Веселый замкнутый круг
8 мая 2017 1369

Даже не знаю, почему я смущаюсь написать о том, что мы сейчас читаем с детьми.
Потому что банально? Потому что банально.
Потому что миллионы детей с родителями делали это до нас? Да, потому что миллионы детей с родителями делали это до нас.
Потому что я не смогу сказать больше, чем сказано в книгах? И поэтому тоже.
И потому что сложно говорить о том, что все прекрасно знают и без меня.
Мы с детьми перед сном читаем муми-троллей.

Я с осторожностью начинала их читать. Ведь мы «на волне», мы знаем все новые книги, мы с головой уходим в виммельбухи и ищем скрытые смыслы в книжках-картинках. Туве Янссон гений, но мы ведь можем просто знать об этой гениальности и продолжать читать «новье»... Мною правил едва осознаваемый страх потерять имидж и погрузиться в бездну прекрасного, где, как в курортный сезон на море, свободного места не сыскать.

– Мама, купи книгу про муми-троллей! – попросил старший сын Никита, когда мы зашли в книжный магазин.

Кто такие муми-тролли, он знал. У нас есть несколько тоненьких не янссоновских книжек. У нас есть полотенце с муми-мамой. У нас есть ксилитовые конфетки с крошкой Мю. Есть у нас и значки – один с муми троллем, второй со Стинки, ‒ которые до поры до времени красовались на детских шапках. (До той самой поры, до того самого времени, когда на детской площадке незнакомая девочка, завидев Стинки, не закричала на всю площадку, тыча пальцем в Никиту: «Мам, смотри, Вонючка!!!») Наверное, в нашем доме можно выкопать еще с десяток муми-троллей разных видов. Муми-тролли стали некой обыденностью: вот соль, вот компот, вот муми-тролли. Ребенок научился переворачиваться, ребенок пополз, пошел, заговорил, читаем с ребенком «Муми-троллей»...

Когда Никита попросил меня купить книгу, я сказала ему «нет» просто потому, что у нас дома уже была книга про муми-троллей (даже две). Но Никита, конечно, включил детское «купи-ну-купи», и ему пришлось выслушать маму-зануду, которая говорила, что здесь другой перевод, что дома есть книга, что мы будем читать в замечательном смирновском переводе и не будем тратить деньги. Ох уж эти взрослые!

Это был наш первый опыт чтения таких длинных повестей. В нашей книге четыре повести: «Муми-тролль и комета», «Шляпа волшебника», «Опасный канун» и «Мемуары Муми-папы». Мне хотелось начать со «Шляпы волшебника» как с самой известной и самой примечательной. Забегая вперед, скажу, что это было моей ошибкой. Нельзя с детьми читать книги, начиная с середины! По крайней мере, с моими нельзя. Потому что когда мы дочитали книгу до конца и начали читать первую повесть… Конечно, тогда мы пошли на второй круг.

Но ко второму чтению «Шляпы волшебника» мои дети были уже совершенно другими людьми. Невооруженным глазом видно, как «варятся» внутри у моего старшего мальчика эти истории. Он то и дело, занимаясь какими-то делами, говорит что-то о книге.

– Ах, скоро… – вздыхал днем Никита. – Скоро Снусмумрик покинет Муми-тролля…

Или:

– Мамочка, может, ты почитаешь побольше сегодня вечером? Ведь Тофсла и Вифсла совсем скоро появятся…

И даже младший, Вадька вспоминал:

– Скоро Муми-мама будет кричать «Кофе готов!»

Над этим местом в книге мои дети хохотали до упаду и просили перечитывать его снова и снова:

«– Ну как, постучимсла? – спросил Тофсла. – А вдругсла кто-нибудь выйдет и раскричитсла?

В эту минуту Муми-мама высунулась в окно и крикнула:

– Кофе готов!»

Ко второму прочтению Никита уже различал фрекен Снорк, Снорка и Муми-тролля, и понемногу критиковал текст: «Почему здесь говорится, что фрекен Снорк тряхнула челкой? Ее челка же сгорела!», «Почему “Опасный канун” так называется? Там же ничего опасного не происходит?», «Почему Муми-тролль снова тоскует по Снусмумрику? Ведь волшебник сделал так, чтобы он не тосковал». Время от времени он задает мне каверзные вопросы: «А кто первым постучится в дверь в конце мемуаров Муми-папы?».

Оказывается, мы с детьми стали участниками большого культурного слоя. И то, что вместе с нами в нем миллионы и миллионы людей, нас ничуть не смущает. Мы можем тофслать и вифслать в свое удовольствие (эти словесные игры больше понравились младшему Вадьке). А Никиту больше интересовало, кто Тофсла и Вифсла, какого они пола. Я ответила, как помнила, что они то ли два мальчика, то ли две девочки. Никогда раньше Никита так много не спрашивал о книгах – вопросов столько, что все не упомнишь.

А еще… раньше мы никогда не читали на ночь. Мы читали днем или вечером, выбирая себе несколько тонких книжек. На ночь дети смотрели «Спокойной ночи, малыши». А теперь у нас книга. Я, уставая за день, могу прочесть не больше трех разворотов. Младший сын частенько куда-то от нас уходит – то влезает на подоконник, то забирается на соседнюю кровать и слушает нас оттуда. Он любит уединение. А иногда садится под бочок и слушает.

– Мама, давай ты будешь Сниффом и Снорком! – говорит с другого бока Никита.

– Нет!!! – кричит Вадька и еще крепче прижимается ко мне. – Мама пусть будет Муми-мамой! Она же мама!!!

– А я хочу, чтобы Сниффом и Снорком! – говорит Никита.

Дети уползают ко мне за спину и начинают драться за меня.

Иногда Вадька засыпает во время чтения, а Никита – ни за что. Он трет кулаками глаза и говорит:

– Мама, читай.

А когда во время чтения засыпаю уже я, он говорит:

– Мама, читай понятнее.

Все это с нами творится уже два месяца. Когда очередная повесть подходит к концу, мы дочитываем ее днем, чтобы и прочитать побольше, и чтобы голос мой был бодрее.

А я думаю – неужели, закончив читать книгу по второму разу, мы пойдем на третий круг? Неужели он замкнутый?

Хотя я этого совсем не боюсь.

Как я могу этого бояться, когда я и Снифф, и Снорк и Муми-мама в одном лице!

– А у нас на микроволновке наклейка с Муми-троллем! – радуется Никита, находя в доме очередного Муми-тролля.

А по дороге в детский сад спрашивает:

– Ты сколько страниц вечером прочитаешь?..

Потом срывается с места, бежит вперед, и за спиной у него болтается сумка для сменки. На сумке – радостный Стинки.

Надеюсь, в детском саду его не знают...

Наталья Евдокимова

___________________________

Муми-тролль и все остальные-обложка в статью

Туве Янссон
«Муми-тролль и все остальные: повести-сказки»
Иллюстрации автора
Перевод со шведского Владимира Смирнова
Издательство «Дрофа», 2003

Понравилось! 6
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.