить ее медвежью шубу и бросить в лисью нору. И тогда старушка больше никогда не сможет снова стать оборотнем, не сможет варить зелья, от которых Ксюшиной маме становится все хуже и хуже.

Ксения живет у обрыва, на границе двух миров ‒ фантазии и реальности. Ей никогда не бывает скучно. В ее мире греются, подставляя замшелые боки солнцу, валуны-великаны, эхом на горных тропах рычит грозный дракон, охраняющий дорогу в Китай, в гнездышке из цветов и травы щебечут тоненькими голосами феи, в заросшем ряской пруду тихонько вздыхают страдающие конъюнктивитом утопленники.

Рядом с обрывом, на границе двух миров, смешиваются фантазия и реальность, и Ксюша ищет ответы на вопросы, на которые у взрослых нет ответа. Куда уехал ее папа? Где та страна, о которой говорят, что она не далеко и не близко? Как помочь маме, которой становится все хуже и хуже, так что даже грозная великанша решилась поехать в город в аптеку за ненавистными пузырьками с лекарством? И она понимает то, что взрослые не решаются произнести вслух, понимает, что они не знают, как сказать ей о том, что папа умер. Ксюша сама начинает тяжелый разговор. И маме становится легче, когда она рассказывает дочери о том, что произошло, ведь вдвоем у них гораздо больше сил, чтобы пережить утрату. И рядом с ними есть бабушка-великанша, которая обязательно позовет их обратно от края обрыва, от поднимающегося снизу тумана, меняющего очертания предметов, размывающего границы реальности.

Листая вместе с мамой семейный альбом, Ксюша находит детскую фотографию папы, где он улыбается, надвинув смешную красную кепку на глаза, и девочка понимает, что папа, конечно же, не в Китае, и не в той стране, которая не далеко и не близко. Он всегда рядом с ней.

Ксения Барышева

Интервью с Дарьей Доцук

__________________________

Дарья Доцук «Домик над обрывом»

Дарья Доцук
«Домик над обрывом»
Иллюстрации Олги Брезинской
Издательство «КомпасГид», 2017

Понравилось! 5
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.