Как плавно вьется нить…
16 декабря 2016 479

Несколько дней подряд ей снился один и тот же сон. Слово дразнило ее, звало, манило и ускользало. Оно чудилось ей в шорохе осенней листвы за спиной, в испуганном взмахе крыла встревоженной птицы, в дроби дождя по рассохшемуся окну, в прелом запахе яблок и листьев, в лучах умирающего солнца, где скользили невидимые тени будущих героев. Она тщетно пыталась его поймать, но снова просыпалась в слезах и возвращалась к письменному столу, к неровным синим строчкам на белой бумаге, где хромая сирота Кира, стоя перед советом старейшим, крепко сжимала спрятанный в кармане лоскуток…

Хромая сирота Кира, стоя перед советом старейшим, крепко сжимала спрятанный в кармане лоскуток. Он словно шептал ей: «Не бойся! Все будет хорошо. Душа твоей матери ушла туда, откуда нет возврата, и пусть женщины деревни захватили твою землю и требуют твоей смерти, не бойся, все будет хорошо». Перебирая пальцами узелки, Кира верила маленькому клочку ткани, ведь когда она его вышивала, откуда-то из неизвестности приходило Знание, как будто ее пальцы уже видели, каким будет узор, какой нужно выбрать оттенок, стежок.

Почувствовав себя увереннее, девушка соглашается принять помощь одного из старейшин, Джемисона, который взял на себя ее защиту перед лицом совета от обвинений в том, что она будет обузой для жителей деревни. Совет решает сохранить Кире жизнь ради того, чтобы она смогла закончить реставрацию мантии певца. Один раз в год на общем празднике певец исполняет длинную песнь об истории своего народа, пережившего техногенную катастрофу, и вышитые рисунки на мантии и резьба на деревянном посохе помогают ему ничего не забыть.

После заседания совета Джемисон отводит Киру в комнату во Дворце старейшин, где отныне ей предстоит жить. Жить ради того, чтобы вышивать. Ведь она должна будет не только заменить выцветшие фрагменты, но и заполнить пустые места сценами из того, что еще только должно произойти и о чем ей скажут в свое время.

Кира еще не умеет сама красить нить, мать не успела обучить ее всем тонкостям мастерства. Поэтому Джемисон направляет девушку к Аннабелле, владеющей Знанием о растениях-красителях. Она уже так стара, что не боится говорить правду о том, что скрывают старейшины. Аннабелла учит Киру красить нить, но она не может дать ей синий краситель. ‒ растение, из которого его получают, растет далеко за лесом, где, как рассказывают, живут чудовища. Считается, что одно из них убило отца девушки незадолго до ее рождения. «Никаких чудовищ нет», ‒ упрямо утверждает старушка, но что она имеет в виду, Кира так и не узнает. На следующий день после этого разговора Аннабеллу уносят на поле, откуда ее душа должна отправиться в далекий путь.

Во дворце старейшин Кира встречает резчика по дереву Томаса, который восстанавливает посох певца. Дерево само подсказывает ему, каким должен быть узор. Когда он берет в руки нож, к нему приходит Знание, как нужно прочертить линии, где ‒ глубже, где ‒ резче, и он тоже должен будет вырезать на пустых местах посоха то, что еще не произошло.

Кира вполне довольна своей жизнью во дворце, ведь у нее появился новый друг ‒ Томас, и ее часто навещает Мэтт, чумазый мальчишка из родной деревни, который всегда защищал Киру от нападок соседей. Он рассказывает ей о том, что происходит за стенами дворца.

На празднике, оказавшись в первых рядах рядом со сценой, Кира вдруг слышит слабый металлический стук ‒ это звенят колодки на ногах у певца. Но кому и зачем понадобилось удерживать его?.. И почему так жалобно плачет по ночам юная певица, которую совсем недавно привезли во дворец?..

Мэтт рассказывает Кире, что Джо, маленькая девочка из их деревни, могла сочинять песни о будущем, которое непременно сбывалось. Родители девочки ‒ так же, как и мама Киры и как родители Томаса, ‒ неожиданно умерли от неизвестной болезни, и после этого старейшины забрали Джо, заперев ее в одной из комнат дворца… Томас вспоминает, что когда он был маленьким, дверь его комнаты тоже часто была закрыта. Он вырезает ключ от комнаты Джо, и они вместе с Кирой навещают маленькую певицу по ночам, чтобы хоть как-то ее утешить ‒ ведь ей запрещают сочинять песни и учат петь другие, которые ей совсем не нравятся и от которых у нее болит голова.

Кира и Томас невольно задумываются о том, случайно ли погибли их родители: может быть, они и сами могут создавать будущее своим искусством? К тяжелым мыслям добавляется беспокойство о Мэтте, который неожиданно куда-то исчез, и никто в деревне не знает, куда он ушел. Но однажды ночью Мэтт появляется не один. Он приносит Кире растущие за лесом цветы, которые окрашивают ткани в синий цвет. А вместе с Мэттом в деревню возвращается отец Киры. Он рассказывает о том, что на охоте, незадолго до рождения Киры, на него напал и пытался убить тот, кто после его исчезновения стал одним из старейшин ‒ Джемисон. Но отец девушки выжил, хотя и полностью ослеп. Он добрался до деревни на другом конце леса, где ему помогли. В этой деревне нашли себе убежище люди с различными увечьями, там никого не считают обузой и каждый помогает соседу. Но оставаться в деревне ему было опасно…

Книга Лоис Лоури «В поисках синего» чуть-чуть приоткрывает завесу над таинством рождения чего-то нового, над таинством творчества. Мне кажется, рассказывая о том что чувствует Кира, когда касается ткани, Лоис Лоури описывает то, что происходит с ней самой, когда ее собственная ручка рисует первую букву на чистом листе бумаги, как ниоткуда появляются образы и слова, как плавно вьется нить повествования, ‒ и читатель невольно становится соучастником этого процесса.

Ксения Барышева

__________________________

Еще о книге Лоис Лоури «В поисках синего» рассказала Мария Дорофееа в статье «Цвет надежды»

Понравилось! 11
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.