Так рождается искусство: путешествия на «творческую кухню»
9 марта 2017 960

Мне всегда казалось, что отчетливые представления об истории искусства – неотъемлемая часть хорошего образования. В детстве родители время от времени водили меня в музеи и я, когда появились собственные дети, не задумываясь, стала делать то же самое. Тем более, что старшие еще дошкольниками полюбили рассматривать репродукции в художественных альбомах, которых у нас дома довольно много. Однажды из этих рассматриваний родилась домашняя игра в «путешествие внутрь картины», которая переросла к первым классам школы в более масштабный «проект» путешествий по разным эпохам и странам ‒ разумеется, с волшебством и перевоплощениями. На стыке игры, воображения и реальной истории искусства нам многое удалось тогда прожить. Все это было по-домашнему уютно, но чрезвычайно самодельно. А мне хотелось большей глубины и основательности в этих наших играх, с прицелом, так сказать, в будущее, в фундаментальное гуманитарное образование. Если бы тогда нам попалась «Звездная ночь Ван Гога» Майкла Берда, мне было бы значительно легче. Во всяком случае, реже приходилось бы «изобретать велосипед», придумывая новые сюжетные ходы наших приключений. С этой книгой можно много и разнообразно играть с миром искусства, оживляя, например, в домашнем театре прочитанные рассказы.

«Звездная ночь Ван Гога» – весьма объемистый и очень красочный том детской истории искусства, хронологически охватывающий практически всю историю человечества – от первобытной наскальной живописи до последних изысков современных художников. Но у Майкла Берда получилось не только интересная детская энциклопедия и не только сборник интересных исторических рассказов. Его новеллы о старых мастерах и истории о современных художниках сочетают в себе все это сразу и много чего еще. Для своих текстов он избрал тот же принцип, что был заложен в нашей домашней игре – соединение воображаемого и реального, да так, что не всегда чувствуется грань между ними. И мои дети, конечно, сразу прочувствовали знакомые приемы и интонации и обрадовались. У наших приключений в мире искусства появилось неожиданное продолжение.

Со старшим дошкольником или первоклассником эти истории можно читать в любом порядке, как самодостаточные законченные тексты, выбирая то, что именно сейчас нужно именно этому ребенку. А с детьми постарше, на границе подросткового возраста (9‒10 лет) стоит читать книгу последовательно ‒ тогда у них появится возможность не только узнать множество необычных фактов, но и увидеть, как со временем изменялись представления людей о прекрасном.

Перед ребенком разворачивается очень широкая панорама истории искусства, но без избыточного академизма и сухости. В историях Майкла Берда художники, архитекторы, скульпторы, средневековые переписчики книг и современные дизайнеры предстают как живые люди, с которыми тоже что-то случается, у которых тоже есть дети и житейские проблемы. При этом автор «Звездной ночи» не рассказывает о своих героях, а помогает им «ожить» и заговорить самим. Они открываются детям разными оттенками чувств и мыслей. Майкл Берд придумывает диалоги, которые могли бы произойти, например, между мастером и заказчиком, и ребенок-читатель явственно слышит лай собачки, которая оказалась на картине Яна ван Эйка, вдыхает колючую мраморную пыль, пока Микеланджело выбирает подходящую глыбу для своей статуи, или прогуливается с Дюрером по окрестностям Нюрнберга и наблюдает, как тот выкапывает ком земли вместе с травой, чтобы перенести каждую травинку тонким резцом на гравюру. Кроме того, почти в каждом рассказе Майкла Берда участвуют дети: инфанта Маргарита с трудом стоит неподвижно, пока ее рисует великий Веласкес; маленький подмастерье Юбер, высунув от усердия язык, расписывает фрагмент будущего витража готического Шартрского собора; непоседа Мартин, ученик Дюрера, опять вымазал свой любопытный нос типографской краской, нюхая свеженапечатанную гравюру... Мир искусства перестает быть для детей чем-то нежизненным, законсервированным, музейным. Юный читатель легко вступает в свой собственный внутренний диалог с маленькими героями, и ему, разумеется, тоже хочется что-нибудь немедленно слепить или нарисовать. Этим приемом пользуются многие авторы, пишущие исторические тексты для детей. Но Майкл Берд не только погружает внутрь эпохи, в которой разворачивается жизнь мастера, но и великодушно допускает читателя на саму «творческую кухню», дает ему возможность наблюдать, «из какого сора» повседневности рождаются шедевры. Такую задачу автор ставит специально, вынося ее даже в подзаголовок названия книги: «Истории о том, как рождается искусство».

При всем богатстве своего воображения Майкл Берд остается в строгих хронологических и географических рамках рассказываемой истории и в нужных местах уверенно использует искусствоведческие термины (об их значении можно справиться в словаре в конце книги). Получается пестрая, но прочная ткань повествования, где сложно и замысловато переплетены нити вымысла, реальной истории и поэзии бытия, которую так остро ощущают художники. Ребенок получит знания и об особенностях быта разных эпох и стран, и о тонкостях масляной живописи, технике витража или иконописи.

Каждую новеллу предваряет большая, на всю страницу, репродукция произведения, о котором пойдет речь. А в тексте рассыпано множество ярких иллюстраций, нарисованных художницей Кейт Эванс как увеличенные фрагменты произведения, что позволяет ребенку обратить внимание на множество важных деталей, которые, скорее всего, ускользнули бы от него при рассматривании картины в целом.

Разворот книги
Разворот книги 1

О художественных направлениях конца XIX ‒ начала XX века нашим детям практически ничего не известно. В лучшем случае, им могли встретиться книги о русских художниках-передвижниках или о французских импрессионистах. Но среди познавательной литературы для младших школьников я пока не видела серьезных попыток открыть детям искусство авангарда XX века, понятно рассказать об экспериментах с цветом и формой. Теперь, благодаря книге Берда, Марк Шагал, Марсель Дюшан, Василий Кандинский, Пабло Пикассо и многие другие весьма экстравагантные мастера легко смогут войти в круг представлений младшего школьника и младшего подростка об искусстве.

Разворот книги 2

Кроме того, в книге есть и «географический разворот» истории искусства ‒ вопреки привычным ожиданиям, она совсем не европоцентрична и даже не западоцентрична. В «Звездной ночи Ван Гога» дети познакомятся и с искусством арабских и китайских каллиграфов Средневековья, литейщиков западноафриканского народа йоруба, изготавливавших из металла статуи своих царей, удивятся глиняным людям-орлам, которых лепили ацтеки в Мексике и изяществу японских рисунков тушью по тонкой рисовой бумаге. Очень может быть, что новеллы Майкла Берда для кого-то из детей окажутся первой встречей с иной страной и иной культурой, и встреча эта будет запоминающейся.

Нам с детьми было особенно интересно разглядывать рисованные карты некоторых городов, с подписями и пояснениями к рисункам. С их помощью можно совершить игровую прогулку по улочкам Флоренции эпохи Донателло и Брунеллески и увидеть, где именно находился знаменитый собор Санта-Мария-дель-Фьоре, для которого Брунеллески соорудил огромный купол, ставший своего рода визитной карточкой города. Или прогуляться по Амстердаму времен Рембрандта, по Парижу эпохи импрессионистов, по Нью-Йорку Джексона Поллока. У книги есть и солидный справочный аппарат, включающий словарь художественных терминов, карту мира и хронологическую таблицу «Календарь событий» для тех, кто хочет знать, когда именно было создано то или иное произведение и что было создано другими мастерами в ту же эпоху.

Разворот книги 3

Майклу Берду удалось сделать сложный для восприятия материал доступным самому широкому кругу читателей. И неслучайно книга не маркирована какими-либо возрастными ограничителями. Она может быть по-разному использована для самых разных возрастов. Рассказы небольшие, их можно читать и просто так, перед сном, как хорошую детскую книжку, и перед целенаправленным посещением художественной выставки. Самый младший возраст, которому вполне доступны если не все, то очень многие истории из «Звездной ночи» – 5 лет. Но к этой книге можно возвращаться снова и снова в течение всего детства и даже отрочества (лет до двенадцати точно). Кстати, очень хороший вариант для чтения в многодетной семье, где трудно бывает выбрать книжку, одну на всех сразу.

Елена Литвяк

__________________________

Звездная ночь Ван Гога-обложка в статью
Майкл Берд
«Звездная ночь Ван Гога и другие истории о том, как рождается искусство»
Художник Кейт Эванс
Перевод с английского Марии Сухотиной
Издательство «Манн, Иванов и Фербер», 2017

Понравилось! 6
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.