Привет, меня зовут Вилли. Я – велосипед
21 сентября 2016 3310

Взглянув на обложку этой книги, логично было бы подумать, что Вилли – это имя мальчика. Но нет, Вилли – имя велосипеда. И в этом нет ничего удивительного: Вилли – полноценный участник событий, происходящих в книге. А если велосипед разговаривает, у него должно быть имя, не правда ли? И тем не менее в повести Нины Дашевской речь пойдет не столько о говорящем велосипеде, сколько о людях – тех, кто умеет слушать и чувствовать окружающий мир, видеть необычное в обычных вещах, кто не боится фантазировать и мечтать.

Нина Дашевская – профессиональный музыкант, и музыкальная тема ненавязчиво и деликатно сквозит в деталях сюжета. Вот обычный с виду десятилетний мальчик. Но это только на первый взгляд – ведь даже имя у него довольно необычно: Себастьян. Дело в том, что родители Севки – большие любители Иоганна Себастьяна Баха. «Кстати, а когда он жил вообще?» – однажды озадачивается Севка, и читатели вместе с ним получают единицу информации в свою копилку знаний: «Давно, – пожал плечами Коля. – Родился в 1685 году, а умер в 1750-м. Вот, у меня в нотах написано». На стене висит скрипочка – словно чеховское ружье, обязанное выстрелить в нужный момент. И, конечно, вскоре выяснится, что маленький и тихий одноклассник Севки Коля давно занимается музыкой, а умный и уверенный в себе Марк с загипсованной рукой мечтает научиться играть на скрипке.

Иллюстрация из книги

Но это все впереди, а сначала Севка-Себастьян должен познакомиться с девочкой небывалой высоты и таким же необыкновенным именем – Августиной Блюм. Она немножко похожа на Пеппи Длинныйчулок – живет абсолютно одна, в переулке Маятников, который не найдешь на карте, в вечном ожидании своих гастролирующих родителей-артистов, и больше похожа на мальчишку, чем на девочку. Еще Августина прогуливает школу, потому что стесняется своего роста (для низенького Севки становится сюрпризом то, что высокие тоже комплексуют). Даже любимый велосипед стал Августине настолько мал, что приходится пристраивать его с помощью объявления в газете – но не первому попавшемуся, а Севке – единственному, кто смог услышать говорящего Вилли (умение слышать и видеть – важная составляющая истории).

1 Иллюстрация из книги

А потом Севка, никогда и не мечтавший о собственном велосипеде, впервые в жизни помчится по городу вместе с Вилли, подставив лицо ветру и новым открытиям. А они все сыплются и сыплются на него – свист осязаемого воздуха, шуршание дороги, дворник, назвавший Севку по имени («и мне стало неловко, что он знает мое имя, а я его – нет. Он, наверное, слышал, как мама меня звала, и запомнил. Надо будет узнать его имя…»), страшная грязная собака, которая сегодня почему-то улыбалась Севке («Надо же – и чего я раньше ее боялся?»), поздоровавшийся незнакомый парень на роликах… «Как же это здорово – набрать с утра целый мешок “здравствуй”. И солнца. И ветра в ушах». И вот странно – в это утро строгая учительница Анна Сергеевна не стала ругать Севку за опоздание. Наверное, когда у тебя сияющие глаза и музыка ветра внутри, это ужасно заразно, и ругаться становится глупо.

2 Иллюстрация из книги

Вообще надо сказать, что Севка – человек увлекающийся, любящий витать в облаках. За это свойство детей чаще ругают, чем хвалят. А они все равно витают, упрямцы. «Знаешь, Севка, а давай поедем с тобой к морю, – сказала мама. То есть на самом деле она сказала: – Ешь аккуратно, не кроши. – Но мне неинтересно слушать такие скучные вещи. Поэтому я часто слышу совсем не то, что мне говорят…»

Наблюдать, как причудливо «раскручивается» воображение Севки, – отдельное удовольствие, будь то его догадки о громогласной учительнице Анне Сергеевне – внучке великана, или безумной старушке Августине, любительнице варенья и маринованных артишоков.

На мой взгляд, очень важная тема в книге – взаимоотношения детей со взрослыми. Это одна из больших забот ребенка, особенно ребенка фантазирующего. Сумеют ли они принять его мир? Мама Севки настроена скептично: она ругает сына за нерасторопность и видит в Вилли лишь ржавый велосипед. Но вот в игру вступает папа, вернувшийся из командировки, и у нас появляется надежда, что мечтатель Севка не одинок: его папа такой же фантазер и верит во все Севкины рассказы, даже самые невероятные. Вокруг находятся и другие взрослые, которые относятся к Севке совершенно серьезно, и эта поддержка ему чрезвычайно нужна. Например, продавец книг, который всегда внимателен к Севке и зарисовывает места его путешествий в новой карте, где учтены все «белые пятна», вроде заброшенной мельницы великанов или города потерянных вещей.

А однажды случилось страшное. Севка подслушал ночной разговор родителей. «Сколько можно выдумывать? – говорила мама отцу. – Взрослый человек, а все строишь воздушные замки. А еще удивляемся, что Севка живет в выдуманном мире. Зачем тебе это нужно? Почему нельзя просто жить?»… Всю ночь Севка мучился, пытаясь удержать ускользающую веру в Вилли, Августину Блюм, а заодно – в папу-архитектора. И наутро Вилли замолчал. Он молчал весь день, и следующий тоже. А Севка страдал, злился, пил чай в книжном магазинчике со своим другом Марком и продавцом Тео и рассказывал о своих горестях. И вера вернулась. Вместе с Вилли… Вилли, неужели ты снова заговорил? – «Я вообще-то не переставал. Это ты почему то перестал слышать».

Чуткой и нежной повести Нины Дашевской повезло с художником, Евгенией Двоскиной. Получился отличный пример того, как автор и иллюстратор могут идеально подходить друг другу, каждый по-своему оживляя и наполняя смыслами историю. Простые и выразительные графические рисунки не перегружают книжное пространство и дают простор читательскому воображению.

Кстати, на море Севка все-таки съездил. Но что удивительно – даже это огромное, бескрайнее море не смогло перевесить значимость всего произошедшего раньше – новых друзей, открытия Деревни великанов, сбывшейся мечты папы-архитектора о прекрасном замке, рассудительной мамы, вдруг поверившей в чудо. Поэтому описание поездки занимает всего один абзац в конце книги: «Ну, и мы съездили к морю. На самом деле. Чего тут рассказывать – море и море. Оно большое. Очень. И я набрал там камешков, в подарок. Примерно семнадцать килограммов. Для всех моих друзей – вот, оказывается, сколько их у меня теперь…». Вот как интересно все получилось. Ведь даже взрослые не всегда точно знают, о чем надо мечтать по-настоящему.

И вот еще какое чудо: громогласная Севкина учительница, оказывается, тоже живет в переулке Маятников, неподалеку от Августины Блюм. Знаете, что она сказала Севке? «Себастьян, я купила себе велосипед!.. Я ведь раньше хотела, но как-то не решалась. А потом посмотрела, как ты ездишь… И подумала, что велосипед добавляет человеку счастья в жизни…»

3 Иллюстрация из книги

Книга «Вилли» идеально подходит для чтения школьников 2‒3 классов – тех, кто уже приобрел уверенность в чтении и легко осилит главки в несколько страниц, напечатанные комфортным крупным шрифтом. Хотя возрастной диапазон у «Вилли», конечно, шире, причем в обе стороны, и читающие детям вслух родители должны получить отдельное удовольствие от легкого и уютного слога прекрасной Нины Дашевской.

Мария Костюкевич

Понравилось! 18
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.