«Особые» герои на страницах «Гарри Поттера»
30 мая 2017 2139

Роман Дж. Роулинг о Гарри Поттере сейчас знают практически все. Кому-то он не нравится (например, некоторые из моих одноклассников считают его пошлым), но для многих это любимая книга. У меня сейчас – самая любимая. Каждый находит в этой книге то, что важно ему: для кого то это книга о борьбе добра со злом, для других – о школе, учителях и учениках. Я хочу рассказать о том, какие герои с особенностями есть в романе Дж. Роулинг и на кого они могут быть похожи в нашем реальном («магловском») мире.

Я долго не могла понять, какая особенность есть у Гермионы. Обычная вроде девочка, не считая пристрастия к учёбе. За это её недолюбливает Рон, особенно в первой книге. Из-за этого же она несимпатична и мне: мне не нравятся люди, которые ничего кроме учёбы не видят. В первой книге кажется, что Гермиона именно такая. То, что это не совсем так, я поняла лишь к «Узнику Азкабана». И тогда я стала думать, почему она, поступив в Хогвартс, хотела выучить сразу всё, быть первой?

Родители Гермионы не волшебники («маглы»), а она – волшебница. Поэтому в волшебном мире она как бы чужая. Драко Малфой, один из главных героев книги, относится к таким людям неодобрительно – он называет их обидным прозвищем «грязнокровка» и говорит, что им не место в волшебном мире. Так же ведут себя его родители и многие тёмные волшебники. Гермиона про всё это знает и очень переживает. В этой ситуации можно выбрать несколько стратегий. Самое лёгкое – это уехать к маме с папой и забыть всё. Ещё можно остаться в Хогвартсе и просто плакать в туалете, как Плакса Миртл. Третье – не обращать внимания и жить, как жил – так делал маленький Снейп, но об этом я расскажу позже. Гермиона же выбрала «учиться-учиться-учиться» – чтобы её полюбили, приняли в волшебный мир.

Интересно, что в истории ХХ века были очень похожие ситуации. Например, во время Второй мировой войны нацисты хотели истребить евреев, считали их кровь «грязной» (так же, как Драко считал «грязной» кровь Гермионы и с удовольствием уничтожил бы её). При этом евреи, жившие в Западной Европе, культурно практически ничем не отличались от «арийцев» – только кровью! Так же, как и Гермиона ничем, кроме крови, не отличается от других учеников Хогвартса. И так же, как Гермиона, евреи всегда старались учиться как можно лучше – только так они могли «вписаться» в этот мир, стать в нем если не равными, то уважаемыми.

С Хагридом ‒ почти та же история, что и с Гермионой. Он тоже не чистокровный волшебник, и за это Драко и ему подобные презирают его. Но если Гермиона ничем не отличается от других и даже во многом умнее большинства однокурсников, то Хагрид сильно отличается от всех, кто его окружает. Ему 62 года в первой книге и 68 в последней, а пишет он как маленький ребёнок: «СДНЁМ РАШДЕНЯ ГАРРИ». Говорит Хагрид очень косноязычно: «Я… э-э… сел на эт штуку по дороге…» А ещё он четыре метра ростом и никогда не причёсывается, представляете? Но несмотря на всё это, никто из читателей ни минуты не сомневается, что Хагрид очень хороший человек. «Я бы доверил ему свою жизнь», ‒ говорит профессор Дамблдор. И с этим невозможно не согласиться.

На кого же похож Хагрид в нашем мире? Некоторые дворники, продавцы в магазинах, официанты приехали в Россию из других стран. Часто они говорят с акцентом или с ошибками. Внешне они тоже могут отличаться ‒ например, у многих из них более смуглая кожа, черные волосы и глаза не такой формы, как у большинства москвичей. Этих людей часто считают «людьми второго сорта». Но я уверена, что эти люди очень симпатичные, добрые, отзывчивые. С Хагридом такая же история.

В третьей книге появляется странный герой – Римус Люпин. Сразу ясно, что у него проблемы со здоровьем, причем какие-то странные: он всё время заболевает в полнолуние. Всю книгу думаешь: что же это такое? И только в конце выясняется: он оборотень. Оборотней обычно изображают как тёмную силу (так же к ним относятся и многие волшебники), но у Роулинг Люпин, безусловно, положительный герой.

В обычном мире Люпин мог бы болеть такой болезнью, как СПИД. Некоторые верят в то, что такие люди – исчадие ада и с ними нельзя дружить, от них боятся заразиться. Но СПИДом может заболеть абсолютно любой человек, хороший или плохой. Это просто болезнь, страшная, неизлечимая, но она не делает людей подлыми и злыми.

В пятой книге появляется ещё одна странная личность – Луна Лавгуд. Она странно выглядит: (волшебная палочка за ухом, ожерелье из консервных банок на шее, спутанные бесцветные волосы, журнал держит вверх ногами). А ещё у неё проблемы с общением: она говорит либо то, что всем очевидно, либо то, что никем не доказано. А иногда вообще разговаривает цитатами.

Такие черты я видела у многих аутичных детей. Мне кажется, у Луны лёгкий аутизм.

Со Снейпом труднее всего, потому что он самый нормальный из всех, о ком я говорила. Но и у него есть проблемы. Внутри он очень умный, но снаружи кажется тютей, Нюнчиком (прозвище Нюнчик дал ему отец Гарри). Он чем-то похож на Невилла Долгопупса (в оригинале ‒ Longbottom, буквально это можно было бы перевести как «Бездонный» ‒ такой, который «открывается под конец», как снитч). Действительно, Снейп тоже открывается под конец. Он начал нравиться мне только в пятой книге, а до этого он казался мне просто ужасным. Но дело не в этом. С самого поступления в Хогвартс все, кроме Люпина, травят его из-за внешности (сальные волосы, сопливый нос, грязные подштанники). Но помой он голову и постирай штаны, может быть, к нему бы многие потянулись? И ему было бы легче жить? Ведь недаром говорят: «Встречают по одёжке – провожают по уму».

А что вы думаете о Гермионе, Хагриде, Люпине, Луне и Снейпе?

Дина Леонтьева

Понравилось! 18
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.