Морские прогулки с Чуковским
11 апреля 2017 825

В филиале петербургского Музея городской скульптуры «Мастерская М.К. Аникушина» с января по июнь 2017 года работает выставка «Перевод с Чуковского». С юмором и фантазией художники перевели на язык скульптуры знакомые всем образы из детских стихов Корнея Чуковского. По выходным на выставке проводятся игры, спектакли и творческие мастерские. Вместе с музейным педагогом Ксенией Меньшиковой мы подготовили литературную программу «Морские прогулки с Чуковским» для детей 5–9 лет, материалом для которой послужила книга Лидии Чуковской «Памяти детства».

Чуковский-отец
Эта программа о Чуковском, каким он был дома, в семье. В начале 1910-х годов Чуковский жил на даче в Куоккале на берегу Финского залива вместе с тремя детьми: Колей, Лидой и маленьким Бобой. «До первой детской книги Чуковского оставалось в ту пору года три, до второй – около десяти, им не была написана ни единая строка для детей, но сам он, во всем своем физическом и душевном обличье, был словно нарочно изготовлен природой по чьему-то специальному заказу “для детей младшего возраста” и выпущен в свет тиражом в один экземпляр» (Лидия Чуковская).

Мы показываем фотографию Чуковского с детьми и фигурки из проволоки, обозначающие героев программы, а потом, опираясь на воспоминания Лидии Чуковской, разыгрываем сцены с куклами. Дети ползают по Чуковскому, как по поваленному дереву, прыгают с его плеча, как с крыльца в траву, измеряют его «длиной» дома и заборы, играют в английские слова и сочиняют шуточные стишки. Эпизоды с элементами театрализации помогают нам создать живой образ Чуковского-отца, который был для своих детей «командиром в игре» и «любимой игрушкой».

Иногда мы сами становимся героями программы. Например, был случай, когда на Чуковского с детьми напала огромная, как тигр, собака. Что делать? Бежать нельзя! Палкой замахиваться нельзя! Неожиданно Чуковский (Ксения Меньшикова) кричит детям: «Делайте то же, что я!» – встает на четвереньки и начинает лаять. Участники занятия понимают, что наши герои каким-то чудом были спасены, но еще долго не могут успокоиться: «Оказывается, это такое наслаждение – лаять на собак!»

фото

Поэзия как стихия
«Игрою игр» для детей в Куоккале было море, Финский залив. Мы достаем большой отрез синего льна и фантазируем, каким разным бывает море: гоним волну от одного края ткани к другому; резко встряхиваем ткань, как будто налетел ветер; вздымаем ткань «куполом» и опускаем «ямой», чтобы получилась буря… При этом по слову «штиль» мы прекращаем любые действия с тканью. Игра с «льняным морем» всегда нравится детям.

В ясные дни Чуковский устраивал для своих детей морские прогулки на лодке. Мы ставим на край ткани проволочную лодку с камнем вместо якоря и с помощью кукол готовимся выйти в море. Лидия Корнеевна вспоминает, что у каждого из детей была своя «морская обязанность»: Коля тащил весла и уключины, Боба мчался в сарай за черпаком, а сама Лида выступала в роли «хранительницы пресной воды». Мы берем с собой и то, что предлагают участники занятия: удочку, бинокль или спасательные жилеты.

Сначала дело не ладится: лодка опасно балансирует на движущейся ткани. Наконец, она обретает устойчивость. Это ключевой эпизод программы, посвященной Чуковскому: здесь, в лодке посреди Финского залива, он читал детям стихи. Как пишет Лидия Чуковская, «ритм волн и ритм гребли естественно выманивали в ответ ритмический отклик»:

«– Зыбь ты великая! Зыбь ты морская! – начинал он, закидывая весла и чуть-чуть раскачиваясь. – Чей это праздник так празднуешь ты?
Волны несутся, гремя и сверкая,
Чуткие звезды глядят с высоты, –
читал он широким, певучим, страстным, словно молящимся голосом, и казалось, что теперь уже лодка покоряется не волнам и веслам, а весла и волны – и всё вокруг – звучанию голоса». Каждая морская прогулка начиналась с чтения стихотворения Федора Тютчева «Как хорошо ты, о море ночное…». А потом были Баратынский, Пушкин, Некрасов...

К сожалению, записей, где бы Чуковский читал Тютчева или других поэтов, не сохранилось. Мы сами читаем стихотворение и пробуем через игру создать картину ночного моря и ночного неба: в темноте, под звуки моря дети вспоминают свои действия с тканью, которые теперь служат «иллюстрациями» к тексту. Мы делаем зыбь, поднимаем крупные волны, устраиваем бурю. Самый красивый момент – звезды над морем: воздушные шары, подсвеченные диодами изнутри, чуть взлетают над тканью.

Мы впервые читаем с детьми стихи в движении, без всяких объяснений – как когда-то Чуковский, «только наблюдаем эту встречу: стихи и ребенок». Дети каждый раз разные – и занятия получаются разные, всегда с элементом непредсказуемости. Но какая радость – поймать волну детского удивления: куклы-персонажи, синий лён, стихи в лодке, ночное море Тютчева…

фото 1

Море внутри
Опомнившись от стихов, мы снова играем с куклами и лодкой. Время купаться! Чуковский прыгает за борт и с азартом барахтается в складках ткани. Вдруг он уходит глубоко «под воду» – по словам Лидии Корнеевны, это «главная минута купания» и «самый мучительный страх» ее детской жизни: «Его больше нет!» «Вынырни, вынырни!» – встревоженным шепотом повторяют за Лидой дети. И вот, наконец, – появляется его голова! Чуковский садится на весла и правит лодку к берегу.

В финале занятия у детей есть возможность выразить свои впечатления от морской прогулки с Чуковским. Дети тоже «купаются», по очереди подныривая под ткань и назначая следующего ныряльщика. Иногда они сами как будто превращаются в стихию. А когда силы на исходе, устраиваются на полу рисовать море (в технике акварель «по мокрому»). Каждый рисунок прекрасен по-своему: море с лодкой, море с лунной дорожкой, море с водорослями, море со спинами китов…

фото 2

***
Книга Лидии Чуковской «Памяти детства» – благодатный материал для детской программы. Нам не пришлось ничего выдумывать, даже самые маленькие, незначительные для хода занятия детали – «подлинные»: «наш» Чуковский переводит Уитмена; собирается за водой к Репину, в «Пенаты»; напевает себе под нос строчки из «Филантропа» Некрасова: «Частию по глупой честности, / Частию по простоте, / Пропадаю в неизвестности, / Пресмыкаюсь в нищете…».

Лидия Корнеевна описывает отца с большой любовью, но не идеализирует его. И мы стараемся, хотя бы вскользь, рассказать, что Чуковский был требователен к своим детям, любил «занозистой насмешкой поддеть», страдал перепадами настроения – от восторга до отчаяния, а уж когда работал – тут к нему и вовсе не подходи! И все же на занятиях мы чувствуем, как дети, которые знают Чуковского только по его сказкам, попадают под обаяние этого сильного и оригинального человека.

Ксения Зернина
Фотографии Валерии Селезнёвой
Авторы проволочной композиции «Морские прогулки с Чуковским»: художники-скульпторы Александра и Агния Богдановы

______________________________

Памяти детства-обложка в статью

Лидия Чуковская
«Памяти детства»
Издательство «АСТ», 2014

Понравилось! 7
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.