Пособие… для писателя?
7 марта 2017 2516

В последнее время разговоры о том, что дети перестали читать, утихли. Как и разговоры о том, что в России больше не существует детской литературы. Выяснилось, что в нашей стране есть читающие дети. А кроме читающих детей есть пишущие. И кажется, их гораздо больше, чем раньше. Правда, это не статистика, а всего лишь ощущение, во многом связанное с Интернетом.

Если в конце XIX – начале ХХ века в разных странах происходили процессы, связанные с демократизацией чтения – решались проблемы приобщения к чтению как можно большего числа людей, то сейчас у нас на глазах происходит демократизация «письма». Очевидно, что сегодня «пишущих» и писателей несоизмеримо больше, чем в любые прежние времена. Можно, конечно, возразить, что количественный рост неизбежно означает снижение качества. Но ведь и по отношению к чтению можно было так ставить вопрос, качество чтения тоже может быть разным. Разные люди читают тексты разной сложности и глубины, с разной степенью понимания и проникновения. И современный читатель читает совсем не то и не так, как это делал средневековый монах, когда чтение было равнозначно молитве.

Благодаря Интернету дети сегодня общаются письменно гораздо активней, чем раньше. И многие думают, что раз они пишут, то у них есть шанс стать писателем. А это уже запрос, на который реагирует книжный рынок, предлагая детям пособия, авторы которых обещают сделать «пишущих» писателями. Как устроены такие пособия и можно ли с их помощью стать писателем? На эти вопросы отвечают наши эксперты.

Троян Анастасия
Анастасия Троян,
руководитель направления «МИФ. Детство» издательства «Манн, Иванов и Фербер»

В нашем издательстве выходили книги по литературному мастерству для детей: «Книга моих историй», «642 идеи, о чем написать», «Напиши свою книгу приключений», «Книга моих стихов» и другие. Мы обратили внимание на эти книги, потому что увидели явную потребность в изданиях такого рода. Причем потребность эта связана не столько с желанием овладеть литературным мастерством, сколько с тем, что у детей сегодня вообще есть проблема с выражением своих мыслей, ‒ об этом говорят родители, на это жалуются учителя. А такие творческие блокноты как раз учат думать и излагать свои мысли на бумаге в интересной, веселой форме, придумывая свой рассказ.

Не могу сказать, что за рубежом это какое-то очень активное и развитое направление. Но то, что таких книг там больше, это факт. На Западе очень любят творческие альбомы, в которых дети могут придумывать что-то, писать, рисовать. И мы с удовольствием переводим их и издаем в России.

С одной стороны, в этих книгах объясняются основы писательского мастерства. Если у ребенка уже есть склонность к писательству, такие книги помогут ему развить его навык и научат превращать идею в настоящий рассказ. Он узнает, как правильно строить сюжет, как создавать образ героя, какими средствами усиливать кульминацию, как описывать обстановку и так далее. Важно еще и то, что, поняв на практике, как строится рассказ, ребенок уже другими глазами будет смотреть на произведения школьной программы.

Если смотреть шире, то вообще это книги для творчества. И их можно предлагать любым детям. Даже тем, кто никогда не писал. Наша проблема в том, что школа не развивает творческое начало в ребенке. На уроках литературы и русского языка дети пишут изложения, пересказывая услышанный текст, или сочинения, в которых чаще всего требуется изложить усвоенный теоретический материал. Это непросто и, по правде говоря, скучно. А дети любят, когда им весело и интересно.

Наши книги рассчитаны на детей 8–12 лет. Предполагается, что они уже сами читают и пишут, так что помощь взрослого им не потребуется. Вы даете ребенку книгу и оставляете его одного – творить.

В творчестве важен процесс. Не стоит ждать от ребенка сложного рассказа, продуманного сюжета, серьезно проработанных персонажей. Задача этих книг – увлечь ребенка, позволить ему пофантазировать и выразить все свои идеи.

Книга моих историй-обложка в статью
Луи Стоуэлл
«Книга моих историй»
Художник Кейти Ловелл
Перевод с английского Таиры Мамедовой
Издательство «Манн, Иванов и Фербер», 2015

642 идеи о чем написать-обложка в статью
«642 идеи, о чем написать. Тетрадь начинающего писателя»
Перевод с английского Анны Авдеевой
Издательство «Манн, Иванов и Фербер», 2015

Книга моих стихов-обложка в статью
Маша Лукашина
«Книга моих стихов. Самоучитель юного поэта»
Художник Мария Дружинина
Издательство «Манн, Иванов и Фербер», 2015

Напиши свою книгу приключений-обложка в статью
«Напиши свою книгу приключений»
Художник Пол Хопп
Перевод с английского Людмилы Головиной
Издательство «Манн, Иванов и Фербер», 2016

1

Эксперты о пособиях по литературному творчеству для детей

Махотин Сергей
Сергей Махотин,
поэт, писатель, руководитель семинара «Молодые писатели вокруг ДЕТГИЗа» (Санкт-Петербург)

Если ребенок сочиняет, то такие книги очень ему нужны, поскольку не везде есть литературные студии, где царит доброжелательная атмосфера творчества. К сожалению, книг таких мало, их трудно достать. Но запоминаются они на всю жизнь. Лучшая, на мой взгляд, – книга Вячеслава Лейкина «Каждый четверг в 448-й», полная юмора, веселых литературных заданий и талантливых детских стихов. После нее даже не пишущему человеку хочется немедленно заняться сочинительством.

Минаев Борис
Борис Минаев,
писатель, журналист (Москва)

Я впервые сталкиваюсь с такими пособиями. Честно говоря, впечатление у меня двойственное. С одной стороны, задания в книжке «642 идеи, о чем написать. Тетрадь начинающего писателя» для человека вообще очень полезны. К примеру: «Расскажи все, что ты знаешь о своей прабабушке» или «Ты смотришь старый фильм и понимаешь, что он о тебе», «Что делает твоя собака, когда остается дома одна?». Любое побуждение к размышлению, анализу очень полезно. Но выбрана именно писательская мотивация – и здесь начинаются вопросы. Конечно, ребенок не писатель. Для чего ему это пособие – чтобы написать текст или чтобы лучше познать самого себя?

«Книга моих историй» – попытка схематизировать процесс литературного творчества, объяснить ребенку, как должно развиваться действие, как придумывать героя, и т.д. Есть опасность, что ребенок может понять это так, что книжки пишутся по образцу, что существуют определенные законы и нужно просто им следовать. Это нечто прямо противоположное творчеству. Самые великие книжки развиваются по законам литературы, но одновременно в них присутствует бунт и противодействие этим законам. Учить человека с самого начала каким-то схемам и законам – опасная вещь. Но давать ему задания, которые пробуждают воображение, аналитические способности, умение видеть, слышать, искать – это неплохо.

Здесь возникает и еще один вопрос. Когда в детстве что-то пишешь, тебе очень важна реакция окружающих – как у тебя получилось. Ребенок, выполнивший все задания из книги «642 идеи, о чем написать», проделает громадный труд, много чего изобретет и смоделирует, но кто все это сможет оценить? Естественно, он покажет это маме, учительнице, сестре, но они не профессионалы в этом деле. Нужен кто-то, кто будет задавать тебе вопросы, подскажет книгу, в которой написано о том же, о чем написал ты, но по-другому, и ты сможешь сравнить. Опыт проживания текста вместе с кем-то очень важен. Но, к сожалению, детских литературных студий сегодня осталось очень мало.

Дегтева Валентина
Валентина Дегтева,
писатель, сценарист, педагог литературной мастерской в студии «Сказка выходного дня» (Москва)

В нашу литературную мастерскую родители приводят детей с самыми разными целями: не только «отточить перо» юного таланта или сладить с непокорными сочинениями, но и просто расширить кругозор или вовлечь ребенка в мир чтения. Поэтому я преподаю, скорее, занимательное литературоведение в комплексе с активной стимуляцией образного мышления. Упражнения, аналогичные находкам Джанни Родари в «Грамматике фантазии» или Карен Бенке в «Пиши еще! Руководство для начинающего писателя», мы используем в качестве разминочных и, как правило, я придумываю их сама под конкретную тему урока – чтобы удержать внимание подростка на целых полтора часа, они немного простоваты. Основная программа строится на серьезных фактах из теории и истории литературы, мифологии, психологии, сценарного мастерства, которые я адаптирую для детского понимания и перевожу в наглядную, осязаемую и игровую формы.

Лукьянова Ирина
Ирина Лукьянова,
писатель, преподаватель русского языка и литературы, преподаватель школы «Creative Writing School» (Москва)

Я преподаю литературное мастерство взрослым, за детское творчество пока браться боюсь, уж очень это деликатное дело, совсем не то же, что со взрослыми. Но иногда школьники приносят свои вещи, и очень хочется, чтобы для них было пособие. Запрос у детей на такие пособия есть и очень большой. Когда мы ездим по городам и рассказываем в разных библиотечных аудиториях про литературный конкурс «Книгуру», первый вопрос, который задают дети: «А можно отправить свою сказку?» Дети пишут романы, фанфики, фантастические саги, читают их друг другу и публикуют в интернете. Им очень не хватает взрослых, которые будут работать с их творчеством. Потому что взрослые, честно говоря, такого творчества побаиваются.

Пока я держала в руках только одно такое пособие – «Напиши свою книгу приключений» издательства «Манн, Иванов и Фербер». Такое пособие поможет ребенку структурировать мысли и довести начатое до конца. Одна из главных проблем детского творчества – масштабность замысла при неопределенности долгосрочных целей. Дети замахиваются на сагу и после трех страниц бросают, не понимая, что с этим делать.

Естественно, ни одно пособие не сделает из бездарного человека талантливого. Но талантливому человеку, который существует в мире неопределенных фантазий, постоянно «креативит» и хочет создать законченный текст, такое пособие поможет в самоорганизации. В этом, на мой взгляд, единственный смысл авторских пособий – показать, как довести проект до конца.

А вообще, детям не помешало бы внятное пособие о том, что такое штампы, клише и канцеляризмы и почему не стоит ими пользоваться.

Колпакова Ольга
Ольга Колпакова,
писатель, руководитель курсов литературного мастерства «Литсовет» (Екатеринбург)

С удовольствием рекомендую на литературных курсах такие пособия. Считаю, что многие упражнения из этих книг нужны и полезны. С их помощью курсант может накачать «творческие мышцы», а затем учиться правильно использовать их в своих текстах. Вот это уже другой уровень. Это можно сравнить с тем, как гимнаст оттачивает отжимание – чаще это нудно и не очень интересно, но оно позволит ему выполнить комплекс, который зачарует болельщика. Многие упражнения из этих пособий пересекаются, повторяются, есть и те, с которыми я не очень согласна, и в таком случае обязательно это озвучиваю и предлагаю свой вариант – пусть ученик сам выберет, что ему больше подходит. Но слишком много внимания такому тренингу в нашей программе не уделяется – это то, что курсант может освоить без наставника.

Барышева Ксения
Ксения Барышева,
член Детской редакции сайта «Папмамбук», 13 лет (Ярославль)

В школе сейчас не учат писать ни сочинения, ни рефераты, ни доклады, ни какие-нибудь другие тексты, мы делаем только презентации ‒ большие картинки и подписи к ним. Даже письменных ответов у нас на контрольных нет, все контрольные проходят в форме тестов, нужно поставить галочку напротив правильного ответа. И если рассматривать книги по творчеству как книги о том, как нужно работать с текстом, то, наверное, они могут быть полезны ‒ но не больше. Прочитав эти книги, свою историю не напишешь. Ведь чтобы написать свою историю, нужно в первую очередь знать, о чем писать. Должна существовать какая то мысль, какое то чувство, ощущение, которые не дают покоя, которые не находят выхода и которыми обязательно нужно поделиться. А в книгах по технике творчества, по технике написания текста, по технике привлечения внимания читателя как технике маркетинга ‒ таких мыслей нет. Эти книги, как и учебник по начертательной геометрии, не вызывают чувств, которые нужно вылить на бумагу. Слово должно быть живым. А оно может быть живым только тогда, когда самого писателя волнует то, о чем он пишет, когда в историю вложена его душа. Конечно, и писатель, и поэт много работают с текстом. Можно заглянуть в черновики А.С. Пушкина или вспомнить, сколько раз М.А. Булгаков переписывал «Мастера и Маргариту», ‒ но исправлять и переписывать можно только то, что уже написано.

Понятно, что на каждого из нас влияют другие тексты, другие авторы. Читая талантливо написанные произведения, мы попадаем под обаяние их авторов и потом порой непроизвольно копируем их стиль или приемы.

Но по правилам работает только ремесленник, а творец эти правила нарушает и создает свои.

Поэтому мне кажется, что для того, кто хочет создать что-то свое, не нужно учиться на книгах по технике творчества. Эти книги не научат красивому и грамотному языку, не научат понимать и чувствовать других людей или, наоборот, уходить внутрь себя и создавать свои миры в себе. А без этого ничего не получится.

Дворецкая Александра
Александра Дворецкая,
член детской редакции сайта «Папмамбук», 13 лет (Ярославль)

Когда я училась в первом или во втором классе, книги, подобные пособиям издательства «МИФ», наверное, стали бы для меня находкой. Именно в то время я с головой ушла в «Школу сказки» при издательстве «Настя и Никита».

А сейчас, боюсь, мне нужны книги для другой возрастной категории и с более замысловатым содержанием. Наверное, такие книги могли бы научить меня многому, и, надеюсь, еще научат.

Аромштам Марина
Марина Аромштам,
писатель, главный редактор сайта «Папмамбук»

Первым моим побуждением было ответить на вопрос о пользе таких пособий отрицательно.

Можно научить человека пользоваться письмом для пересказа чужих и выражения собственных мыслей, может быть – для выражения переживаний (что сложнее, мне кажется). Но научиться создавать художественное произведение человек может только сам, поскольку писать – это значит воплощать себя в тексте. Поэтому, если и говорить о работе с детьми, то только в той части, когда мы учим их оформлять свои мысли и чувства с помощью письменной речи. И тут учить можно только точечно, только внутри личного общения, предлагая ребенку высказываться и работая вместе с ним над его высказыванием.

Но эту логическую цепочку можно считать правильно выстроенной, если писание понимается как сакральный процесс, как деятельность избранных.

А сегодня «сочинительство» утратило сакральный характер ‒ точно так же, как за два века до этого элитарным занятием перестало быть чтение. Писатель сегодня не служит исключительно Высокому Искусству Слова и не выстраивает дорогу в вечность для избранных. То есть, конечно, он может и это делать. Но может делать и много другого, например, создавать продукты для массового развлечения: сценарии фильмов, сериалов, мюзиклов, комиксов, компьютерных игр, книги для легкого досугового чтения, книги для малышей, обучающихся читать, научно-познавательные книги. А это уже индустрия. С точки зрения индустрии, писательство ‒ профессия. И в результате писательской деятельности возникает продукт. Но любой продукт можно делать кое-как, а можно – хорошо. Среди тех, кто создает текстовые продукты, есть плохие специалисты, есть специалисты средней руки, а есть хорошие, и их, как всегда, мало.

Можно ли этому обучать с помощью пособий? Наверное.

Хотя надо иметь в виду, что любое пособие по определению – это что-то без точного адреса, исключающее обратную связь. Но, возможно, какое-нибудь пособие сможет ребенка развеселить. Или покажет ему, как важно учитывать законы жанра – чтобы взять и выскочить за его границы. То есть, видимо, нет никаких «пособий вообще». А есть какое-нибудь «ПОСОБИЕ», которое само по себе – произведение искусства. Не сборник упражнений, а талантливо выстроенный заочный диалог с ребенком, мечтающим о писательской славе.

И внутри этого диалога автор пособия осторожно, весело и умело покажет ребенку, что самое важное – это высказывать собственные мысли и честно описывать свои переживания…

Подготовили Дарья Доцук и Марина Аромштам

Понравилось! 8
Дискуссия
Алина
Да, согласна с главредом - такие "инструкции" вызывают протест в первую очередь у вовлеченного в творчество взрослого человека. Ну, к примеру, как раскраски никогда не научат ребенка рисовать, так и книжка, в которой есть начало рассказа (экшн!) научит как писать только такую книжку. Одну. Вторая - без костылей - упрется в один простой вопрос: а разве можно самому придумать начало? а разве можно? то есть получается, что мы даем ребенку в руки "рыбу", а не удочку, и учим - пиши дальше - это не больно и не страшно, везде соломка подстелена. Но квинтэссенция творчества - постоянная неуверенность и рефлексия, восторг и ужас, прыжок в неведомое.
Ника Юхновская
Здравствуйте! Очень бы хотелось приобрести эти книги в Минске. Не подскажете, как это можно сделать? Уверена, что заинтересует не только меня, но и многих моих коллег.