«В сказках все может быть необычно»
12 октября 2016 1032

Артур Гиваргизов сегодня не нуждается в представлении. Его имя сразу вызывает у читателей-подростков радостную улыбку, а у взрослых читателей ‒ уважительный вздох. Появление каждой новой книги Гиваргизова – это маленький праздник для его многочисленных почитателей. Но последняя книга, которая вышла в издательстве «Мелик-Пашаев» и называется «В честь короля», оказалась неожиданностью даже для тех, кто давно следит за творчеством писателя. С текстами книги читатели знакомы ‒ это переиздание уже публиковавшихся сказок. Но оформление книги настолько выходит за пределы привычного, что заставляет по-новому взглянуть и на сами сказки. «Папмамбук» решил обсудить все это с иллюстратором книги Вероникой Гараниной.

– Вероника, каждый, кто впервые видит книгу сказок Артура Гиваргизова «В честь короля», не может удержаться от восклицания «какая красота!». Техника, в которой выполнены иллюстрации, совершенно неожиданная.

– Ну, вообще-то это просто техника вышивания вперемешку с аппликацией.

– Вы хотите сказать, что все иллюстрации вышиты? Вручную?

– Да. На подрамник натягивается холст, и я вышиваю на нем картинку. Я стала работать в этой технике несколько лет назад.

– То есть мы держим в руках первую в России вышитую книгу?

– Не думаю. Если говорить об иллюстрации вообще, то вышитые евангельские сцены тоже можно считать иллюстрациями. Еще в средневековой Руси эскизы для вышивания, которыми пользовались женщины царского дома, рисовал, например, сын Дионисия.

– А как вышитые картинки превращаются в иллюстрации на бумаге?

– С трудом. Вышивку очень трудно правильно сфотографировать. Издатели решили, что вышитые картины лучше отсканировать. Зная Марию Мелик-Пашаеву и Татьяну Руденко давно, со времен нашей учебы, я очень доверяю их издательскому опыту и профессионализму. Как я поняла, сканирование и дальнейшая подготовка картинок к печати оказалось непростым делом. И печать в типографии тоже. Со сложнейшим тиснением на переплете. Но результат всех удовлетворил.

– Книга получилась удивительно живописная, а ее оформление обладает ощутимым музыкальным ритмом. То ты бежишь глазами по маленьким черно-белым картиночкам, то должен задержаться и глубоко дышать, рассматривая цветные вкладки на целый разворот.

– Это заслуга дизайнера Ирины Дешалыт. Она очень много сделала для создания книги.

– Вероника, а как возникла идея сделать иллюстрации к книге Артура Гиваргизова в такой неожиданной технике?

– Идея принадлежит Артуру. Ему интересны художники. Его книги выходили с иллюстрациями разных художников, очень хороших, на мой взгляд. И Максим Покалев его книжки рисовал, и Александр Войцеховский с ним вместе работал. Сейчас Артур задумал сделать книгу вместе с Алисой Юфой.

– То есть Артур Гиваргизов «коллекционирует» работы лучших современных художников?

– Мне кажется, да. Именно коллекционирует. Но не как обычные коллекционеры – чтобы развесить картины на стенах. Он хочет, чтобы интересные ему художники «поселились» в его книгах. Тогда, как он считает, возникает важная перекличка, книга как синтез написанного и нарисованного. Мне кажется, он как-то особенно радуется диалогу автора с художником, текста с изображением.

– И как же вы с ним нашли друг друга?

– Несколько лет назад мои книжные (рисованные) иллюстрации выставлялись в рамках книжной ярмарки «Нон-фикшн». Артур их там увидел, разыскал меня и спросил, не хочу ли я что-нибудь еще проиллюстрировать. Сначала речь шла даже не о его, а о другой книге. То есть сначала он просто хотел помочь мне найти работу ‒ я ведь по профессии художник-иллюстратор. Хотя занимаюсь часто совсем другими вещами.

В результате я начала работать над книгой, но издательство, в котором книга должна была выйти, стало меня торопить, и проект разладился. Не то чтобы я медленно работаю – я медленно вхожу в книгу. Делаю множество лишних пассов, проигрываю варианты, пока не нахожу нужное мне. Дальше все уже идет как бы само собой. А в издательстве не хотели ждать. И у меня все стало из рук валиться. Перестало что либо получаться.

Тогда Артур сказал: давайте делать мою книжку. И не важно, сколько времени у вас на это уйдет. Я согласилась – хотя мы совершенно не понимали, кто из издателей захочет это издать. Остановились на сказках. Из-за того, что именно к сказкам можно было легко применить возможности текстильной аппликации. Не бояться богатства фактур, обилия цвета, вообще не жалеть изобразительных средств. Ведь в сказках возможно все что угодно ‒ и в смысле набора персонажей, и в возможностях интерпретировать сюжеты и по-разному оперировать пространством. Если в сказке «ЧП» все фигуры просто пасутся на траве, то в сказке «Концерт» изображение по графике ближе к афише, а в сказке «Переговоры» ‒ ближе к коллажу. Артур предоставил мне абсолютную свободу: могу шить, что хочу. И я этой свободой как могла воспользовалась. На обложке книжки ‒ ступени амфитеатра, маленький король под зонтиком, музыкант с дудочкой. Мне показалось, что они там совершенно уместны. Что они соответствуют духу книги. Хотя никакого короля с зонтиком в сказках нет. И трубадуров тоже.

Иллюстрация к сказке «ЧП»

Иллюстрации к сказкам «Концерт» и «После переговоров»

– Как Артур отнесся к такой «вольной» трактовке его текстов?

– Совершенно спокойно. Он вообще проявил удивительную сговорчивость – даже когда речь зашла о том, что придется сократить количество сказок в книге. Цветные иллюстрации получились очень насыщенными, и смыслово, и зрительно, и сделать их в большем количестве было бы перебором. Их и так, кажется, штук около 20. Поэтому пришлось отказаться от нескольких разделов, которые были в предыдущем издании.

– И он согласился сократить текст – ради того, чтобы иллюстрации заняли в книге достойное место? Чтобы им было «свободно»?

– Да. Было ведь более раннее издание, куда вошли все тексты. А здесь речь шла о другом. Если попытаться коротко сформулировать задачу: должно было возникнуть странное, неоднородное пространство с парадоксальными и избыточными изобразительными реакциями на парадоксальные тексты. Посудите сами: на одной из иллюстраций есть гондола. В ней – странный младенец с книжкой. Рядом плавают другие «читатели» – игрушечный мишка, змея. Гондола плывет мимо очень странного города. По воде шагает испанский гранд, на чьей шляпе ворона успела свить гнездо. Буквально ничего из этого в книге нет. Но все это вполне могло бы там быть, просто Артур не успел написать.

– То есть речь идет не о букве, а о духе… Что ж, наверное, именно поэтому Артур Гиваргизов так хотел, чтобы вы проиллюстрировали его книгу.

Беседу вела Марина Аромштам

Понравилось! 3
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.