Театральные истории
7 марта 2017 3579

Книги, которые называют трудно произносимым словом «виммельбух» (в буквальном переводе с немецкого – «мельтешащая книга»), идеальны, когда в семье есть несколько разновозрастных читателей. Отсутствие текста и визуально насыщенное пространство дают возможность каждому прокладывать через книгу свой маршрут, свою читательскую тропинку. Любимый виммельбух нашей семьи – «Городок» Сюзанны Ротраут Бернер ‒ засмотрен до дыр, несмотря на толстые картонные страницы, и запомнен до мельчайшей детали, вроде улитки, ползущей через проезжую часть. Поэтому мы с детьми очень обрадовались, когда у нас дома появилась новая книжка-картинка.
Да еще и про театр!

Мои дочки – большие театралки. В театр мы ходим как минимум раз в месяц. Правда, сейчас у нас временный перерыв, потому что мы пересмотрели все детские спектакли в городе. Сидим дома, ждем премьеры, каждый вечер ставим домашние спектакли. А тут – книжка о театре!

На обложке изображен театральный подъезд и спешащие на спектакль зрители. Художнику Екатерине Бауман удалось создать удивительно точный собирательный образ театра, в котором каждый ребенок найдет черты именно того театра, где ему довелось побывать.

«Да это же наш Волковский театр!» – воскликнула Маша.

И неожиданно добавила: «А когда я была маленькая, я думала, что Волковский театр – это театр для волков и люди туда не ходят. Волки на сцене в красивых костюмах воют, а волки-зрители хлопают в лапы. Или нет, хвостами по креслам стучат!»

Вот за такие случайные и прекрасные истории, всегда возникающие по ходу разглядывания картинок, я и люблю виммельбухи. Конечно, любая книга так или иначе становится поводом для разговора с ребенком, и все-таки текстовые книги довольно монологичны, там особо не пообщаешься: один читает, остальные – слушают. Другой формат.

Виммельбух ценен именно как возможность поговорить, как приглашение к непринужденному обмену репликами. Разглядывая книжку про театр, я попутно рассказала детям массу историй из моей собственной жизни, которая периодически пересекалась с театральным миром.

Вот, к примеру, бородатый журналист с большим фотоаппаратом. Его мы встречаем на первом же развороте, где изображено театральное фойе. Он разговаривает с заведующей литературной частью – очень колоритной и, главное, тоже очень узнаваемой дамой (взглянешь и без всякой подписи понимаешь, кто она в театре). До начала спектакля журналист свободно разгуливает по всему театру и наравне с детьми, пришедшими на экскурсию за кулисы, сует нос во все закоулки. Тогда как остальные взрослые чинно смотрят туда, куда показывает экскурсовод.

Иллюстрация из книги

‒ Смотрите, этому бородатому дяде тоже все любопытно! – говорю я.

‒ Да! Он как маленький! – радостно откликается Маша, она тоже это заметила.

‒ Поэтому он и работает журналистом. Журналисты – это взрослые, которые любопытны, как дети, – объясняю я. И рассказываю, что когда-то тоже работала журналистом, писала про театр, ходила на спектакли. И меня точно так же встречала в фойе полная дама с короткой стрижкой и огромными серьгами...

Маша слушает изумленно. На ее памяти я работаю только мамой и если куда-то и хожу без них, то исключительно на родительские собрания в детский сад.

Дальше, в гримерной, мы встречаем дочь гримера. Видимо, она пришла сюда после школы: рядом на полу – рюкзак (отдельное спасибо авторам за внимание к мелким деталям). Сначала она, скучая, смотрит, как мама работает. Потом присоединяется к экскурсии. А в конце катается на декорациях...

Иллюстрации из книги

Тут мне вспомнилось, как я сама частенько торчала у мамы на работе, чтобы не идти одной домой. Не в театре, правда, а в книжном издательстве. Но это не так уж важно. А Маша опять удивилась. На этот раз – тому невообразимому факту, что я когда-то тоже была маленькой.

Наш самый маленький читатель, двухлетняя Уля тоже активно участвует в разговоре. Для нее пока важен не смысл, а сами слова, и она с упоением повторяет за нами все, что успевает услышать.

Но для нее в книге интересны, конечно, не только наши разговоры. Ей очень нравится игра, предложенная авторами: искать на большой картинке маленькие детали. Особенно нравится искать их по второму, да и по десятому разу, когда уже точно знаешь, где найти, и радуешься своему успеху.

В это время мы с Машей тоже не скучаем: загадываем друг другу новые и новые детали для поиска, все усложняя задачу. Например, найти балерину, когда она не танцует, а сидит на стуле, расписываясь в зарплатной ведомости, или стоит у перил, ожидая знакомых. Маша безошибочно находит ее по прямой спине. Это нетрудно, ведь Машина крестная – профессиональная танцовщица. А вот найдет ли она среди многолюдной картинки, например, директора театра? Подумав, показывает правильно (все персонажи подписаны, но Маша читать пока не умеет). Мне интересно, почему она выбрала именно его?

1 Иллюстрации из книги

‒ Он грустный и хмурый, – объясняет Маша. – Думает, где взять деньги, чтобы заплатить актерам. Ты тоже грустная и хмурая, когда думаешь, где взять денег, чтобы заплатить за мое рисование!

‒ Ладно, а найдешь ли ты композитора?

Опять угадывает. Почему?

‒ Потому что всклокоченный. Ему некогда причесаться, он готовит музыку!

Кстати говоря, виммельбух о театре имеет большую «профориентационную» ценность. Если раньше Маша думала, что в театре работают только актеры и билетерши, то благодаря книге ей открылось множество новых профессий.

Некоторые из них ей тут же захотелось освоить: целый час она мастерила куклам платья из туалетной бумаги, а немного передохнув, нарисовала афиши ко всем своим любимым мультикам. Конечно, с афишами Маша в своей жизни сталкивалась неоднократно. Но тут впервые увидела людей, которые над ними работают, да еще в такой живой и знакомой ребенку ситуации: в афишу закралась ошибка!

‒ Им придется все переделывать! А я недавно в садике тоже сделала запутку, когда ткала коврик, и меня заставили распустить почти половину! – возбужденно рассказывает она.

Живые, вызывающие чувства детали – главный сюжет в книге для маленькой Ули. На каждой странице у нее расставлены такие эмоциональные «маячки», к которым она бросается в первую очередь.

Вот рыжий кот спрятался за колонной («Мяу! Куку!»). Вот рабочий уснул в обнимку с банками краски. «Бедный! Устал! Холодно!» – неизменно жалеет его Уля и укрывает ладошкой. Вот мальчишка тянет руку к скульптуре, а Уля вместе со спешащей по лестнице мамой мальчишки кричит ему: «Ай-ай-ай! Нельзя трогать!»

2 Иллюстрации из книги

Самая любимая деталь – это девочка, которая в живописном цехе схватила малярную кисть и случайно испачкала платье. Ситуация более чем знакомая. Каждый раз, разглядывая книгу, Уля ищет (и всегда находит!) неотстирываемые пятнышки краски на своей одежде и бурно радуется, что в книжке – как у нее. Или что у нее – как в книжке.

Мое любимое развлечение при чтении виммельбухов – прослеживание упрятанных в их ткань отдельных сюжетов. В книге о театре они тоже есть. Причем очень трогательные.

Со страницы на страницу перемещается очаровательная романтичная уборщица, которая, бросив швабру, то примеряет бальные перчатки, то украдкой повторяет за балериной танцевальные па.

3 Иллюстрации из книги

‒ Она мечтает стать актрисой, – объясняю я.

‒ Она мечтает о принце! – перебивает Маша, удивляясь моей непонятливости. – Не видишь, что ли, это же Золушка!

Еще один милый сквозной персонаж – скромный поклонник прима-балерины: сутулый, в очках, он на протяжении всей истории сжимает в руках три тюльпана, завернутые в бумажку. Во время экскурсии в костюмерном цеху он примеряет рыцарские доспехи. А весь спектакль сидит на неудобном откидном стуле... На последней картинке, где изображен служебный вход и разъезд актеров после спектакля, он стоит в сторонке и обескураженно наблюдает, как прима-балерина с охапкой алых роз шествует к авто в сопровождении вальяжного кавалера.

Маша никак не хотела смириться с такой развязкой. Несмотря на мои унылые уверения, что иногда в жизни бывает именно так.

‒ Куда же она дела его тюльпанчики? – негодовала Маша. – Неужели выкинула?

В итоге она придумала целую историю, достойную сентиментального романа. Балерина выкинула тюльпаны в мусорку. А уборщица-Золушка их нашла. И взяла себе домой, потому что ей тоже хотелось цветочков, а никто не дарил. А поклонник балерины плакал на лавочке у театра. И когда Золушка шла домой, он увидел у нее свои тюльпанчики... В общем, дело кончилось свадьбой, как и полагается.

Уже вечером девчонки показывали мне спектакль собственного сочинения – о Золушке, которая работала уборщицей в театре. На этот раз все было обставлено предельно реалистично: и билеты, и настоящие афиши, и билетерша Уля, которая увлеченно рвала цветные бумажки, и даже букет тюльпанов, роль которых исполняли перевязанные лентой фломастеры...

Скоро мы, наконец, снова пойдем на премьеру. И, я уверена, увидим в нашем привычном театре гораздо больше, чем раньше. А после спектакля девочек ждет сюрприз ‒ экскурсия за кулисы. Совсем как в книжке.

Наталья Ключарева

________________________________

В театре Экскурсия за кулисы-обложка в статью
Екатерина Антонова
«В театре. Экскурсия за кулисы»
Художник Екатерина Бауман
Издательство «Настя и Никита», 2017

Понравилось! 5
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.