Детство в мыльном пузыре
14 апреля 2017 963

Сам я эту книгу никогда бы не прочитал. Когда вышло первое произведение из этой серии, мне уже было двенадцать лет и вслух мне книжки давно не читали, а я, считая себя умным и эрудированным, отказывался браться за что-то тоньше «Властелина колец». Но у меня есть младшая сестра, которой мама регулярно читает на ночь, и я иногда прихожу послушать. Именно так я познакомился с Простодурсеном, Роуэном из Рина и семейкой из Шербура, о которой и пойдёт речь.

«Приключения семейки из Шербура ‒ это серия книг французского писателя Жана Филиппа Арру Виньо о многодетной французской семье, состоящей из шести мальчиков, каждого из которых зовут Жан плюс буква алфавита (так, старшего зовут Жан А, а младшего – Жан Е), и их родителей – никогда не унывающего папы и более строгой мамы.

О родителях этого большого семейства хотелось бы сказать отдельно. С одной стороны, они придерживаются строгих традиционных принципов воспитания: соблюдают религиозные обычаи, строго следят за лексиконом детей, неодобрительно относятся к сидению перед телевизором. Но при этом дети постоянно ходят к знакомым смотреть телевизор, дома, несмотря на постоянные заявления отца о запрете заводить домашних животных, держат целый зверинец: черепаху, двух золотых рыбок, шиншиллу, морскую свинку (позже к ним присоединяется ещё и собака), а в семейный альбом помещают фотографию благородного изгиба спины старшего из Жанов (возможно для того, чтобы эта фотография стала вечным укором совести, ведь сделана она была тайком на пленочный фотоаппарат, обнаружена только после проявки и печати в мастерской, «героя» же так и не выявили, хотя наказали всех, – вот он, пример настоящей братской солидарности).

Объяснение этому можно найти не только в слабохарактерности родителей, но и в известном законе физики, гласящем, что давление, оказываемое одной и той же силой, тем слабее, чем больше площадь поверхности. И тогда всё становится на свои места: невозможно оказывать одинаковое воспитательное «давление» на двоих детей и на шестерых, не превращаясь при этом из ласкового родителя в хладнокровного надсмотрщика.

На обложке книги большими буквами написано: «Захватывающие приключения литературных “кузенов” малыша Николя...», что даёт мне полное право сравнивать эти два цикла, – и «Приключения семейки из Шербура», на мой взгляд, проигрывают рассказам французского же писателя Рене Госсини про сорванца Николя. Взять хотя бы персонажей: ни один из братьев-Жанов не обладает запоминающимся характером и личностью (кроме, пожалуй, старшего, Жана А, ботаника-очкарика, не лишённого пусть и слабого, но духа авантюризма). В «Малыше Николя» герои более яркие: задира-драчун, по причине собственной недалёкости не способный здраво оценить ситуацию и сразу лезущий с кулаками; сын полицейского, наивно верящий в героичность этой профессии; мальчик-мажор, который постоянно хвастается своими вещами, но при этом трусоват и старается избежать ответственности; обжора, попадающий из-за своей любви к еде в неприятности; двоечник-неудачник, обладающий добрым и приветливым характером, – да просто целый класс разных интересных личностей. Но этих личностей родители Николя совершенно не одобряют и ставят своему единственному сыну в пример отличника – изгоя, которого весь класс (в том числе и сам Николя), скажем так, не очень любит и уважает. И вот это вряд ли можно поставить в плюс родителям. А у нас, читателей, они тоже не вызывают симпатии. Да и сами «интересные личности», несмотря на свою самобытность, это вовсе не те друзья, о которых можно мечтать.

Арру-Виньо пишет совсем о другом. Одной из основных тем «Шашлычка из редисок» является взросление (старшему брату исполняется тринадцать лет), и было бы логично показать сложности, связанные с этим возрастом. Но изменений, произошедших в персонажах, минимум, они просто стали меньше дурачиться с младшими братьями. Братья-Жаны общаются в основном друг с другом, в пределах семьи и под надзором родителей, которые почему-то не спешат рассказывать старшим о трудностях, с которыми им предстоит столкнуться во взрослой жизни.

С жизненными трудностями в цикле про семейку из Шербура вообще очень туго. Герои живут безоблачной жизнью, серьёзных проблем у них не возникает, все мелкие ссоры и конфликты решаются сами собой. Это можно было бы поставить в упрек автору. Но Арру-Виньо сознательно уходит от подростковых проблем, ограждая героев от скорбей и горестей. Он бережно хранит их детство, словно в радужном мыльном пузыре (об этом можно прочитать в интервью, которое писатель дал корреспонденту «Папмамбука»).

На первый взгляд, «Шашлычок из редисок» представляет собой сборник нереализованных возможностей и нерассказанных историй на тему взросления персонажей и по ощущениям менее динамичен и ярок, чем предыдущие книги серии. Но такое впечатление складывается, если не знать, что эта книга – завершающий аккорд серии, эдакий флешбэк (последней книгой автор называет «Вишенку на торте»).

Книга построена как путешествие в прошлое: вместе с рассказчиком, Жаном Б, мы рассматриваем семейный фотоальбом. Герой испытывает чувство ностальгии, но в силу возраста его еще не осознает. Возможно, автор хотел сказать нам, что чем старше становится человек, тем скучнее его жизнь ‒ пропадает та самая магия детства, благодаря которой мир вокруг кажется ярким и красочным, родители – волшебниками, а братья – самыми лучшими и верными друзьями.

Евгений Жербин

_________________________________

Шашлычок из редисок-обложка в статью

Жан-Филипп Арру-Виньо
«Шашлычок из редисок. Приключения семейки из Шербура»
Художник ДоминикКорбасон
Перевод с французского Ирины Филипповой
Издательство «КомпасГид», 2016

Понравилось! 15
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.