Куда ведут истории в картинках
3 мая 2017 1659

Человеческая речь существует в двух формах – устной и письменной. Исторически письменная речь возникает позже устной, и она устроена сложнее. В процессе индивидуального развития человека овладение письменной речью следует за овладением речью устной. Но происходит это не сразу.

1
Считается, что ребенок научился говорить, когда он овладел практически всеми грамматическими конструкциями родного языка и свободно пользуется речью как средством общения и самовыражения.

Но есть еще один важный показатель развитости детской речи – возникновение внутренней речи.

Когда ребенок 4‒5 лет, которого мы считаем «уже говорящим», играет с игрушками (или без игрушек, воображая какие-то ситуации), мы можем слышать, как он бормочет, проговаривает вслух реплики персонажей, обозначает словами происходящие действия. Это замечательное явление, в буквальном смысле «проектирование» реальности в слове, то, что великий психолог Л. Выготский называл «созданием мнимой ситуации» ‒ кратковременный период в жизни человека, когда мы можем воочию наблюдать работу воображения.

Внутренняя речь рождается из «бормотания» во время игры. Это значит, что надо всеми силами поощрять сюжетные игры ребенка, по возможности не ломать их и интересоваться тем, что в них происходит. Только не во время игры, а после того как ребенок уже поиграл.

Но с какого-то момента ребенок начинает играть молча. Не потому, что ему приказали замолчать или потребовали, чтобы он играл «тихо», «беззвучно». Просто он подрос, и у него больше нет нужды пользоваться внешней речью. Сопровождавшая его действия речь «свернулась» и «ушла внутрь». И теперь звучит внутри ребенка – то есть она стала инструментом индивидуального мышления.

Одна из главных задач обучения ‒ овладение письменной речью как одним из важнейших цивилизационных достижений человечества. Письмо (не как списывание, а как сочинительство), как и внутренняя речь, тоже беззвучно. Но оно социально, диалогично. Оно предполагает «отложенного собеседника». Я бы сказала, что письмо – это извлеченная наружу внутренняя речь.

Я думаю, что развивать способность к письменной речи можно еще до того, как ребенок научился читать и овладел способностью водить ручкой по бумаге (или набирать текст на компьютере).

Одним из инструментов, с помощью которого в ребенке развивается способность пользоваться письменной речью, могут стать истории в картинках.

 

2
Истории в картинках ‒ это отдельный вид графического искусства. Как у любого вида искусства, у него есть свой язык и свои способы воздействия на зрителя-читателя.

Хотя истории в картинках создаются с помощью графических образов, события изображаются в них последовательно, т.е. представляют собой связное сюжетное повествование, «текст». И если каждую картинку мы рассматриваем, ощупывая ее глазом так, как нам хочется, то для понимания истории в целом мы должны воспринимать ряд картинок в заданной последовательности – точно так же, как при чтении.

«Читать» истории в картинках маленькому ребенку тоже надо учиться. Это не врожденное умение. И оно тоже приобретается с помощью взрослого. Но если графическая история создана с учетом опыта и возможностей понимания малыша, то она окажется доступной для его восприятия намного раньше, чем текстовая история такой же сложности. Когда еще он освоит систему абстрактных знаков (букв) и их расшифровку! А воспринимать знаки-образы уже способен. Он и сам уже пользуется какими-то значками-образами в своих собственных рисунках!

Что значит «понять картинку» (имеется в виду, конечно, сюжетная картинка)? Это значит «снять с нее отпечаток» с помощью внутренней речи. Но это если ты уже самостоятельный «читатель». А сначала все происходит иначе.

 

3
Как мы чаще всего рассматриваем с ребенком истории в картинках? Мы обращаем внимание ребенка на персонажей, называем словами их действия, называем детали. Можем обратиться к ребенку с вопросом, с предложением: пусть найдет персонажа, деталь, определит настроение героя, его желание или нежелание что-то делать.

Из такого диалога-разглядывания каждой картинки естественным образом выстраивается история в целом. Но мы не ставим перед собой задачу создать «складное повестование». Поэтому наша речь довольно проста с грамматической точки зрения, а история не «отлита» в стройную монологическую форму. И визуальные образы только частично переводятся в словесные.

Это самый важный и очень нужный способ общения с ребенком по поводу историй в картинках.

Но можно добавить к нему и другие.

Можно играть в разрезные сюжетные картинки.

Тогда ребенку предлагается не готовая сюжетная последовательность, а набор карточек-кадров, которые еще только предстоит разложить в нужном порядке. Я называю это игрой: но все зависит от задачи и настроя участников. Логопеды и психологи пользуются наборами подобных карточек с середины прошлого века в качестве диагностических, коррекционных и развивающих материалов.

Раскладывая картинки «по порядку», ребенок демонстрирует свою способность выстроить некое повествование в соответствии с какими-то логическими закономерностями. К примеру, даны три картинки. На одной яблоко висит на яблоне. На второй мальчик срывает яблоко с дерева. На третьей он это яблоко ест. Если мы имеем дело не с подростками, которым интересно скорее провокативное нарушение логики, а с милым наивным дошкольником, которые очень ценят «порядок вещей», то правильно разложить картинки можно только одним единственным образом.

Но это, повторюсь, упражнение или тестовое задание. И такая история – не художественная.

С художественной историей все может получиться сложнее и интереснее. Тут всегда важно не только разложить картинки в нужном порядке, но и потом рассказать по ним историю. И не исключено, что ребенок в процессе игры откроет для себя возможности специально конструировать нелепые ситуации. Это, на самом деле, взятие некоторой интеллектуальной вершины, «предчувствие» Хармса, Гиваргизова, Седова. Только настаивать на этом нельзя. Нельзя это ребенку навязывать, иначе результат будет обратным.

Истории в картинках

Кроме игры с «разрезными картинками», можно использовать не очень сложные сюжеты для ситуации письменной речи (См. статью «Малыш в "ситуации письменной речи"»). Напомню, что в такой ситуации взрослый записывает за ребенком его рассказ. Но это не «записки натуралиста», не коллекционирование забавных случаев и словечек. Это специально организованное общение: ребенок знает, что взрослый записывает за ним его слова. Ребенок видит, как взрослый записывает. А взрослый потом читает ребенку то, что за ним записал.

Понятно, что это занятие окажется интересным ребенку предшкольного возраста – не малышу. И, возможно, тут нужно придумывать дополнительную мотивацию: для кого пишется история и что с ней потом будут делать. Но ситуация письменной речи, безусловно, стимулирует ребенка к рассказыванию, к монологу.

И, наконец, истории в картинках можно предлагать детям, уже умеющим читать и писать, – для того, чтобы они написали текстовые истории.

Этот ход не однажды использовался в литературе, чаще всего – в детской. Туве Янсон, как известно, начала с комиксов про муми-троллей, и только потом создала развернутые текстовые истории.

Но, может быть, еще более впечатляющей является создание истории о маленьких человечках, написанная Анной Хвольсон. Анна Хвольсон (как рассказывает в своей «Истории русской литературы» финский исследователь Бен Хеллман) написала русскую текстовую версию, оттолкнувшись от американского комикса Палмера Кокса. То есть сначала она сделала подписи под картинками, а позднее «развернула» текст и вообще увела его от оригинала. У Палмера Кокса маленькие человечки назывались «брауни» («The Brownies»). У Анны Хвольсон они стали «малютками». Среди малюток были Мурзилка, Знайка и Незнайка, подарившие впоследствии свои имена и журналу, и персонажам носовской эпопеи.

царство малюток

А началось все с истории в картинках.

По-моему, эти примеры способны вдохновить взрослого на творческое деяние – вместе с ребенком, естественно. И это продвинет ребенка к овладению письменной речью.

Марина Аромштам

___________________________________

P.S. От редакции
Сегодня на книжном рынке существуют прекрасные переиздания историй в картинках российских классиков жанра: Радлова, Лаптева, Сутеева, Чижикова и Семенова. Но мы подумали, что будет неплохо в добавление к классическим историям вооружить родителей и педагогов новым материалом – короткими историями, состоящими из нескольких «кадров». В отличие от историй классиков, которые выходят теперь в виде прекрасных, но все-таки довольно дорогих книг, материалы сайта можно скачать и приспособить их к самым разным задачам. В том числе, их можно разрезать на карточки.

Эти истории вы найдете в рубрике «Истории в картинках»

Мы надеемся, что наша коллекция историй будет пополняться.

Если вы найдете применение нашим историям в своей практике, напишите нам об этом.

Если вы сможете использовать эти истории для создания ситуаций письменной речи, пишите нам об этом.

Если ваши дети в возрасте от 8 до 11 лет самостоятельно сочинят и запишут историю по картинкам с сайта «Папмамбук», пришлите эту историю в редакцию по адресу: info@papmambook.ru

Ждем ваших писем с историями про истории.

Понравилось! 9
Дискуссия
Мария Пастернак
Спасибо, меня всегда пугали истории с картинками, непонятно было, что с ними делать. теперь пересмотрю свою отношение к ним))