Доверяй, да проверяй
9 марта 2017 565

Люди преклонного возраста зачастую любят делиться своими историями из жизни. Этих историй у них скапливается столько, что рассказывать они, кажется, могут бесконечно. А уж человек, проживший несколько веков, и подавно будет сыпать своими историями и познаниями направо и налево. Именно таким человеком предстает барон Карл Иероним фон Мюнхгаузен в книге Елены Первушиной «Исторические загадки Мюнхгаузена», где он беседует со школьником Петей, находясь в современной России. Сам барон утверждает, что давал советы даже фараонам Египта. Но даже если про свои разговоры с фараонами Мюнхгаузен может врать, его существование в начале XVIII века не должно вызывать сомнений, ведь именно в это время издаются сочинения Рудольфа Эриха Распе, создавшего литературный образ барона.

Итак, барон Мюнхгаузен оказался в современной России и общается со школьником Петей. Петя, как скептически настроенный молодой человек, с иронией относится к рассказам собеседника о том, что он общался с римскими императорами и присутствовал при повреждении носа египетского сфинкса. Петя, опираясь на школьные знания по истории и физике, даже делает барону замечания, но Мюнхгаузен умело изворачивается в своих рассуждениях, показывая себя виртуозом диалектики. Например, однажды барон рассказал мальчику, что смог достать лодку с середины реки, добежав до неё так быстро, что не успел утонуть. На фразу Пети о том, что это противоречит законам физики, Мюнхгаузен заявил, что на тот момент законы физики либо не были открыты, либо ему о них не сообщили.

Казалось бы, какими знаниями может поделиться такой фантазёр? Оказывается, многими. Но барон не просто рассказывает всё, что знает. Он задаёт вопросы ‒ но, как мне кажется, делает это не для того, чтобы получить ответ, а для того чтобы собеседник как бы сам попросил его рассказать о чем-то, и наш рассказчик с важным видом мог пуститься в объяснения. Тем не менее эти вопросы всегда нестандартные и интересные, и связаны они либо с логикой, либо с литературой, либо с историей.

Например:

В рассказе И.С. Тургенева «Петр Петрович Каратаев» обедневший помещик вспоминает о своей прежней жизни: «У меня, сударь… было двенадцать смычков гончих, таких гончих, каких, скажу я вам, немного».

Вопрос: как смычки помогали управляться с гончими?

Скорее всего, ответить на этот вопрос у читателя-подростка не получится. Придётся почитать ответы, приведённые в конце (хотя, концом это назвать сложно, поскольку ответы занимают чуть ли не треть общего объема книги).

Ответ таков:

«Смычком» (от глагола «смыкать» ‒ сближать, соединять) называли верёвку, которой связывают гончих собак попарно при отправлении на охоту. У Л.Н. Толстого в романе «Война и мир» читаем: «Стая гончих на смычках с рёвом понеслась под гору за зайцем; со всех сторон борзые, не бывавшие на сворах, бросились на гончих и к зайцу». Иногда смычком называли и самих связанных попарно собак. А.А. Бестужев-Марлинский пишет: «Несколько свор и смычков собак лежали и прогуливались попарно в ожидании добычи или подачки, и дядя заметил одного лакея, который тёр блюдо хвостом борзой, между тем как она, ворча, грызла заячью косточку».

Ответы на вопросы содержат массу интересной информации и отсылают ко многим литературным произведениям, так что книгу можно было бы читать даже просто ради них.

Думаю, многим будет интересно послушать рассказы Мюнхгаузена о прошлом и поразгадывать его загадки. Но не стоит верить всему, что говорит барон. Недаром его фамилия стала нарицательной, и людей, которые много придумывают, называют Мюнхгаузенами. Как гласит народная мудрость: «Доверяй - да проверяй»!

Богдан Иванов

___________________________

Исторические загадки Мюнхгаузена-обложка в статью
Елена Первушина
«Исторические загадки Мюнхгаузена»
Издательство «Пальмира», 2016

Понравилось! 21
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.