Авторы подростковой редакции: «Эта книга стала для меня книгой года». Часть 1
26 декабря 2016 2056

Мы попросили членов детской редакции назвать книги, которые в 2016 году стали для них событием.
Рассказывают Антон Емекеев, Евгения Щелконогова, Дарья Пономарева, Варя Петрова.

обложка для слайдера
Антон Емекеев, 15 лет, г. Казань

ЧЯП-обложка
Эдуард Веркин
«ЧЯП»
Издательство «Эксмо», 2016

Будь здоров школяр-обложка
Булат Окуджава
«Будь здоров, школяр»
Издательство «Самокат», 2015

Том и полночный сад-обложка
Филиппа Пирс
«Том и полночный сад»
Художник Мария Пастернак
Перевод с английского Ольги Бухиной
Издательство «Самокат», 2011

1
Книгой года для меня стала книга «ЧЯП» моего любимого писателя Эдуарда Николаевича Веркина. Я прочитал все его произведения, вышедшие в издательстве «Эксмо», а также «Мертвец» и «Облачный полк».

О важных, на мой взгляд, достоинствах «ЧЯП».

Во-первых, писатель никогда не скатывается в назидательность и менторство, к чему особенно чувствительна подростковая аудитория, которая чаще всего отвергает такой тон.

Мне кажется, Веркину удалось найти идеальную гармонию смысла и формы. Психологически выверенные персонажи, обилие ярких деталей, верный баланс современного языка, вплоть до жаргонизмов, которые компенсируются прекрасными, мастерскими описаниями природы и почти фольклорными неологизмами, «говорящими» фамилиями в классической традиции.

Во-вторых, это писатель своей темы. Ее можно обозначить как жизнь и выживание подростков в условиях депрессивной российской провинции, где мерилом уважения часто становится страх. Ракурс может меняться, повествование может вестись от первого или третьего лица, но центральная тема подростка ‒ обитателя маленьких городков и поселков, вступающего в сложные отношения с визитерами из мегаполисов, является для Веркина сквозной. Более того, она сродни открытию неизведанной страны для традиционно читающей городской аудитории.

И, наконец, главное, третье достоинство книги – это ее увлекательность. В ней интересно все, начиная с названия. «ЧЯП» – это прозвище главного героя, состоящее из первых букв регионов тех юбилейных монет, на которых герой заработал первые большие деньги: Чеченская Республика, Ямало-Ненецкий округ и Пермский край.

Необычная тематика, связанная с коллекционированием, а конкретно, с нумизматикой. Многие из нас в детстве что-то собирали, только, в отличие от родителей, я собирал не марки, а карточки комиксов. В книге нумизматика показана как уникальный бизнес в условиях российской глубинки. Автор обрушивает на читателя массу специальной информации в стиле non-fiction. Для меня это стало настоящим открытием новой области.
Очень плотная, полная событий фабула. Каждая глава ‒ необычное приключение с введением новых персонажей. Достаточно прочитать только названия глав: «Чугунный Дон Кихот», «Общество вымерших дятлов», «Телефон Бога». Кроме нескольких сюжетных линий, в книге даже находится место мистической теме, начиная с фигуры главного героя, похожего на тролля, который берет в аренду удачу и занят поиском таинственного божественного телефонного жетона.
Единственно, что, на мой взгляд, не удается автору – это эпилоги. Все они получаются какие-то хэппи-эндовые. Я бы оставил открытый финал, это бы более соответствовало правде жизни.

2
Не верь войне, мальчишка,
Не верь: она грустна,
Она грустна, мальчишка,
как сапоги тесна.

В издательстве «Самокат», в серии «Как это было», посвященной Великой Отечественной войне, вышла автобиографическая повесть Булата Окуджавы. Даже если вы больше ничего не прочтете о войне в подростковом возрасте, кроме учебника, эту книгу надо именно «пройти».

Она уникальна тем, что это личный опыт интеллигентного 17-летнего человека, в одночасье ставшего солдатом на передовой самой жестокой войны в истории.

Автор просто рассказывает свою короткую историю выживания в аду: «Это не приключения. Это о том, как я воевал. Как меня убить хотели, но мне повезло». И никакой героики и романтики, потому что смерть здесь обыденна и ходит рядом, а еще ‒ голод, холод, суровый и жестокий военный быт и неумение к нему приспособиться, хотя потеря ложки в этих условиях грозит выживанию. И страх, всепоглощающий и неотвратимый, который питается смертями тех, кто был рядом.

Но нельзя не отметить, что это мастерски написанная проза, полная деталей, ярких персонажей, поэтической сменой ритма, картин, ситуаций.

3
В свое время книга Филиппы Пирс «Том и полночный сад» излечила меня от поттеромании, когда каждая новая книга бросалась недочитанной, потому что не выдерживала сравнения с бессмертным произведением. Недавно я опять перечитал свое снадобье, чтобы проверить его действие еще раз. Оно оказалась волшебным. И дело, конечно, не в фабуле. Мы знаем много способов оказаться в таком параллельном мире: дверь в шкафу в «Нарнии», полет на остров в «Питере Пэнне». В «Полночном саду» все держится на мастерски прописанных персонажах ‒ от центральных до второстепенных. И Хетти, главная лирическая героиня ‒ безусловный поэтический венец всего произведения. Магия их отношений с Томом создает атмосферу ожидания чуда на протяжении всей истории. А еще очень важен язык книги. В последнее время в подростковой литературе стало модным его всячески упрощать ‒ якобы, кроме односложных диалогов, молодежь ничего не воспринимает. Эта книга написана настоящим художником, и этим она уникальна. Страницы не хватит, чтобы перечислить все языковые тропы и литературные фигуры, использованные автором. Вы просто с головой окунаетесь в этот поток ‒ хвала переводчику!

По терминологии художников Филиппа Пирс ‒ колорист с богатой цветовой гаммой.

А полночный сад ‒ это, конечно, метафора ушедшего детства. У каждого он, наверное, свой. У меня это дача, хотя она была продана несколько лет назад.

Родители говорят, что память скоро сотрет воспоминания о детстве. Что ж, тогда я опять открою эту книгу, а с ней и дверь в мой полночный сад. У каждого должна быть такая книга-артефакт.

1

Евгения Щелконогова
Евгения Щелконогова, 14 лет, г. Санкт-Петербург

Охота на василиска-обложка
Андрей Жвалевский, Евгения Пастернак
«Охота на василиска»
Художник Вера Коротаева
Издательство «Время», 2015

Пока я на краю-обложка
Андрей Жвалевский, Евгения Пастернак
«Пока я на краю»
Издательство «Время», 2017

Этот год принес мне много новых литературных открытий, и в первую очередь ‒ такой жанр, как литература для подростков. Раньше я почему-то обходила его стороной. Наверное, мне казалось, что о подростках можно писать только либо скучные, неестественные истории о любви и тяготах школьной жизни (причем в обоих случаях страдания главных героев сильно преувеличены), либо нудные поучительные рассказы. Как же приятно было понять, что я ошибалась. В книгах Андрея Жвалевского и Евгении Пастернак «Охота на василиска» и «Пока я на краю» нет скучной морали и долгих философских монологов героев, они полны действия и истинной энергии приключенческой книги. Впрочем, это не мешает им нести читателю глубокие мысли о выборе пути, борьбе добра со злом, преодолении пропасти непонимания между людьми.

Вообще, мне редко нравятся главные герои. То есть, я почти всегда испытываю к ним симпатию, но любимыми они для меня становятся редко. Ксюша из «Охоты на василиска» ‒ одно из таких исключений. Наверное, именно про таких героев принято говорить: «и каждый читатель узнает в ней себя». Ксюша ‒ простая девочка, со своими девчачьими увлечениями и проблемами, но это не мешает ей в сложной ситуации проявлять качества достойного человека, практически героя. Бороться с отчаянием после смерти подруги, при этом не впадать в депрессию, а продолжать бороться против убившего ее зла, ради тех, кого еще можно спасти. Какие качества для этого нужны? Сила духа, мужество и благородство. И все это у Ксюши есть.

И, конечно, отдельное место в моем сердце занимает трио в составе Пантеры, Хантера и Земекиса из «Пока я на краю». Загадочные, обаятельные персонажи с тяжелым, трагическим прошлым никогда не оставляли меня равнодушной. Так было и в этот раз. И каждый раз, открывая новую главу, я искренне надеялась, что меня ждет новая встреча с кем-то из этой тройки. И из всех сюжетных линий, их линия оставила самое сильное впечатление. И из всех героев, которым хотелось сочувствовать, им хотелось сочувствовать больше всего.

«Охота на василиска» и «Пока я на краю» ‒ книги, ставшие для меня открытием года.

1

обложка для слайдера 1
Дарья Пономарева, 14 лет, г. Кемерово

Дарители Дар огня-обложка
Екатерина Соболь
«Дарители. Дар огня»
Издательство «РОСМЭН», 2016

Песня кукушки-обложка
Френсис Хардинг
«Песня кукушки»
Перевод с английского Елены Измайловой
Издательство «Клевер Медиа Групп», 2016

Трилунье На тропе луны-обложка
Алла Вологжанина
«Трилунье. На тропе луны»
Издательство «РОСМЭН», 2016

Королева Тирлинга-обложка
Эрик Йохансен
«Королева Тирлинга»
Перевод с английского П. Киселевой
Издательство «АСТ», 2106

Вот книги, которые стали для меня открытием года и обрели почетное место на книжной полке.

1. Екатерина Соболь «Дарители. Дар огня»
Эта книга ‒ о свете, который порой кажется тьмой. И о борьбе, которая идет в каждом из нас. О том, как люди иногда цепляются за вещи, вместо того чтобы дорожить воспоминаниями о былых временах, и как они готовы променять дружбу на пару золотых монет. Это книга о том, что яркая надежда порой способна побороть страх. Но самое главное, это книга о самопожертвовании. Пожалуй, это самый великий дар, который может принести каждый из нас.

2. Френсис Хардинг «Песня кукушки»
Иногда кажется, будто сердца людей сделаны из бумаги. Жесткой, черствой целлюлозы. Они не способны чувствовать и лишь неприязненно шуршат, почуяв чужое горе. Но такую бумагу легко охватывает пламя гнева. У таких людей и вовсе нет сердца. Но как странно, что именно на примере истории о девочке из веток и клочков бумаги мы понимаем, что «состав» человека не так важен. В попытках обрести себя она теряет свое происхождение, зато обретает душу, способную сопереживать. «Лишь обретая себя, мы видим истину» ‒ фраза, которая как нельзя лучше выражает смысл книги.

3. Алла Вологжанина «Трилунье. На тропе луны»
Ниточки этой истории завязываются еще в прологе: осенний лес, пряный запах листьев, теплый волчий бок. Уходя вглубь произведения все дальше и дальше, мы видим, как события сплетаются в единый узел, который развязать невозможно. Каждое оброненное слово, каждый волчий вой имеет свое объяснение. Этим наполнена книга: смыслом пополам с причудами.

4. Эрик Йохансен «Королева Тирлинга»
Все испугались. Но опасный путь, который тебе предначертан, всегда лучше безопасного, который ведет в никуда.

Наследная принцесса трона, будущая королева Тирлинга, не боится препятствий, но ее королевство погрязло в нищете и работорговле, а легенды об Истинной Королеве угасают с каждым днем. Девушке предстоит либо обнажить сталь, либо завянуть навек.

Сильный характер, путеводная звезда в сердце и безграничная любовь к чтению делают молодую королеву моей любимой героиней. С каждой новой страницей она растет и набирается сил. С каждым новым боем у нее прибавляется шрамов ‒ но и опыта тоже. Эта книга учит нас не совершать ошибок прошлого и смело смотреть вперед, туда, где распускается опасный путь жизни.

1

Петрова Варвара
Варя Петрова, 12 лет, г. Новосибирск

Шув Готический роман-обложка
Ольга Лаврентьева
«ШУВ. Готический детектив»
Иллюстрации автора
Издательство «Бумкнига», 2016

Ведьмина кровь-обложка
Селия Рис
«Ведьмина кровь»
Перевод с английского Марии Салтыковой
Издательство «Розовый жираф», 2016

Мисс Черити-обложка
Мари-Од Мюрай
«Мисс Черити»
Художник Филипп Дюма
Перевод с французского Надежды Бунтман
Издательство «Самокат», 2017

1. Ольга Лаврентьева «ШУВ. Готический детектив»
Что почувствуешь, если откроешь готический графический роман?

Необычная книга, призванная поначалу напугать вас сразу двумя рядами стереотипов: комиксы как «чтение для нечитающих», легкомысленная развлекаловка, и готика как «темень тёмная» – «зачем вообще оно надо, жизнь и так тяжёлая, читать надо про хорошее».

Но давайте пойдем навстречу своему страху! Останетесь со сломанными шаблонами, вопросами без ответов и немеркнущими готическими рисунками.

2. Селия Рис «Ведьмина кровь»
Вот стоите вы, например, в аэропорту. Рядом с вами стекло, сквозь которое видно другой зал. Вас случайно толкают, и вы падаете, разбивая это самое стекло. А там совсем не тот зал, что вы видели. А... что-нибудь совсем иное.

Так же и с книгой. Вот вы и ваши современники. А вот деревенские жители Средневековья. Вы думаете, что обвиняемые в колдовстве девушки «не сдавались и понимали, что душа их чиста и правда за ними». Жители думают, что ведьма – она и есть ведьма, и всегда знала это, как и то, что когда-нибудь «спалится» (нечаянно вышло двусмысленно, но в данном контексте это даже хорошо). А книжка толкает вас на стекло. И вы начинаете видеть все с необычного ракурса – от лица «ведьмы».

3. Мари-Од Мюрай «Мисс Черити»
Обычно, когда я читаю про сверстника, сильно увлеченного чем-либо, у меня два варианта продвижения по книге:

1) ты этим не увлекаешься – тебе скучно – ты закрываешь книгу;

2) ты этим увлекаешься – начинаешь соперничать с персонажем – проигрываешь – закрываешь книгу.

Именно поэтому, мне кажется, в литературе так много книг про «самых обычных ребят»: у читателя нет мотива конкурировать с ними – волшебные события обречены на успех.

Но здесь все не так. Ты не хочешь быть писателем, художником, биологом как Черити? Даже историей особо не увлекаешься? Не беспокойся – открывай книгу и поздравляй себя с третьим вариантом. Осталось только ответить: как он образовался? Заодно и мне объяснишь:)

Продолжение следует

Понравилось! 7
Дискуссия
Григорий Волков
Не согласен с Антоном Емекеевым. Как память может с возрастом уничтожать себя самоё? Да ещё ту часть, из которой состоит человеческая личность!