Судьба с разноцветными глазами
24 ноября 2016 1461

Что мы представляем себе в первую очередь, когда видим в описании книги слова «Вторая мировая война»? Думаю, большинство сразу вспоминает гениальные отечественные книги и ожидает увидеть историю сильного благородного человека, который несмотря на все ужасы войны остается верен своим идеалам, защищает свою Родину, а в конце, скорее всего, героически погибает. Если же в описании к словам «Вторая мировая» добавляется слово «ребенок», то мы понимаем, что представлять нам качества достойной личности будет именно ребенок, чаще всего подросток. Я очень уважаю такие произведения и их героев, тем более что большинство из них имеют реальные прототипы. Но излишняя впечатлительность сильно осложняет для меня их прочтение. Именно поэтому я не сразу смогла решить, стоит ли мне читать книгу Алки Зеи «Леопард за стеклом», ведь действие в ней происходит накануне Второй мировой войны. Но в конце концов решила попробовать.

Я и представить себе не могла, что книга, действие которой разворачивается на фоне объявления в Греции диктатуры и начала самой кровопролитной войны в современной истории, может быть настолько светлой и полной надежды.

В центре повествования ‒ жизнь греческой девочки Мелиссы, которую близкие зовут Мелия, и ее сестры Мирто. Каждый вечер девочки делятся своими впечатлениями о прошедшем дне, используя тайный язык, состоящий всего из двух слов: «очсча» («очень счастлива») и «очпеча» («очень печальна»). Долгое время их жизнь была обычной и спокойной. Зимними воскресными вечерами они сидели на застекленной веранде, смотрели на стекающие по оконному стеклу капли и представляли, что было бы, если бы их дедушка был нищим, а летом ездили на остров Ламагари, где целыми днями играли со своими друзьями и иногда виделись со своим двоюродным братом Никосом, который придумывал удивительные истории про леопарда с разноцветными глазами.

Но однажды все изменилось. В стране объявлена диктатура, взрослые все время спорят и о чем-то тревожатся; Мирто с гордостью принимает звание звеньевой в школьной фаланге, родители переживают из-за этого; среди ребят с Ламагари завелся предатель, Никос объявлен в розыск. А спустя какое-то время Мелия находит в пасти у чучела леопарда ‒ того самого, про которого сочинял сказки Никос, ‒ загадочное письмо. Теперь обе девочки оказываются невольно втянуты в противостояние сторонников и противников диктатуры.

Наверное, стоит сказать несколько слов про леопарда. Чем так примечательно это существо, что именно его Алки Зеи поместила в заглавие книги? Если верить рассказам Никоса, то разноцветные глаза зверя обладают волшебным свойством: когда леопард смотрит на мир голубым глазом, он добр и благороден, всегда готов помочь тому, кто в этом нуждается, но стоит ему закрыть голубой глаз и открыть черный, он превращается в свирепого хищника, которого боятся и люди, и звери.

Удивительно, сколько аллегорий вместили в себя эти разноцветные глаза. Первая аллегория – жизнь до объявления диктатуры и после. Раньше судьба-леопард смотрела на мир голубым глазом, и жизнь была счастливой, дома царили спокойствие и уверенность в завтрашнем дне. А теперь за любое несогласие с новым режимом отца грозятся выгнать с работы, а любимый двоюродный брат признан преступником за то, что поддерживает антифашистский союз. Вторая аллегория – выбор человека. Каждому из героев придется выбрать, каким глазом смотреть на мир. Сражаться за то, во что веришь, и рисковать жизнью ради установления мира в родной стране или сдаться, принять навязываемую идеологию и до конца жизни убеждать себя, что так все и должно быть. Некоторым героям этот выбор дастся легко, они сделают его практически интуитивно. Другим суждено будет ошибиться, понять свои ошибки, сломить свой страх и исправить их. И наконец, в финале леопард предстает символом счастливого будущего и победы добра над злом: Никос, уезжая в Испанию бороться с фашистами, обещает Мелии, что однажды вернется домой верхом на леопарде. Мы видим, что этот образ проходит через всю книгу, словно удивительный зверь верно следует за детьми, поддерживая их в трудных ситуациях и помогая принимать тяжелые решения.

Мелия, Мирто и Никос – три главных героя этой повести. Они абсолютно разные, но есть кое-что, что их объединяет. Про всех троих можно с уверенностью сказать, что они – как леопарды, которые смотрят на мир голубыми глазами.

Мелия – главная героиня, и повествование ведется от ее лица. На первый взгляд, она обычная девочка, но если приглядеться, в ней можно заметить одну удивительную черту: она всегда безошибочно определяет, что есть добро, а что – зло, причем, делает это не на основе длительных философских размышлений, а практически на уровне подсознания, и так же интуитивно всегда делает выбор в пользу добра. Например, когда Мирто становится звеньевой в школьной фаланге, Мелии никто не объясняет, что в этом плохого, но она все равно чувствует это. Точно так же Мелисса чувствует, как страшно то, что новое правительство сжигает книги. Девочка полна сострадания. Встретив сына бедного писателя, у которого даже нет нормальной обуви, она убеждает свою сестру отдать ему свои «страсти» ‒ ботинки, которые Мирто долго выпрашивала у родителей, а потом оказалось, что ей в них неудобно. Еще стоит сказать, что Мелия гораздо больше своей сестры верит в чудеса. Вот как она говорит о своем мудром дедушке, знающем наизусть всего Гомера: «Иногда мне кажется, что и сам наш дедушка – древний эллин, вот только никак не решусь сказать это Мирто – наверняка она тут же отмахнется: “Вот еще, чушь какая!”»

Мирто ‒ совсем другой человек. В начале повести она кажется немного грубоватой, и каждый раз, когда ее сестра начинает мечтать о том, как станет писателем, Мирто возвращает ее с небес на землю: «Слишком много ты о себе воображаешь, если думаешь, что можешь сочинить про него (леопарда) что-нибудь!» Может, именно поэтому, когда Мирто со всей страстью поддерживает новые порядки в школе, читатель ничуть не удивляется. Честно говоря, у меня с первой главы возникла легкая антипатия к этому персонажу, но потом Мирто удивила меня. После случайной встречи с Никосом, скрывающимся от преследования правительства, девочка предает свою фалангу, отказавшись украсть для них свистки, ножи и шоколадки и доказав тем самым, что она все же достойный человек, хоть и может оступиться. После этого эпизода я прониклась к ней уважением.

Третий главный герой «Леопарда за стеклом» ‒ Никос. При первом прочтении он показался мне самым обычным положительным персонажем, добрым старшим братцем, который придумывает волшебные истории для своих сестер, а в конце уезжает бороться за правое дело.

Но потом я рассказала об этой книге моему папе, а он с моих слов пересказал ее своему другу, и друг задал вопрос, который, когда я нашла ответ на него, перевернул мое мнение об этом персонаже на 180 градусов. Вопрос звучал так: «Если Никос такой правильный и положительный, то почему он уехал бороться с фашистами в Испанию, а не остался защищать свою родину?»

Ответ я нашла практически мгновенно. На самом деле этот человек не так прост, как кажется. В нем уживаются две абсолютно противоположных личности. С одной стороны, он идеалист и мечтатель: именно поэтому он придумывает сказки для своих сестер, играет с ними и ребятами с Ламагари, и именно это ведет его на бой с фашистами. Но в то же время Никос может быть реалистом и трезво смотреть на вещи. Поэтому он покинул Грецию. Он понимал, что здесь, находясь в розыске, он рискует не исполнить свой долг до конца, а чтобы освободить Грецию от фашистов, надо истребить их идеологию во всем мире.

Никос умудряется быть неоднозначным и многогранным, оставаясь при этом всецело положительным героем. Теперь, если меня спросят, кто из героев «Леопарда за стеклом» мне понравился больше всего, я, не задумываясь, отвечу ‒ Никос.

Всю глубину этой книги невозможно понять при первом прочтении. Сначала кажется, что читаешь обычную трогательную историю о победе добра над злом и о детях, оказавшихся благороднее и отважнее некоторых взрослых. И только потом понимаешь, как удивительны ее герои и сколько в ней мудрости. Так, лишь спустя две недели после прочтения последних страниц я поняла, что больше всего меня впечатлила сцена сжигания книг. И теперь, когда я думаю об этом эпизоде, я всегда вспоминаю слова Рэя Брэдбери из предисловия к «451⁰ по Фаренгейту»: «…когда Гитлер сжигал книги, я переживал это так же остро как и, простите меня, когда он убивал людей, потому что за всю долгую историю человечества они были одной плоти».

В финальной главе «Леопарда за стеклом» Мелия говорит: «Если бы я родилась писателем, я бы написала совсем другую историю – радостную. Я бы рассказала про Никоса и леопарда. Нет, не про то, как он прятался на Мельнице со сломанным крылом и в каморке с птичьими клетками. Не про то, как леопард лежал израненный в большой гостиной. Я бы написала про то, как Никос вернулся верхом на леопарде, у которого теперь новые глаза – оба голубые». И читатель невольно задумывается: а что изменилось бы, если бы Алки Зеи написала ту самую «другую историю»? Скорее всего, добрая сказка получилась бы такой же интересной. Но сохранила бы она ту притягательность образов и ту глубину мысли, для раскрытия которой героев надо было провести через тяжелые испытания? Я не знаю…

Евгения Щелконогова

________________________________

Еще о книге Алки Зеи «Леопард за стеклом» рассказали Ксения Барышева в статье «Когда взрослые молчат» и Варвара Петрова в статье «Голубой глаз»

Понравилось! 6
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.