Чёрная молния
20 марта 2017 706

Владислав Крапивин
«Журавленок и молнии»
Художник Евгений Медведев
Издательство «Издательский дом Мещерякова», 2014

Я вообще Крапивина очень люблю. Его книг я прочитал, наверное, больше, чем любого другого автора. Никогда не было такого, чтобы его произведение мне чем-то не понравилось или показалось скучным, наоборот, в них всегда четкий и логичный сюжет, поразительно живые персонажи и диалоги, описано всё очень здорово. И всё-таки по сравнению со всей библиографией Крапивина (а это сотни рассказов, повестей, романов и прочего) я прочёл совсем немного. Недавно я захотел исправить это упущение и, прежде чем взяться за цикл «Великий Кристалл», решил прочитать «крапивинскую классику» и взял в библиотеке первое, что под руку подвернулось. Это оказался «Журавлёнок и молнии».

В книге три основных персонажа: Юра Журавин, которого зовут Журкой, Горька и Иринка. Повествование ведётся в основном с точки зрения Журки, он – центральный герой, но иногда фокус смещается и на его друзей. Завязка сюжета следующая: у Журки умирает дедушка, и он вместе с родителями переезжает в его квартиру, в другой город. В первую же ночь к нему в окно второго этажа стучится Горька. Оказывается, что Горька с Журкиным дедушкой очень дружили, и дедушка нередко прятал его от отца, бьющего сына за провинности. Горька просит у Журки помощи: в военной игре, в которую играют ребята их улицы, Горька был приговорён к «расстрелу», но сумел сбежать. Он уговаривает Журку устроить засаду на бывших Горькиных союзников и остаётся у него на ночь, чтобы не быть выслеженным. Журка, конечно, соглашается и постепенно с Горькой сдруживается. А еще через пару дней он знакомится с Иринкой – дочерью художника Игоря Дмитриевича, которого никак не примут в Союз художников.

Основная тема книги – это «чёрные молнии». Так главный герой называет трагические случайности, происходящие с людьми не по их вине, а просто так. Сама книга делится на три части, в каждой из которых «молния» бьёт в одного из центральных персонажей. Такой жизненный удар сильно меняет их отношения с другими людьми и миром в самых разных аспектах. Но, тем не менее, с помощью собственной воли и при поддержке близких им удаётся всё поставить на свои места или, по крайней мере, найти приемлемый выход из ситуации. Основной посыл книги в том, что нельзя опускать руки, когда жизнь кажется несправедливой и бьёт в спину, нужно упорно противостоять «молниям», независимо от того, задели они тебя, твоих близких или совершенно незнакомых людей.

Разумеется, книга доверху набита другими моральными уроками. Большинство из них очевидны, но необычно поданы, однако некоторые намеренно спорны. Хороший пример: если человек делает плохие вещи, это ещё не значит, что он плохой сам по себе. Если подумать, то это тоже очевидно, но в художественных произведениях, ориентированных на подростков, эта мысль, по-моему, встречается не очень-то часто.

В «Журавлёнке» есть персонаж, которого зовут Капрал. Это, естественно, прозвище, и принадлежит оно человеку лет шестнадцати-восемнадцати, который заправляет хулиганской компанией, часто дерётся, не прочь выпить и не гнушается воровства. Одновременно он хорошо учится в техникуме, испытывает отвращение к своей собственной шайке и искренне радуется, когда появляется адекватный собеседник в лице Журки, сочувствует ему и предлагает помощь в трудную минуту. Кроме того, он описывается как красивый и вежливый юноша. Журка сам удивляется: что он забыл среди шпаны? Немного нестандартный хулиган, правда? Я даже жалею, что в книге ему уделено так мало места. Но «бандит с высокими моральными принципами» – это всё ещё достаточно шаблонно (хотя персонаж получился отличный). Гораздо острее эта тема будет развита в третьей части, и если Капрал делает плохие вещи, так сказать, идейно, то здесь будет зло, причиняемое безрассудно и без мыслей о последствиях. Ну, не буду спойлерить. Сюда же можно отнести и отца Горьки, который в качестве воспитательного метода часто бьет сына. Крапивин, конечно же, ненавидит телесные наказания, но Горькин отец не показан как явный злодей или, там, домашний тиран. Как сказал один персонаж: «Вот Горьку отец взгреет, а назавтра они уже вместе на рыбалку едут». Короче, сына он, наверное, любит и воспитывает его, как умеет (хотя после заключительной части сказать сложно).

Другая спорная вещь – это наставление Журкиного дедушки: «Самое трудное знаешь что? Когда ты считаешь, что надо делать одно, а тебе говорят: делай другое. И говорят хором, говорят самые справедливые слова, и ты сам уже начинаешь думать: а ведь, наверное, они и в самом деле правы. Может случиться, что правы. Но если в самой-самой глубине души осталась крошка уверенности, что прав ты, а не они, – делай по-своему. Не оправдывай себя чужими правильными словами».

Сильно, а? Но разве не нужно прислушиваться к мнению, а точнее, опыту и знаниям других людей, которые знают наверняка, как сделать правильно? Ты можешь быть не уверен, что выбор, который они сделали за тебя, верен, но, возможно, стоит довериться? Я совершенно не умею спорить о жизненных принципах и философии, но меня как-то раздражает вся эта тема «будь собой и делай как знаешь, даже если ты – ничего не умеющий слюнтяй». К счастью, Крапивин поместил в книгу замечательную иллюстрацию правильного использования этого принципа. Да, Журке (и Горьке тоже) придется сделать тяжёлый выбор: удобство и благополучие всех ‒ или верность другу и следование личным моральным принципам. Как раз тот самый случай, когда главного героя убеждает целая толпа, выдвигающая огромное количество веских и правильных доводов. И я уже подумал: «А стоит ли так подводить всех ‒ по сути, из-за личной неприязни к конкретному человеку?» Но Журка проявляет поистине стоическую твёрдость духа и не поддаётся на уговоры. Даже поаплодировать ему хочется.

Мне очень нравятся описания у Крапивина. Из другой его книги мне запомнилось сравнение глаз мальчика с бутылочными стёклышками (вроде, глаза были карие). Как это меняет облик персонажа по сравнению с просто «карими глазами»! Глаза не просто коричневые, они блестят и переливаются, по краю идет светлый блик, солнечный свет преломляется в их глубине... В «Журавлёнке» есть несколько описаний картин (Иринкин папа-художник, помните?), таких красочных, что можно отложить книгу и попробовать их себе вообразить. Но иногда и наоборот, всего несколькими предложениями создаётся образ помещения: «Кабинет оказался комнатушкой с бетонным полом и зарешёченным оконцем. На полу зеленел, как листик, втёртый подошвами фантик жевательной резинки “Весенняя”». Кажется странным, что какому-то фантику уделено столько же внимания, что и целой комнате. Но он даёт не меньше информации о комнате, чем её короткое описание: пыльное, заплёванное помещение, которое давным-давно не убирали, возможно, с плесенью на потолке. Ну да, и с фантиком на полу – это единственное яркое пятно в серой и чужой комнате. Конечно, внимание на фантике акцентируется ещё и потому, что главный герой сам цепляется за него взглядом. Но всё же фантик создаёт образ комнаты, которая без него ощущалась бы пустой коробкой.

Если говорить о персонажах, то они очень живые и убедительные. Я не знаю, как это описать, но при чтении книг Крапивина у меня никогда не возникает вопросов вроде: «Зачем персонаж поступил так глупо, хотя есть очевидный лучший вариант?» или «Почему персонаж разговаривает так неестественно/вычурно/медленно/глупо, хотя это никак не соотносится с его характером и ситуацией?». Все герои поступают согласно своим характерам и делают это очень натурально. Кажется, персонажи столь проработаны, а у автора столь обширный жизненный опыт, что он уже не заставляет героев слепо подчиняться сюжету, а может точно представить, как поступит реальный человек с таким то характером в такой-то ситуации, что он будет говорить и что думать? В результате получается история, которая действительно могла произойти в реальности. По моему, это главное в книгах Крапивина ‒ то, как он понимает характеры и психологию детей и подростков (и взрослых, конечно) и как точно воспроизводит их в книгах.

Обрывается «Журавлёнок и молнии» резко, по сути, в книге открытый финал. Всего за несколько предложений развивающийся сюжет превращается в метафору готовности пожертвовать собой ради спасения других от «молний».

В итоге, книга получилась довольно грустной. В ней светлые и тёмные моменты чередуются, но завершается она на тёмном, хотя и воодушевляющем. В целом, я остался под большим впечатлением (как и от почти любой другой книги Крапивина) и рекомендую ее всем, особенно тем, кто уже знает и любит творчество В. П. Крапивина – это произведение не зря считается классикой детской и крапивинской литературы. В нём есть всё, за что Крапивина так любят: крепкая дружба, отчаянная борьба за справедливость, неожиданные повороты сюжета, драматизм, великолепный литературный язык... разве только морской романтики не завезли почти. Читать её – одно удовольствие, и я в очередной раз убеждаюсь, что Крапивин – один из лучших детских писателей.

__________________________________

Бронский Даниэль
Даниэль Бронский, 13 лет, г. Клинцы, Брянская область

Понравилось! 8
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.